"Православные школы - зачем они?" Светлый вечер с Марией Захаровой, Людмилой Чувикиной, Инной Медведевой (30.06.16)

Светлый вечер - Захарова Мария, Чувикина Людмила, Медведева Инна (эф. 30.06.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Захарова Мария, Чувикина Людмила, Медведева Инна (эф. 30.06.2016) - Часть 2
Поделиться

Захарова Чувикина МедведеваУ нас в гостях были представители гимназии имени митрополита Платона Левшина – Людмила Чувикина и Инна Медведева, а также директор по коммуникациям и социальному развитию
группы компаний «Новард» Мария Захарова.

Мы говорили о том, зачем нужны православные школы и чем полезно получаемое там образование и воспитание в современном обществе.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии Константин Мацан. У нас сегодня очень много гостей. Тема масштабная — будем говорить о том, что называют православным образованием, а на самом деле, просто, наверное, об образовании и о детях. О детях, о будущих взрослых, а значит, о нас и том, как нам расти всем вместе. И поводом для этого стал разговор о православной гимназии имени митрополита Платона (Левшина). Это в Москве, в Печатниках. У нас сегодня в гостях люди, которые этой гимназией живут, которые ее созидают, которые ее поддерживают. Директор этой гимназии — Инна Николаевна Медведева. Добрый вечер, Инна Николаевна!

И. Медведева

— Здравствуйте!

К. Мацан

— Гимназия существует при храмах бывшего Николо-Перервинского монастыря. И у нас в гостях также супруга настоятеля этих храмов матушка Людмила Чувикина. Добрый вечер!

Л. Чувикина

— Здравствуйте!

К. Мацан

— И Мария Захарова — представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». Странно, вдруг в этой теме неожиданно возник предприниматель, представитель сообщества предпринимателей. Мария, добрый вечер!

М. Захарова

— Добрый вечер!

К. Мацан

— Парадоксально, но я хотел бы как раз с вас начать. А какая связь? Давайте сразу объясним слушателям…

М. Захарова

— Стратегическая.

К. Мацан

— Вот-вот — стратегическая связь между большим бизнесом и, скажем так метафорически, маленькой православной гимназией.

М. Захарова

— Связь следующая — компания имеет в своей основе ценности российские духовные. Мы, в том числе, среди принципов ответственного бизнеса выделяем необходимость духовно-нравственного воспитания и популяризации, скажем так, культурных и духовных основ как вклад в духовное возрождение России. С Николо-Перервинскими храмами нас связывает очень длительная история взаимоотношений. Я бы назвала двумя словами эти отношения как стратегическое партнерство. И Андрей Андреевич лично с протоиереем Владимиром Чувикиным, как мне известно, дружит, и очень близко сердцу это место всем нам. И соответственно, в 2006-м году, если я не ошибаюсь, был создан фонд «Неопалимая купина» с целью сбора средств на воссоздание здания, которое в свое время сгорело. Там находилась школа, и в 2013-м году это здание было построено, в том числе при участии группы компаний «Новард», не без, естественно, поддержки Правительства Москвы. Они выделили очень серьезную сумму на это доброе дело, за что им низкий поклон. И сегодня в этом здании функционирует гимназия, о которой лучше присутствующих гостей никто не расскажет. А мы помогаем по мере сил.

К. Мацан

— Вот смотрите, сразу мы, боюсь, кого-то напугаем сейчас — что представители бизнеса выступают за духовно-нравственное воспитание молодежи и детей. Вот, бедные дети приходят в школу, и их там начинают духовно-нравственно воспитывать. Сразу рисуется такая картина очень назидательных учителей, уроков, на которых говорят о том, как нужно быть хорошим, что такое хорошо, что такое плохо, о том, что русская литература всегда призывала нас к идеалам нравственности и т.д. Но, наверное, я допускаю, что в живом детском и взрослом коллективе всё не так. Все-таки, православная гимназия — чем это отличается от обычной школы и насколько это отличается тем, что с детьми там творят — то, что обычно нам предлагают стереотипы.

И. Медведева

— Хотела бы сказать, что такое…

К. Мацан

— Инна Николаевна, директор, отвечает.

И. Медведева

— Хотела бы сделать акцент на том, что наша православная гимназия, прежде всего, находится в современном комфортабельном здании, построенном по последнему слову техники. Где у детей есть возможность заниматься как основным прямым образованием, так и внеурочной деятельностью, и дополнительным образованием. Прекрасно оборудованные классы, кабинеты, спортивный зал, актовый зал, у нас есть спортивная площадка — то есть всё необходимое для того, чтобы ребенок развивался, получал образование, и конечно, и воспитание. Что такое образование? Это, конечно, прежде всего развитие умственных способностей. А вот воспитание, это как раз таки формирование и развитие духовных и нравственных основ. И в нашей православной гимназии этому направлению уделяется первостепенное значение не случайно. Потому что именно на православных основах, на божественных ценностях, на вечных ценностях и можно воспитать здоровую личность современного гражданина и патриота Российской Федерации, и вообще нашего земного Отечества. Чем привлекательная наша гимназия? Прежде всего, несмотря на то, что существуют прекрасные православные гимназии и школы, а я хочу сказать, что у нас, нашим коллективом создана настолько благоприятная, можно даже сказать, умиротворяющая атмосфера для детей, где им комфортно. Ребята находятся в здании гимназии с 8 до 18 часов, и родители констатируют факт, что дети домой уходить не хотят. А хотят всё дальше и дальше заниматься — интересные творческие кружки, студии дополнительные, где ребятам комфортно, замечательно. При этом, конечно, православное воспитание является тем стержнем, на котором держится наша гимназия. Что такое православное воспитание? Это целый цикл мероприятий, которые охватывают и учебную часть, и воспитательную. И, как я уже сказала, дополнительное образование и мероприятия — всё пронизано основами Православия.

К. Мацан

— Как это на практике происходит?

Л. Чувикина

— Можно мне сказать?

К. Мацан

— Что такое «пронизано основами Православия»? Почему я спрашиваю — потому что в сознании обычного человека, слушателя — обычно дети приходят в футбол поиграть, а православные сначала молятся, потом идут в футбол играть. И кажется, что это некое просто формальное следование каким-то внешним атрибутам, а по сути — ну, дети и дети, играют в футбол. Что такое «воспитание» в этом контексте? Матушка Людмила?

