Праведный Илья Чавчавадзе

Праведный Илья Чавчавадзе
Поделиться

В истории многих народов есть люди, которых называют – отцы нации. Они побеждали на полях сражений; создавали из разрозненных говоров литературные языки; приводили народы к независимости; открывали школы. Портреты отцов нации украшают учебники истории, их изображения высекают в камне и помещают на денежные знаки.

У православного грузинского народа тоже есть такой человек. Его именем тоже называют улицы и школы, а сказать по фотографии, кто это, может каждый грузин. Но этого человека не просто вспоминают в особо торжественных случаях. Ему молятся, а его лик изображают на иконах. Святой Илия Праведный – поэт, просветитель и общественный деятель – отец грузинского народа.

Илья происходил из благородного кахетинского рода князей Чавчавадзе. Родился он в 1837 году. К этому времени Грузия находилась в составе Российской Империи. Отец Ильи и большинство его родственников служили в Русской Императорской армии. Многие из рода Чавчавадзе были награждены орденами и героически пали на полях сражений. Илья выбрал гражданскую карьеру.

В двадцать лет он поехал в Санкт-Петербург учиться в университете. Имперская столица радушно встретила грузинского студента. Общественно-политическая жизнь накануне отмены крепостного права кипела. Студенты зачитывались сочинениями Чернышевского и Герцена, следили за подвигами Джузеппе Гарибальди, интересовались социалистическими идеями. Чавчавадзе с головой погрузился в модные увлечения своей эпохи. Он был знаком с самим Чернышевским, был романтично влюблён в Софью – сестру Петра Ильича Чаковского. В конце концов, через четыре года за участие в студенческих волнениях его исключили из университета.

Но уже тогда было в нём нечто, что отличало его от вольнолюбивой студенческой братии. Это глубокая религиозность, ставшая для Ильи основой творчества и будущей общественной деятельности. Именно в Евангелии студент Чавчавадзе черпает вдохновение для многих своих стихов.

Мы живём – и, тем самым, владеем божественным даром;
Но порой свою жизнь мы впустую расходуем, даром.
Нам, рождённым из праха, обречённым в грядущем на тленье,
Не пора ли понять невозвратность любого мгновенья?

Неужели живем мы, Христова завета не зная,
Что для жизни грядущей дана человеку – земная?
И не Он ли велел нам, – хоть век всех живущих мгновенен, –
«Как Небесный Отец, будь и ты, человек, совершенен!».

Не окончив университет, молодой князь возвращался в родные края по Военно-Грузинской дороге. Первым земляком на его пути оказался бедный грузин-горец. Завязался разговор, который Илья запомнил на всю жизнь.

Илья: Скажи мне, ради Бога, что это за монастырь на том берегу Терека?

Горец: Да пребудет милость Её над нами – это церковь Святой Троицы. Случалось, когда подымутся в народе большие споры, тогда созывали там народный сход, выбирали судьями мудрых старцев и сажали их в келью судить. И то, что те судьи решат и скажут именем Святой Троицы и по испрошенной у Господа благодати, – этого никто не мог нарушить.

Илья: Почему же теперь этого нет? Почему люди не собираются в церкви Святой Троицы на совет?

Горец: А где теперь народ, где его единство? В старину, если, народ, так уж народ; сердце, так сердце; мужчина, так мужчина; женщина, так женщина! Друг другу помощью были. Берегли сирот и вдов. В доме чёрту, в поле вражьей силе противостояли… А теперь распалось единство народное. Завелся блуд. Зависть и корысть одолели. Нет прежнего единодушия. Кто ныне болеет о сиротах и вдовах? Кто утешит да порадует плачущего? Кто подымет упавшего?

По возвращении на родину, князь Илья Чавчавадзе положил всю свою жизнь на то, чтобы помочь тем грузинам, которые находятся в бедственном положении и вернуть христианские начала в жизнь Грузии.

Илья становится лидером неформального общества грузин, получивших современное образование в России и стремящихся к модернизации своей страны. Он активно участвует в деле освобождения крестьян. Затем организует и возглавляет первый грузинский банк, созданный с целью кредитования обедневших землевладельцев, чтобы они могли сохранить свои земли и заниматься хозяйством. Руководит «Обществом по распространению грамотности среди грузин», которое содержит сеть народных школ и библиотек. Возглавляет редакции журнала «Вестник Грузии» и газеты «Иверия».

Параллельно он пишет стихи, поэмы, повести, политические памфлеты и исторические очерки. В творчестве Чавчавадзе находит отражение прошлое грузинского народа, его современное состояние и задаются стандарты грузинского литературного языка.

В литературе и общественной жизни Илья Григорьевич служил мостом между Россией и Грузией. Много времени он уделял переводам Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Но попытки вытеснить грузинский язык русским, которые предпринимались имперскими чиновниками, вызывали крайне болезненную реакцию князя-просветителя. Национальную культуру он считал сферой, где раскрывается Божественный замысел о каждом народе.

Согласно церковному Преданию, когда апостолы кидали жребий о месте будущей проповеди, древняя Иверия выпала самой Божией Матери. Для Ильи этот факт подчёркивал живую связь между вечным и национальным.

О Матерь Божия! Отчизна – твой удел…
Заступницею будь истерзанного края!
Прими, как жертву, кровь, которую картвел
Столь щедро проливал, в страданьях погибая.
Довольно этих мук для родины моей,
Верни моей стране стремление ко благу,
Даруй ей бытие далеких славных дней,
Вдохни в сердца сынов отцовскую отвагу!

К началу двадцатого столетия авторитет князя Чавчавадзе был настолько велик, что его называли некоронованным царём Грузии. Тем ужаснее была весть, омрачившая конец лета 1907 года.

Илья вместе с женой путешествовал в открытой коляске. Экипаж окружила группа вооруженных молодых людей. «Я Илья, не стреляйте» – успел сказать князь. «Именно потому, что ты Илья, мы должны стрелять» – был ответ. Отца грузинской нации убили. Формальным поводом было ограбление, но есть все основания предполагать, что это было политическое убийство. Илья Чавчавадзе с его религиозностью и идеей сотрудничества разных классов во имя общего блага нации, был нестерпим для революционеров-безбожников. До конца это преступление так и не было раскрыто.

В Сионском соборе Тбилиси убитого поэта и радетеля за грузинские интересы оплакивала вся Грузия. Господь призвал князя в канун великих потрясений, но оставленное им наследие, помогло грузинам сохранить свою веру в эпоху гонений.

В 1987 году Святейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй прославил Илью Чавчавадзе в лике святых.

Из вечности с иконных ликов на молящихся взирает святой, одетый в привычный для нашего времени пиджак. Святой, руководивший банком и писавший стихи. Верный Христу и его Церкви до конца. Илия Праведный.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...