Фёдор Тютчев

Фёдор Тютчев
Поделиться

tutchev (1)Сегодня, когда мы встречаемся в нашей программе с поэзией Фёдора Тютчева, мне хочется прочитать – среди прочих – и какое-нибудь его грозное, в высшем смысле слова, стихотворение, прочитать и такое на нашем светлом радио. В конце концов, мы с вами помним, чему в нашем мире противостоит свет, и помним, открывая Евангелие от Иоанна, что «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его…».

Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует…
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит…
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры – но о ней не просит…

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
«Впусти меня! – Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!..»

Федор Тютчев, «Наш век», 10 июня 1851-го года.

Одно из самых сильных впечатлений моей жизни – поездка в Святогорскую Успенскую лавру, в монастырь, стоящий на высоченном меловом берегу Северского Донца, на Святых горах. И я не припомню ещё случая, когда глядя на рукотворное и боговдохновенное сооружение, казалось мне, что оно создано вообще без участия человеческих рук, словно бы только лишь Духом Святым. А ведь эти камни обильно и поругались безбожной властью в прошлом веке…
Я вспоминаю древнейший Покровский храм обители, Успенский собор, храм святителя Николая на верхушке скалы… Вспоминаю келью первого настоятеля Саятогорской пустыни архимандрита Арсения, рассказы о великом молчальнике и молитвеннике – преподобном Иоанне, затворнике Святогорском.
И снова, сегодня, здесь, со мною Федор Иванович Тютчев:

Тихо, мягко, над Украйной
Обаятельною тайной
Ночь июльская лежит –
Небо так ушло глубоко,
Звезды светят так высоко,
И Донец во тьме блестит.

Сладкий час успокоенья!
Звон, литии, псалмопенья
Святогорские молчат –
Под обительской стеною,
Озаренные луною,
Богомольцы мирно спят.

И громадою отвесной,
В белизне своей чудесной,
Над Донцом утес стоит,
К небу крест свой возвышая…
И, как стража вековая,
Богомольцев сторожит.

Говорят, в его утробе,
Затворившись, как во гробе,
Чудный инок обитал,
Много лет в искусе строгом
Сколько слез он перед Богом,
Сколько веры расточал!..

Оттого ночной порою
Силой и поднесь живою
Над Донцом утес стоит –
И молитв его святыней,
Благодатной и доныне,
Спящий мир животворит.

Федор Тютчев, «Святые горы», 1862-й год

И давайте вспомним бессмертные слова Фета, высеченные в его послании «На книжке стихотворений Тютчева»: «Вот наш патент на благородство, – / Его вручает нам поэт; / Здесь духа мощного господство, / Здесь утончённой жизни цвет…»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.