Преподобный Герасим Иорданский

Прообразы. Преподобный Герасим Иорданский
Поделиться

Преподобный Герасим ИорданскийОбраз святого в произведении литературы чаще всего возникает на основе жития или древнего предания. Но у талантливого писателя, хорошо известный, казалось бы, сюжет звучит по-новому. 

Здравствуйте! С вами — писатель Ольга Клюкина с программой «Прообразы: святые в литературе».      

Сегодня мы говорим о преподобном Герасиме Иорданском и рассказе Николая Лескова «Лев святого Герасима».  

В конце 80-х годов 19 века писатель Николай Семенович Лесков взялся за пересказ книги Пролог — древнерусского сборника сказаний о святых.

Лесков переживает время религиозных исканий: увлекается учением Льва Толстого, изучает жизнь раскольников, развивает идеи некой «народной церковности». Его интересуют сюжеты из жизни первохристиан, жития святых, древние сказания. В них он находит глубокую, чуждую всякой фальши любовь к Богу.

  Так появляются знаменитые лесковские «Христианские легенды». Одна из них посвящена старцу-пустыннику 5 века Герасиму Иорданскому, основавшему монастырь на берегу реки Иордан   

  Этот человек родился в Малой Азии, был очень богат и решил как можно разумнее распорядиться своим богатством, стал советоваться с разными людьми, как ему это лучше сделать…    

Н.С. ЛЕСКОВ:

Одни говорили одно, а другие другое, но все это было Герасиму не по мыслям.

Тогда один христианин сказал ему:

Ты хорошо сделаешь, если поступишь со своим богатством, как советует Иисус Христос: ты отпусти своих рабов на волю, а имущество раздай тем, кто страдает от бедности. Когда ты сделаешь так, ты будешь спокоен.

Герасим послушался он сделался христианином и раздал все свое богатство бедным…»

Лучшие свои произведения Лесков написал в особой манере, которую теперь называют «лесковским сказом». Следы ее видны и в «Христианских легендах» — в напевности, доверительной, как бы разговорной интонации. 

 Впрочем, древнее предание о дружбе монаха Герасима со львом само по себе похоже на сказку.       

Однажды святой Герасим встретил в Иорданской пустыне раненого льва. Старец не испугался хищного зверя: подошел ко льву, промыл и обвязал его рану. Благодарный лев пошел за старцем и стал жить возле монастыря. Он принимал пищу из рук старца, сопровождал Герасима, когда тот на осле возил из реки воду. Жители окрестных сел очень удивлялись, видя вместе старца, льва и осла, и спрашивали Герасима:

Н.С. ЛЕСКОВ:

Открой нам, пожалуйста, какою ты силою это делаешь? Верно, ты не простой человек, а необыкновенный, что при тебе происходит Исаево чудо: лев лежит рядом с осликом.

А Герасим отвечал:

 Нет, я самый обыкновенный человек, и даже, признаюсь вам, что я еще очень глуп: я вот с зверями живу, а с людьми совсем жить не умел все они на меня обиделись, и я ушел из города в пустыню.

Это ответ монаха, которому свойственно смирение и самоумаление. Но мы-то понимаем, что старец Герасим — не обыкновенный, а святой человек.

  Когда-то при Сотворении мира все звери и птицы в раю слушались Адама. И если человек становится таким же светлым и свободным от греха, как до грехопадения, животные признают его своим господином. Таких примеров немало в Библии, житиях святых, древних преданиях.

Герасим Иорданский поручил льву охранять ослика. Как-то в сильную жару лев отошел в сторону от поляны и уснул. В это время мимо проходил купец с караваном верблюдов. Подумав, что осел пасется без присмотра, купец прихватил его с собой. 

 А где же осел? — спросил святой Герасим, когда лев один вернулся в монастырь. 

  Лев, конечно, ничего не мог ответить и все стали думать, что хищный зверь все-таки съел осла. Пришлось в тот день старцу самому идти за водой к ручью.   

Н.С. ЛЕСКОВ:

…Видит, лев стоит на том самом месте, где всегда становился осел, пока старец укреплял ему на спину мех с водою.

Герасим положил льву на спину мех с водою и сам на него сел и сказал:

Неси, виноватый.

Лев и понес воду и старца, а три пришельца как увидели, что Герасим едет на льве, еще пуще дивились…

Пришли многие и стали говорить Герасиму:

Признайся нам: ты или волшебник, или в тебе есть особливая сила, какой нет в других людях?

Нет, отвечал Герасим, я совсем обыкновенный человек, и сила во мне такая же, как у вас у всех. Если вы захотите, вы все можете это сделать.

 А как же этого можно достигнуть?

Поступайте со всеми добром да ласкою.

 Через некоторое время купец, который увел осла, снова отправился с верблюдами в Иерусалим продавать пшеницу. С ними был и монастырский осёл. Возле реки лев случайно повстречался с караваном. Он сразу же узнал своего осла, и бросился к нему с таким радостным рыком, что купец и его спутники в страхе разбежались. А когда лев привел осла в монастырь…  

Н.С. ЛЕСКОВ:

Все люди всплеснули руками и закричали:

Ах, старец Герасим! Твой лев имеет удивительный разум!

Мой лев имеет плохой разум, отвечал, улыбаясь, старец, он мне привел то, что мне вовсе не нужно! На этих верблюдах товары великой цены. Это огонь! Прошу вас, пусть кто-нибудь сядет на моего осла и отведет этих испуганных верблюдов на большой путь. Там, я уверен, теперь сидят их огорченные хозяева…

«Напрасно мы бранили льва, думая, что он съел нашего осла», — сказал преподобный Герасим и дал льву имя «Иордан».

 Николай Лесков заканчивает свой рассказ о дружбе святого старца со львом разговором Герасима с владельцем каравана разбойником Амру — важным и поучительным. Амру поражен добротой старца Герасима и говорит… 

НИКОЛАЙ ЛЕСКОВ:

Меня трепещут в городах и в пустыне я перебил много людей, я отнял много богатств, и вдруг твой удивительный лев сразу умчал весь наш караван.

Он зверь, и потому отнимает.

Да, но ты нам все возвратил и прислал еще нам своего осла на придачу… Возьми от меня по крайней мере хоть один шатер и раскинь его, где хочешь, ближе к воде, для твоего покоя.

— Не надо, —  отвечал старец.

Богатство, земная слава, комфорт — ничто по сравнению с вечной жизнью, еще раз напоминает в финале Николай Лесков. Земная биография писателя, несмотря на все метания, завершилась по-христиански.

За два года до смерти, уже тяжело больной, Лесков писал: «На дух мой болезнь имела благое влияние — я увидал еще всю черноту и, к ужасу, заметил, как много я занимался опрятностью других людей, вместо того чтобы себя смотреть строже».

Для такого признания нужна особая смелость.  

« Нет, не хочу я твоих прохладных шатров, я хочу жить без страха»…  На этих словах старца Герасима Николай Лесков в рассказе «Лев святого Герасима» поставил точку.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...