Л. Чувикина

— Мне хочется добавить — однажды захожу на территорию гимназии, открываю один из начальных классов — тишина, мне нужно было найти учителя. В классе тишина, открываю дверь — сидит учитель, вышивает, дети рисуют, раскрашивают, и в это время тихонечко поют: «Богородице Дево, радуйся» (поет). Полная тишина в классе…

К. Мацан

— Умилительная картина, да.

Л. Чувикина

— …маленькие детки… Конечно, вот это вот и есть, наверное, воспитание духовное — когда, пропевая молитву, они… Конечно, это не постоянно, конечно, это не во всех классах. Но когда вдруг учитель во внеурочное время добавляет к уроку еще и молитву, это остается в памяти у детей. И это воспитывает их, что всякое дело нужно начинать с молитвы.

К. Мацан

— Но вот есть проблема, давайте будем честны — того, что дети, которые заканчивают православную гимназию, «наедаются», скажем так, Православием, к 11-му классу или к какому-то классу. И дальше, наверное, судьбы разные — охладевают к вере, не охладевают. Но «наедаются» и формируется какое-то конкретное отношение к этой теме, как минимум, если уж не к Церкви. То же самое, кстати, происходит со студентами православных вузов. Не со всеми, само собой, это не общее правило, но и такое происходит. Вот как вы видите эту проблему? Как сделать так, чтобы образование плюс воспитание в абсолютно правильных ценностях, о чем Мария говорила, не привело бы к обратному эффекту?

Л. Чувикина

— Если вопрос ко мне — так как я очень часто бываю в гимназии, практически каждый день, наблюдая и корректируя какие-то действия преподавателей в воспитательном процессе, и веду уроки нравственного воспитания и Закона Божьего у детей — то вижу, что нужно просто тонко подходить к этому вопросу. Никогда ничего детям не навязывать, а учиться с ними диалогу. И если ребенок на уроке не согласен с чем-то, продолжить с ним диалог потом. И видеть всегда глаза ребенка, который отвечает тебе или не отвечает на твой вопрос, желает ли он вообще это слышать или не желает. И если вести вот такой урок… Я веду, допустим, урок сразу у многих классов, одновременно собираю их всех. И как учителя́ замечают, все они сидят почему-то тихо, внимают. Потому что у меня происходит диалог. И к каждому сердцу ребенка пытаешься достучаться и открыть ему то прекрасное, что есть в мире, и чем прежде всего, я сама живу, живут очень многие. И на примерах нравственных, на примерах окружающего мира преподнести им слово Божие, а не заставить их веровать.

К. Мацан

— Да, это важная грань.

Л. Чувикина

— Не заставить.

М. Захарова

— Я бы хотела добавить, что, на мой взгляд, отличие православной, по-настоящему православной гимназии, от обычной гимназии в том, что в православной гимназии присутствуют предметы и дисциплины, и факультативы, которых нет в обычной школе. Но отличительная черта может заключаться не только в этом. Вот вы сказали, и действительно, такая проблема существует — я о ней слышала, даже статистику не самую приятную слышала того, что многие отвращаются даже от веры после гимназии, после университетов. Почему это происходит? Это не происходит в православной именно гимназии, это может где угодно произойти. Потому что везде работают люди, прежде всего, люди разные. И я не сомневаюсь, что если заниматься, подходить к образованию, к воспитанию с любовью прежде всего, а не с формализмом — что у нас тут православная гимназия, и все пошли молиться. Честно говоря, я тоже была в гимназии не раз и наблюдала, что никого и ни к чему не принуждают. Нет насилия над волей. Дети это же особые люди — они мало того, что со своим «я», так они еще и непосредственные. Им очень сложно объяснить, почему они должны слушать взрослых. И очень сложно ребенку дать понять, что он должен ввериться взрослому. И только с соблюдением тонкой грани, а ее соблюсти можно, только если любить детей по-настоящему, и в этом проявляется истинное Православие — любовь к людям. Любовь к Богу демонстрируется любовью к людям. Я, конечно, не участвую в образовательном процессе, воспитательном, но судя по тому, что мы недавно проводили праздник корпоративной компании «Пятерочка». Это праздник, призванный выделять отличников, детей, и награждать их, потчевать. И место проведения было выбрано в гимназии. Светские дети, казалось бы, и вроде бы как не светские — если сейчас обращаться к стереотипам. Так мало того, что все отлично поладили, замечательная была программа — перекрестный год Россия — Греция. Греческая компонента, о ней отдельно скажут. Вы знаете, это была атмосфера такого дружелюбия, взаимной любви, взаимоуважения — вот время пролетело как секунда. И всё потому — не потому, что это именно православная гимназия или неправославная гимназия — а потому, что там работают люди, трудятся люди, у которых определенное отношение к вере. Они не формалисты и фарисеи, а, как мне кажется, по крайней мере, а истинно радеющие за свое дело.

К. Мацан

— Инна Николаевна Медведева, директор православной гимназии имени митрополита Платона (Левшина). Матушка Людмила Чувикина, супруга настоятеля храмов бывшего Николо-Перервинского монастыря, при котором существует эта гимназия. И Мария Захарова, представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». Такой вот у нас сегодня большой состав в программе «Светлый вечер». Мы продолжаем разговор о православной гимназии конкретной, и о православном воспитании вообще. Упомянули уже Грецию. Вы мне перед эфиром рассказывали о том, что дети греческие — с Крита, да? Если я не путаю?

М. Захарова

— Из Кипра.

К. Мацан

— Из Кипра приехали в Москву по обмену премудростями. Расскажите об этом — что это такое? Что греков поразило здесь, наших детей поразило в греках? И зачем это нужно?

