Праведная Руфь

"Руфь на поле Вооза". Карольсфельд

“Руфь на поле Вооза”. Карольсфельд

Иногда в небольшом лирическом стихотворении можно передать так много – даже библейские истории, которым уже не одна тысяча лет.

Здравствуйте! С вами писатель Ольга Клюкина с программой «Прообразы: святые в литературе».

Сегодня мы говорим о праведной ветхозаветной жене Руфи и стихотворении Инны Лиснянской «Руфь».

В Ветхом Завете есть книга, дающая особое представление о повседневной жизни древних израильтян – «Книга Руфи».

Однажды в земле израильской случилась засуха, и некий Елимелех с женой Ноеминью и двумя сыновьями, спасаясь от голода, переселилились в землю Моавитскую. Там сыновья женились на моавитянках, одну из них звали Руфь.

Когда через десять лет в земле израильской настали урожайные годы, Ноеминь, к тому времени уже вдова, лишившаяся обоих сыновей, решила возвратиться на родину. Ее невестка Руфь захотела пойти вместе со свекровью, сказав: «Где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет твоим народом, и твой Бог будет моим Богом…»

Стихотворение Инны Лиснянской «Руфь» на ветхозаветный сюжет проникнуто удивительным сочувствием к моавитянке, которая по веления сердца отправилась в неизвестность.

Инна Лиснянская:

Следует долг за любовью,
Не сэкономлю слова, –
Твёрдо идет за свекровью
Руфь, молодая вдова.

Сладко ль идти на чужбину,
Знает лишь Бог да она,
Бьются пожитки о спину,
Ноют плечо и спина,

И образуется ранка, –
Груб сыромятный ремень,
Смуглая моавитянка
Жарит на ужин ячмень.

Женщины пришли в Вифлеем как раз во время жатвы ячменя. Чтобы прокормить себя и свою свекровь, Руфь стала собирать оставшиеся после жатвы колосья, как это позволялось беднякам по закону Моисееву.

Поле, на котором Руфь собирала колосья, принадлежало знатному и богатому человеку по имени Вооз, родственнику ее покойного свекра. И когда Руфь, по совету свекрови, напомнила ему о родстве, Вооз оказал иноземке особое внимание. А потом и вовсе по разрешению еврейских старейшин взял трудолюбивую, скромную моавитянку в жены.

От этого брака родился сын Овид, а от него родился Иессей – отец царя Давида. Таким образом, моавитянка Руфь стала прабабушкой царя Давида.

Иисус Христос тоже был из рода царя Давида – Он родится позже, тысячу с лишним лет спустя после того, как Руфь вместе со свекровью отправилась в Вифлеем.

После смерти мужа Руфь, как говорится в Библии, не захотела возвращаться к народу своему и к своим многочисленным богам. Оставив поклонение кумирам, она уверовала в Единого Истинного Бога, сотворившего небо и землю.

Инна Лиснянская:

А за спиною – кумиры
И дорогая родня.
Но милосердием мирры
Пахнет зерно ячменя.

До Вифлеема не близко,
Нет при дороге воды, –
Горсточка зерен да искра –
Искра грядущей звезды…

Искорка от костра, на котором Руфь в пути жарит ячменные зерна – и «искра грядущей звезды» – конечно же, Вифлеемской звезды, что через тысячу с лишним лет взойдет над землей, знаменуя рождение Иисуса Христа – в стихотворении Инны Лиснянской «Руфь» эти два огонька словно сигналят друг другу, преодолевая расстояние длиной в тысячу лет.

Время Ветхого и Нового Завета смыкается при помощи всего одной образной строки.

За свое поэтическое творчество русская поэтесса Инна Львовна Лиснянская  удостоилась многих высоких наград. Премию Александра Солженицына ей вручили с формулировкой – «за прозрачную глубину русского слова и многолетне явленную в нем поэзию сострадания».

Поэзия сострадания Инны Лиснянской проявилась и во многих стихотворениях на библейские темы, в том числе о моавитянке Руфь, которую Православная церковь почитает в ряду святых ветхозаветных жен.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...