Л. Чувикина

— Надо сказать, что в прошлом году мы с группой наших детей были приглашены супругой Президента Кипра на Кипр для того, чтобы посетить Кипр, увидеть святыни, прикоснуться к святыням Кипра, увидеть красоту и ценности самого острова и государства Кипр. Возглавлял эту группу отец Владимир, настоятель бывшего Николо-Перервинского монастыря. И 15 детей вместе с нами поехали из гимназии на Кипр. Нам показали весь Кипр и принимали нас на уровне Президента. Мы были настолько там такими звездами, что помещали нас сразу в телевидение, и мы были узнаваемы везде, где только приезжали. Нам говорили: «А, это вот та группа, про которую только что мы видели в интернете — на Кипр приехали по приглашению супруги Президента». Нам показали все дворцы президентские — и летний, и зимний — и архиепископию, и даже спальню архиепископа Макариоса, его музей — в общем, всё. Даже гид говорила, что «я сколько лет живу на Кипре, мне не приходилось бывать» —настолько нас принимали на высоком уровне и с большой любовью. Осталось такое теплое чувство после посещения Кипра. Конечно, в ответ мы пригласили киприотов к себе. И в это лето мы приняли киприотов — тоже в составе 20 человек, со взрослыми, тоже такого же возраста, подростков-киприотов. Вот только вчера они улетели от нас. И то же самое они получили от Москвы, если не большее. Уезжали со слезами, настолько переполненные и самим городом, и общением, и людьми. Благодарили всех, конкретно каждого: и поваров, и обслуживающий персонал, и преподавателей, и гидов. Каждого поблагодарили, настолько они были тронуты вниманием, любовью, особенно заключительным концертом наших семинаристов, которые пели народные песни, и в конце спели под аккордеон «Катюшу». А они знают «Катюшу» на русском языке и на греческом, в переводе, и подпевали нам эту «Катюшу». И конечно, это было…

К. Мацан

— «Катюша» в переводе на греческий это звучит эпически так…

Л. Чувикина

— Но тем не менее, у них есть даже перевод, они очень любят эту песню, поют ее, и подпевали нам. И конечно, был такой очень трогательный момент их прощания с нами, и желают приехать на месяц. Потому что говорят: «Ну что можно за 9 дней увидеть в Москве?». Конечно, по максимуму мы им всё, что смогли, в Москве показали — и в цирке они побывали, и в планетарии, и в наших парках отдыха, и в музеях. Была очень насыщенная программа, благодаря, конечно, помощи «Новарда», который очень большое участие принял и помог нам организовать приезд киприотов к нам сюда. И сейчас у нас будет продолжаться программа обмена — не только обмена детьми, но и уже образовательная программа включена будет. Мы сейчас прорабатываем общую программу дальнейшего совершенствования нас в греческом языке, так как у нас гимназия, надо сказать, она же с греческим компонентом. Не просто с изучением греческого языка, а с изучением Византии, глубоким изучением греческих традиций. Ежегодно у нас проходят греческие праздники, мы изучаем русские танцы, греческие танцы, кухню русскую и греческую. Допустим, Масленица у нас бывает русско-греческая, мы приглашаем греков, диаспору греческую и детей из диаспоры…

К. Мацан

— То есть на Масленицу у вас сиртаки, греческий салат…

Л. Чувикина

— Обязательно, обязательно.

К. Мацан

— Я уже хочу к вам на Масленицу.

Л. Чувикина

— Мы приглашаем, пожалуйста, будем очень рады.

К. Мацан

— Я о чем хотел спросить — насколько греческие православные дети другие, нежели наши. Я вопрос объясню — у меня есть ощущение, субъективное, может быть, неверное, что за счет того, что история России в 20-м веке была такой, какой была, сегодня приход людей к вере во многом напоминает — до сих пор, несмотря на то, что уже свободной Церкви уже 25 лет — напоминает горение, какой-то внутренний подвиг, внутреннее свершение. Мы приходим к вере, мы воспитываем детей в вере — это выбор всегда, осознанный, потому очень горячий, и это хорошо. А, допустим, греческий православный — у них, скажем так, свое ощущение от веры, как чего-то естественного. Да, у них тоже было турецкое иго, тоже были гонения. Но все-таки в 20-м веке не было той трагедии, которая была, скажем, в Русской Церкви, в Сербской Церкви. И для них вера, это, скорее, естественная традиция, как воздух — это тоже своя красота, это такое пламя спокойной веры. Вот насколько это было заметно, и так ли это? Как вам кажется?

Л. Чувикина

— Очень было заметно. Заметно в чем — в их желании подражать русским.

К. Мацан

— Да? Серьезно?

Л. Чувикина

— Знаете, они приехали все одетые в спортивную одежду, девочки без платков, как принято ходить в Греции в храм. Пришли на трапезу вот так одетые. Мы, конечно, ни в коем случае никому никаких замечаний не делали. Как им нравится, как им удобно, так они и должны ходить, и ни в коем случае не пытались их как-то учить. Но на следующий же день они пришли в храм в платочках, девочки надели юбочки, они подошли ко всем иконам. И стали это делать регулярно утром, до или после завтрака, хотя им никто об этом не говорил. Платочки они привезли с собой, значит, они знали, что традиция в Русской Церкви девушкам и женщинам быть покрытыми, то есть они уже заранее привезли с собой. И все время отмечали то, что «нам хочется впитывать те русские традиции, тот русский дух», вот этого пламенного горения, они готовы на это, им хочется этого. И то, что у них в Греции, может быть, как вы сказали, спокойно так — вот течет речечка спокойно, нету такого бурного…

К. Мацан

— Я имел в виду, что у них в силу причин исторических не было, слава Богу, не было необходимости восстанавливать прерванную, почти убитую традицию. А у нас, к сожалению, эта необходимость была, и поэтому такая разница сейчас есть.

Л. Чувикина

— Но они очень хотят быть в чем-то на нас похожими. Когда мы были на Кипре, то посещали монастыри и храмы, разговаривали с киприотами, обслуживающими в храме, и многие нам высказывали именно некое благоговение, что ли, и внешне, на лице это было написано. И пытались перевести, что как нам нравится, что приезжают русские, что так благоговейно они прикладываются к нашим святыням, посещают их. И мы радуемся этому и хотели бы напитаться чем-то от русских, такого же горения, такого же благоговения, желания. Поэтому эта группа киприотов, которая приехала к нам, во-первых, их школа — тоже школа при храме, возглавляет ее тоже священнослужитель, архимандрит. И они стараются возродить традиции, которые утрачены у греков. Вот мы возрождаем сейчас свои традиции и проводим праздники греческие. И греки удивляются, говорят: «А мы даже и не знаем, что у нас были такие традиции». Мы для них тоже открываем какие-то новые страницы.

К. Мацан

— Русские просвещают Византию. (Смеются.) Инна Николаевна, вопрос к вам как к директору — тоже православная школа греческая, какие традиции их образовательные, какие, может быть, моменты, связанные в их образовании с тем, что у них все-таки традиция православная так не прерывалась, как у нас? Может быть, нам сегодня интересно вот в этой стране, в Греции, перенять, на Кипре — в этой Церкви, где не было такой трагедии, которая была у нас в 20-м веке? Или, может быть, там разницы нет никакой, и православное детское образование, оно везде православное детское образование?

И. Медведева

— Вы знаете, на что мы обратили внимание, что характерно — у нас начинается урок с молитвы, и у них урок начинается тоже молитвенным правилом. Трапеза начинается, мы пропели в присутствии кипрской группы… Кстати, дети очень подружились, нашли общий язык, и наверное, вера, она их объединила. Даже, знаете, не было ощущения, что они не знали друг друга, или какая-то разница между ними есть. Они как-то так гармонично влились и объединились общим составом, они вместе пребывали в процессе экскурсий несколько дней. Что характерно, чем отличается? Я не могу назвать таких отличительных характеристик, потому что я, к сожалению, не была на Кипре в их школе. Но общаясь с директором, госпожой Расмией Руси — она давала, можно сказать, такой обмен педагогическим опытом. Когда она зашла в нашу библиотеку в гимназии, она, конечно, была поражена количеством литературы. Спросила, читают ли художественную литературу. Наши дети читают художественную литературу, слава Богу. Она сказала, что у них, к сожалению, эта традиция уже ушла — дети пользуются телефонами, дети пользуются интернетом. И для того, чтобы возродить традицию читать художественную литературу, они заставляют перед каждым уроком пять минут — они читают просто любую художественную книжку. Спросила, есть ли у нас так. Мы спросили — даже если это не касается содержания урока? Она сказала — да, к сожалению, это так. Но у нас, слава Богу, пока такого нет. Дети знают классику, дети знают современную литературу, очень много у нас православной литературы. Поэтому они были поражены. И конечно, они были поражены содержанием нашей образовательной программы — насколько русская школа глубоко раскрывает суть предмета, направление. У них школа, начальная школа — у них такая градация идет, с 1-го по 6-й класс — к нам приезжала начальная школа. Дальше идет гимназия, и в последующем это лицей. Они, конечно, обратили внимание на глубину нашего образования, и желали бы, конечно, еще раз приехать и даже осуществлять такой обмен учащимися.

К. Мацан

— У нас сегодня много гостей в студии: матушка Людмила Чувикина — супруга настоятеля храмов бывшего Николо-Перервинского монастыря, при котором существует православная гимназия имени митрополита Платона (Левшина). И директор этой гимназии Инна Николаевна Медведева. И Мария Захарова — представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». В такой компании мы сегодня разговариваем о православном образовании и вообще о детях. В студии Константин Мацан. Мы прервемся на несколько минут и потом вернемся в студию к этому разговору.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. У нас сегодня в студии целых три гостьи замечательных. Спасибо за то, что пришли. Инна Николаевна Медведева, директор православной гимназии имени митрополита Платона (Левшина). Матушка Людмила Чувикина, супруга настоятеля храмов бывшего Николо-Перервинского монастыря, при котором существует эта гимназия. И Мария Захарова, представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». Я бы сейчас как раз к Марии хотел обратиться. Я в свое время читал такую статью, которая была озаглавлена «Зачем бизнесу рождаемость?» И смысл был в том, что предприниматель, очень успешный, очень крупный, говорил о том, что идеал многодетности — верный, безусловно, — нужен бизнесу в силу, в том числе чисто бизнесовых причин — чтобы следующее поколение могло быть заинтересовано в плодах этого бизнеса, чтобы было, грубо говоря, кому этот бизнес направлять. И это была некая мотивация поддерживать в стране правильную позитивную семейную политику не только по соображениям моральным и нравственным, но по соображениям, более того, деловым. А можно ли сформулировать вопрос не в плане рождаемости, а в плане того, о чем мы сегодня говорим — зачем бизнесу православное образование и православное воспитание?

М. Захарова

— Затем, что это, по сути, проявление социальной ответственности бизнеса, поскольку, несмотря на то, что у нас в уставах коммерческих предприятий прописано то, что цель бизнеса — это получение прибыли. На самом деле это не так, это мое глубокое убеждение. Я считаю, что мы ответственны за тех, кого мы приручили. И бизнес несет огромную ответственность перед сотрудниками, перед потребителями, перед обществом в целом. Вы упомянули слово «успешный предприниматель», лично для меня успешный предприниматель это не тот предприниматель, который генерирует какие-то грандиозные прибыли. Это предприниматель, который добросовестно делает дело. Это может быть предприниматель, у которого всего три человека работает, трудится, и это будет более успешный предприниматель, чем транснациональная корпорация. Это мое мнение. К чему я это говорю — к тому, что если есть возможность помогать, помогать надо. Это, если хотите, долг каждого человека, проявление его милосердия. И если есть возможность, а возможность есть всегда — вспомните притчу про лепту, которая была более угодна Богу. И помогать же можно не только деньгами, но и временем, и интеллектуальными ресурсами, и pro bono и т.д. Даже стакан воды дать кому-то — это уже огромная помощь. Тоже из Евангелия сказано. В этом смысле мы понимаем и мы поддерживаем духовно-просветительские проекты и образовательные проекты, естественно, не потому, что хотим, чтобы потом у нас в компании, к примеру, работали соответствующие люди, а потому, что это наш добровольный вклад в созидание возможностей для развития, здорового развития общества. И мы понимаем, что здоровый человек, он не может быть не причастен к совершенно нормальным ценностям. Поэтому духовно-нравственное воспитание, поэтому просветительские проекты. И гимназия — это один из проектов, который мы осуществляем, поддержки гимназии, точнее. Поэтому, скажем так, это проявление нашей социально ориентированной меценатской миссии, которая заложена, кстати говоря, в миссию компании. Миссия звучит как, по сути, создание бизнес-модели, которая учитывает международный опыт и лучшие традиции отечественного предпринимательства и меценатства. А что делали наши меценаты дореволюционной России? Вот Четверикова взять — он первым школу для детей создал в России. Зачем он это делал? Да затем, что он понимал, что он несет огромную ответственность перед людьми. И бизнес — это же не цель, а средство.

К. Мацан

— К вопросу о целях. Вот перед родителем стоит вопрос — отдавать ли ребенка в православную гимназию. И много разных мыслей приходят на ум. С одной стороны, конечно, хочется, чтобы ребенок воспитывался и рос, и много времени проводил в атмосфере, скажем так, хороших детей, хороших людей — где, что называется, плохому не научат. С другой стороны, опять-таки множество случаев, когда в православных школах все равно те же дети, те же искушения, грубо говоря, у детей, в разном возрасте разные — и от этого все равно никуда не деться. Вот как вы видите эту проблему — все-таки православная гимназия, правильно ли от нее ждать, что она создаст такой оазис, в котором ребенку будет нравственно безопасно абсолютно? Матушка?

Л. Чувикина

— Хороший вопрос. Наверное, оазис мы не пытаемся создавать. Мы просто живем вместе с детьми, радуемся каждому дню. Несем любовь своего сердца, каждый педагог этим детям. И учим их радоваться…

К. Мацан

— Это важно.

Л. Чувикина

— …каждый день чему-то радоваться. Каждый день говорим: «Посмотрите в окно — птички прилетели. Посмотрите, солнышко светит!» Бывает же, и меняется какое-то настроение преподавателей от тех или иных переживаний, и когда придешь к ним и говоришь: «А ведь всё прекрасно вокруг — смотрите, какие у нас дети!» Как преображаются дети, вы правильно говорите, что среда разная, и в православную среду попадают разные дети. Бывают очень трудные ситуации в семьях, и дети тоже ее переживают и приносят эту ситуацию внутри, переживая ее, приносят ее в класс. А когда они попадают в среду улыбающихся, радостных детей, то сразу умиротворяются. И когда педагог входит в класс и несет радость и любовь своим детям, и мир, мирное устроение. Вот мы всегда учим мирно — давайте решать всякую ситуацию мирно, спокойно. И тогда и дети у нас из даже сложной какой-то ситуации вдруг преображаются. Попадали к нам дети из приемных семей, приемные дети, приемная семья, где ребенок только-только был взят из приюта или из детского дома, очень сложный ребенок. Они подрастили его у нас, забрали, потому что мы сделали из неуправляемого, который сидел под столом и не хотел вообще заниматься, мы открыли таланты за один год. Ребенок написал такую картину, которую мы показываем сегодня всем гостям, которые приходят к нам в гимназию. И все потрясаются этой картине — она написала картину Ноева ковчега, ребенку 7 лет. Это потрясающая картина, ее можно просто в коллекции отдавать. Ребенок раскрыл себя за год в нашей гимназии — из тяжелой ситуации она вышла. И забрали ее в общеобразовательную школу, потому что переезжали, и перевели в общеобразовательную школу. Хотя мы просили их еще подождать, чуть дорастить. Мы видели, что процесс пошел, активно пошел, и надо было еще чуть-чуть помочь ребенку. Но переезд, и ребенка забрали. И видим, как преображаются дети, как из многодетных семей дети страдают иногда от того, что они многодетные, в общеобразовательной школе их кто-то прессовал — не так одеты, не имеют тех возможностей материальных, которые имеют другие дети. И вот они попали к нам, все такие зашоренные, зажатые. И когда сейчас видишь, как эти дети выступают на сцене, какие они открытые, они ничего не боятся, не боятся этого общества, не боятся людей, не боятся выступать, они красиво говорят, они красиво танцуют. Они вообще наша уже гордость в гимназии. Не страшно за этих детей, не страшно, что они пойдут в общество и понесут уже свет своего тепла, любви, этих солнечных глаз в общество. Вот эта задача у нас в гимназии. Не ставим задачу ни в коем случае воспитать верующих, православных, с сугубыми какими-то традициями или выполняющими все законы. Никогда этой нет задачи.

К. Мацан

— Уже не раз сегодня прозвучали слова об атмосфере любви, о необходимости любви, о такте, который требуется преподавателям. И это, конечно, ставит вопрос о том, что кадры решают всё. Что колоссально много, если не всё вообще, зависит от личности преподавателя. Инна Николаевна, вам, как к директору, вопрос — что требуется от учителей в вашей школе специфического? Как этой высокой, может быть, даже духовной планке соответствовать, и как найти много людей? Их же невозможно на конвейере по диплому из пединститута набрать, это должны быть какие-то особые люди. Как вы эту проблему решаете?

И. Медведева

— Да, конечно, правильно. Вы знаете, наравне с профессионализмом, стараемся таким образом подбирать педсостав, чтобы у людей, у наших сотрудников, педагогов, была любовь к детям и жертвенность.

К. Мацан

—- Жертвенность. А как же это проверить при приеме на работу?

И. Медведева

— Жертвенность — это когда ты не щадишь, можно сказать, живота своего, ни времени, не смотришь на часы, не говоришь, что «мне пора домой». И конечно, у нас эта фраза — она в школах общеобразовательных встречается часто — «это твои проблемы». Вот часто дети приходят, говорят: «А мне учитель сказал — это твои проблемы». У нас эта фраза категорически запрещена и искоренена не просто потому, что ее нельзя говорить, а потому что у нас нет «твоих проблем», у нас общие проблемы. Все проблемы, они наши. И если ребенок что-то не усвоил или какая-то возникла необходимость у учителя задержаться, остаться, то учитель сделает столько, столько времени уделит ребенку и задержится, и максимально вложится в этого ребенка, сколько потребуется.

К. Мацан

— А насколько сильно интегрированы именно специфические православные предметы в систему обучения? То есть, грубо говоря, сколько уроков православной культуры в неделю у ваших детей?

И. Медведева

— Православная вера, Закон Божий — всё это идет у нас как внеурочная деятельность — церковно-славянский язык, церковное пение. То есть основные предметы вычитываются все по учебному плану, это всё строго…

К. Мацан

— То есть как в любой общеобразовательной школе.

И. Медведева

— Конечно, как в общеобразовательной школе. Все остальные предметы — церковно-славянские, это всё идет как внеурочная деятельность. И плюс, конечно, содержание каждого предмета, независимо от того, это математика, русский язык, физика, химия, биология или что-то — все темы, они рассматриваются, конечно, с точки зрения православия.

К. Мацан

— Интересно, как это может быть в математике, например?

И. Медведева

— В математике — это рассматривается на основе великих ученых, которые в советское время… Было такое утверждение, что все они были атеисты — а теперь, к счастью, учителя объясняют, что они шли к Богу и веровали. И изучая ту или иную тему, ссылаясь на тот или иной закон, учитель, конечно, тоже объясняет, проводит воспитательную работу о том, что ученые 18-го века, 19-го века и 20-го века, они тоже были православные.

К. Мацан

— Вот кто-то, возможно, настроенный скептически, спросит: «А зачем?» Вот неужели знание ребенком математики, интегралов, синусов, косинусов каким-то образом изменится от того, что он будет знать или не знать о личном мировоззрении Ломоносова, Пуанкаре и т.д.?

М. Захарова

— А я вот могу сказать одну фразу, и это будет ответ на все ваши вопросы.

К. Мацан

— Тогда придется программу заканчивать. (Смеются). Пожалуйста, Мария.

М. Захарова

— Знание надмевает, а любовь назидает. Вот и всё. Люди, которые понимают, что учащиеся… Например, Блез Паскаль, Исаак Ньютон были глубоко верующими людьми. Все читали труд «Мысли», наверное, Блеза Паскаля?

К. Мацан

— Все, безусловно. (Смеется). Вы так хорошо о нас думаете, Мария.

М. Захарова

— Хорошо, почти все. Когда ты до ребенка доносишь, что они делали свое дело, потому что они думали не о себе, о своих каких-то личных достижениях, а это из любви к Богу, из любви к людям. И Господь в них открывал эти невероятные таланты, которые сегодня, обратите внимание, не многим свойственны. Вот тогда это вдохновляет детей, понимаете? Они понимают, что математика не для того, чтобы знать какие-то интегралы, а что эти интегралы, скажем так, это определенные составляющие нашей жизни. И что они не просто так существуют, и что не просто так их нашли, открыли, изобрели. И когда это всё еще с любовью преподается — вы вспомните нашего замечательного хирурга Луку Войно-Ясенецкого. Вы знаете, что по его учебникам до сих пор в Первом меде учатся. Он же был специалистом в области гнойной хирургии…

К. Мацан

— Да, по гнойной хирургии. Совершил открытие…

М. Захарова

— А как он описывает? Я читала этот учебник, пролистывала — так там с такой любовью описано, как обрабатывать раны. Чуть ли не «зайчик, кошечка, ты мой хороший, свет в моем оконце» и т.д. — как обращаться к пациенту. То есть, понимаете, можно подходить де-юре, а можно подходить де-факто. И в этом смысле я полностью поддерживаю то, что говорят матушка Людмила и Инна Николаевна — что необходимо привязывать образ жизни ученых к тому предмету, которому они посвящали свои жизни, в рамках преподавания этого предмета учащимся. Это очень важно.

К. Мацан

— Инна Николаевна Медведева — директор православной гимназии имени митрополита Платона (Левшина). Матушка Людмила Чувикина — супруга настоятеля храмов бывшего Николо-Перервинского монастыря, при котором существует эта гимназия. И Мария Захарова — представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». Вот в такой компании мы сегодня проводим «Светлый вечер». Продолжаем говорить о гимназии имени митрополита Платона (Левшина) и о православном образовании, и о детях вообще. Кстати, продолжая тему, которую мы в прошлой части начали — меня в свое время поразило, что математик Блез Паскаль является автором, наверное, точнейшего афоризма о том, что все люди делятся на две категории — на грешников, которые считают себя праведниками, и праведников, которые считают себя грешниками. Я бы вот еще о чем хотел спросить — работа в таком коллективе, в таком деле вообще, часто меняет человека самого. То есть не только учителя влияют на учеников, но и дети на нас, взрослых, влияют. Вот, матушка, вы так с улыбкой киваете — а как у вас это дело, это служение меняет вас саму? Что для вас это значит?

Л. Чувикина

— Вы знаете, меня, конечно, бесконечно учат дети, потому что это громадный мир. Каждый человек — это мир. И когда общаешься с детьми, они же зеркало нашей души. Они всё замечают, всё подмечают. И научают, и научают, и научают — бесконечно.

К. Мацан

— Например?

Л. Чувикина

— Я хочу сказать о преподавателях. Вы задали прежде Инне Николаевне вопрос о преподавателях — каких вы набираете? Мы набираем жертвенных, но это не значит, что православных, что обязательно мы спрашиваем: «Вы ходите в храм?»

К. Мацан

— Справку о причастии не просите.

Л. Чувикина

— Да. «А вы причащаетесь?» Нет, достаточно того, что мы задаем вопрос: «Зачем вы пришли в православную гимназию? Вы понимаете, что вы пришли все-таки в православную гимназию, не в обычную?» — «Да. Потому что считаю себя верующим человеком». Всё, дальше мы уже не развиваем тему. Можем спросить: «Как часто вы причащаетесь?» — чтобы для себя уяснить, на каком уровне духовном находится человек. А дальше происходит преображение самого педагога. К нам приходят совершенно мало воцерковленные педагоги. Год у нас отработала замечательный педагог биологии и химии, с которой мы сейчас расстались. С такой болью и она уходила, и мы ее отпускали. Она пришла из общеобразовательной школы выжатая, вот совершенно без сил дальше работать. И пришла на маленькую ставку к нам, понимая, что вот так еще она сможет работать — потому биологии и химии у нас часов немного, у нас же одна «параллель», не несколько «параллелей». И проработав у нас год, окрепла, настолько окрепла, что готова была пойти опять на завучскую работу. Ее пригласили в общеобразовательную школу. Она с болью уходила, расставаясь с нами. Она говорила: «Теперь у меня столько сил, что я готова уже опять на большую работу. И оставаться на маленькой ставке, наверное, неправильно, я еще молода, и могу еще отдавать себя детям». И в то же время уходила с такой болью: «Как же я с вами расстанусь? Как же я покину эти стены, которые за год столько мне дали!» Дети отдали ей такое тепло, которое у нее тоже было. Но, в силу большой физической нагрузки, она стала терять вообще всё уже. И дети влили ей эту силу своего сердца, любви. И вместе они настолько обогатились, что человек способен теперь опять трудиться. И смотрите, она за год напиталась у нас очень многому, теперь в общеобразовательную школу она уже пойдет с нашими традициями, с нашей подачей, которая…

К. Мацан

— «Реки воды живой потекут».

Л. Чувикина

— Да-да.

К. Мацан

— Инна Николаевна, а вас чему ученики учат?

И. Медведева

— Любви тоже. Безграничная любовь детская, она настолько наполняет всю нашу гимназию, это живой источник. К нам иногда приезжают брать интервью корреспонденты и, немножко пообщавшись с нами, побыв в нашей гимназии, говорят: «Вы знаете, такое ощущение, что я напился живой воды. Или просто подышал чистым воздухом». Вот такие дети. И отмечают, что лица невероятно светлые у детей. Они настолько непосредственные. Причем мы не делаем отбор детей, поступают разные детки. У кого-то уже есть небольшая моральная травма, психическая травма ли, небольшие физические недомогания. И дети за полгода, за год — просто колоссальные изменения у детей происходят, они вливаются… Нужно сказать, что дети между собой дружат с 1-го по старшие классы, все дети живут одной единой дружной семьей. И то же с педагогическим нашим коллективом. У нас никто не живет отдельно какими-то своими проблемами. То есть единая православная семья. Это всё объединяет, это всё наполняет, это всё дает жизненные силы для того, чтобы нам дальше расти, укрепляться, и, много принимая детей, много отдаем.

К. Мацан

— Близится сентябрь, если среди наших слушателей есть родители детей, которые собираются идти в школу, или просто которые собираются менять школу. Давайте мы расскажем, как к вам попасть, что для этого нужно. Как вас найти в интернете, и как искать о вас информацию. Инна Николаевна!

И. Медведева

— Да, пожалуйста. В интернете можно зайти на страничку нашего сайта — православная гимназия имени митрополита Платона (Левшина). Можно набрать латинскими — http://platon-gimnazia.ru. Там обрести информацию всю, почерпнуть о нашей гимназии — очень подробно написано и об учебных предметах, дисциплинах, и о дополнительном образовании, представлены все документы, лицензия, устав — всё для того, чтобы можно было родителям определиться. Можно позвонить по телефону. Сейчас, наверное, свой мобильный телефон скажу: 985-697-61-00.

К. Мацан

— Еще раз повторим, давайте.

И. Медведева

— 985-697-61-00. Это с той целью, потому что отпускное время, и гимназия, преподаватели — все будут в отпуске…

К. Мацан

— Это телефон Инны Николаевны Медведевой — директора гимназии.

И. Медведева

— Да, можно будет позвонить и уточнить что-то. И территориально — метро «Печатники», 292-й или любой другой автобус до остановки «Николо-Перервинский монастырь».

К. Мацан

— Вы принимаете детей с 1-го класса?

И. Медведева

— Да, с 1-го до 11-й класс.

К. Мацан

— Можно придти не только в 1-й, в 5-й сразу, в 7-й?

И. Медведева

— Да, можно.

К. Мацан

— Какие-то экзамены нужно сдавать при поступлении?

И. Медведева

— Дети проходят тестирование, тестирование-собеседование можно сказать — русский язык, математика, и собеседование с духовником. Или матушка скажет более подробно: характеристика — да? — от настоятеля или духовника этого ребенка. Потому что гимназия православная, чтобы ребенок и родители понимали.

К. Мацан

— А если нет духовника? Если семья светская — вот задумалась о том, чтобы ребенка именно в такую школу отдать?

И. Медведева

— Ну, значит, тогда приходят, и у нас уже есть свой духовник. Для того, чтобы подготовить ребенка, можно пройти собеседование у нас будет.

К. Мацан

— Эта подготовка какая-то — просто беседа? Или это прямо подготовка, нужно что-то знать?

И. Медведева

— Нет, просто беседа.

К. Мацан

— И существует ли проблема того, что ребенок, скажем так, готов по общим дисциплинам, а по православным, церковным, ничего не знает, потому что не было у него этого в жизни? Как эта проблема решается, если она есть для вас, матушка?

Л. Чувикина

— Да и вообще, никак мы не ставим такую преграду. Пришел ребенок с желанием, то есть родители пришли с желанием, чтобы ребенок учился в православной гимназии — пожалуйста!

К. Мацан

— То есть этого достаточно, чтобы поступить к вам?

Л. Чувикина

— Конечно. Главное — было бы желание. А всё остальное он увидит своими глазами. Как его будут любить учителя, как будут любить его дети, как его примут в общую семью и как ему будет хорошо. А дальше всё уже будет назидаться…

К. Мацан

— А много таких детей — ну, скажем так — пришедших совсем со стороны?

Л. Чувикина

— Да все, наверное, со стороны. (Смеется).

К. Мацан

— Я имею в виду, из семей не церковных и вовсе не знакомых или совсем слабо знакомых с церковной жизнью, которые пришли по каким-то своим мотивациям.

Л. Чувикина

— Да, достаточно. Наверное, половина — да, Инна Николаевна?

К. Мацан

— А что родители говорят в таких случаях? Они просто больше доверяют православной школе, нежели светской? Или какая-то иная у них есть своя мотивация?

Л. Чувикина

— Наверное, разные мотивации. Думаю, что прежде всего хотят оградить, наверное, от каких-то извне ситуаций, боясь навредить ребенку в воспитании. Но потом, попадая к нам, понимают, что мы никаким образом не создаем оазис.

К. Мацан

— Это то, о чем мы говорили.

Л. Чувикина

— Мы не замыкаемся от этого мира. Видите, мы выезжаем за границу, принимаем из-за границы детей. Внутри у нас бесконечные праздники, у нас очень много гостей. Поэтому никакого мы не создаем закрытого учебного заведения — открытое всем. У нас очень часто бывает День открытых дверей — пожалуйста, приходите, смотрите, учитесь. Мы готовы делиться. Потому что дети же у нас не только в образовательной сфере учатся, они еще и преуспевают очень. У нас очень много проходит олимпиад. Мы на юго-востоке весной оказались первыми среди школ, которые представили своих детей на межпредметную олимпиаду. И мы заняли первое место, и вообще всех поразили своим успешным участием в этой олимпиаде, хотя сами совершенно не были к этому готовы. Нам задают вопросы другие директора в школах: «Как вообще это вам удается?» Мне кажется, один ответ…

К. Мацан

— С Божьей помощью.

Л. Чувикина

— Только с Божьей помощью и с любовью. Если не будет любви, ничего мы не сможем. Везде должна присутствовать любовь, всех нужно покрыть любовью, тогда все будут всё делать, будут с радостью делать. Вот мы на семинаристах то же самое видим, у нас ребята с удовольствием идут на огород — пропалывать, что-то окучивать.

К. Мацан

— Огород при школе?

Л. Чувикина

— Нет, у нас при монастыре 2 гектара земли, и у нас с радостью просятся гимназисты. Только всё Инна Николаевна не находит время — то у нас олимпиада, то подготовка к какому-нибудь празднику: «Матушка, придем обязательно, дети просятся».

К. Мацан

— Дети тянутся к простому физическому труду.

Л. Чувикина

— Вы знаете, мы зимой сами чистим снег, начиная от настоятеля, все-все, и я с лопатой, выходим, с радостью чистим на территории снег вместе с семинаристами. И гимназисты часто приходят на территорию. И первое — если они видят, что можно взять лопату — у них столько радости: «Можно? Вы нам разрешаете почистить снег?» (Смеется). То есть любовь: никто никого не заставляет, никто никого не принуждает. Делай, как мы делаем. Мы делаем, и они делают всё.

К. Мацан

— Мы начали говорить о том, что сама школа учит взрослых. Интересно к Марии обратиться — все-таки у вас взгляд свой, немножко со стороны, вы не сотрудник школы, а просто ее друг. А что вот вам наиболее всего запомнилось, стало важным таким, ценным для сердца, для души, для головы, из вашего опыта наблюдения за жизнью этой гимназии?

М. Захарова

— Хороший вопрос. Честно говоря, каждый раз, общаясь с гимназией, у меня такая внутри благодать появляется, такая радость. И вот сейчас я матушку слушаю и хочется от радости заплакать даже.

К. Мацан

— Жалко, что радио картинку не показывает — глаз и улыбок гостей наших сегодняшних. Такая лучезарная программа у нас сегодня, студия озаряется.

М. Захарова

— Честно говоря, даже не припомню какой-то конкретной ситуации. Вот просто праздник — общаться с гимназией и с матушкой, и с Инной Николаевной, и с Еленой Дмитриевной, и с другими людьми. Вы знаете, конечно, я понимаю, почему дети многому учат — дети же очень непосредственные, и они сразу человеку показывают его сущность и показывают это без злобы. Поэтому у меня даже в какой-то степени такая зависть есть (смеется). Вы работаете с детками. Я сама имела опыт преподавания в школе на волонтерских началах — этике бизнеса и вообще, зачем нужна профессия — в обычных школах. Мне по результатам одной из лекций подарили книгу Иоанна Кронштадтского — «Учите и учитесь» она называется. Я сначала не поняла — «учитесь». А потом… И сейчас тоже осознаю, что дети, может быть, даже больше учат взрослых, чем взрослые детей, это синергия определенная. И конечно, вот я помню, что когда я в первый раз попала в гимназию — это было несколько лет назад, мы участвовали в общей трапезе. И меня поразило, с какой естественностью дети, с какой радостью они прочитали молитву. Это было невероятно, знаете, это такое ощущение соборности! Потому что всё это без насилия над волей. Ведь любовь, ее отличительная черта в том, что она никого ни к чему не принуждает. А любовь без веры, это, вообще, фанатизм называется. Мне так запомнилась та молитва — она была настолько чистая, искренняя и возвышенная. И потом сама трапеза — освященная еда всегда самая вкусная. И я, честно говоря, люблю бывать на трапезе в гимназии (смеется) очень, в трапезной гимназии. Могу только порадоваться за наших друзей и пожелать, чтобы Господь всегда им помогал. И все эти победы в олимпиадах — честно говоря, для меня это не удивительно, потому что по молитвам случаются невероятные вещи, чудеса. И вообще только с Божьей помощью возможны какие-либо успехи. А в этой гимназии, могу сказать однозначно, Господь есть. Кстати, там есть храм домовый потрясающий, с потрясающим фарфоровым иконостасом. Честно говоря, я была в восторге, когда мы на празднике участвовали в молебне. И какой молебен был, вы бы видели! Потрясающий молебен.

Л. Чувикина

— И как у нас стоят дети на молебне.

М. Захарова

— Как дети стоят — они не присутствуют физически, они вовлечены, это же видно со стороны.

К. Мацан

— Они молятся.

М. Захарова

— Молятся, да.

К. Мацан

— Пользуясь случаем, всех заинтересовавшихся хотя бы просто посмотреть на гимназию или познакомиться с ней поближе — приглашаем непосредственно в гимназию имени митрополита Платона (Левшина). Спасибо огромное за разговор сегодняшний. Напомню, у нас в гостях была Мария Захарова — представитель движения «Опора России», директор по коммуникациям и социальному развитию группы компаний «Новард». Инна Николаевна Медведева — директор православной гимназии имени митрополита Платона (Левшина). И матушка Людмила Чувикина — супруга настоятеля храмов бывшего Николо-Перервинского монастыря, при котором существует гимназия имени митрополита Платона (Левшина). Спасибо огромное за беседу, очень радостную, полную улыбок и на самом деле той любви, которая была не только в словах, но и в звучании, в интонациях, а главное — в глазах, которые, к сожалению, радио не передает. Но поверьте мне не на слово, ее ни с чем не спутаешь. В студии был Константин Мацан. До свидания! Снова встретимся на волнах радио «Вера».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...