По примеру Шапокляк всегда легче

Частное мнение. Ирина Доронина. По примеру Шапокляк всегда легче
Поделиться

Ирина ДоронинаУчиться на вечернем отделении и не работать по специальности на факультете журналистики считается, ну, по меньшей мере, несолидным. Поэтому, в большинстве, все будущие журналисты-вечерники начинают профессиональную деятельность ещё задолго до диплома. И, как правило, к моменту получения долгожданной корочки каждый второй выпускник уже точно знает своё профессиональное направление, в котором он будет двигаться.

Сейчас я часто вижу своих товарищей по альма-матер в соцсетях: кто-то забросил журналистику, кто-то переквалифицировался в писатели. Некоторые работают в пресс-службах или в глянце – обозревателями моды, например. И лишь немногие посвятили себя политике, новостям или работе в сфере международных отношений. Это и понятно: русло сложное, с подводными камнями. Требует холодной головы и чёткого внимания. Я – безмерно уважаю корреспондентов «Новостей» и грамотных аналитиков. Благодаря журналистам этой сферы мы узнаём об изменениях законодательства, государственного регулирования и так далее. Но сейчас, мне хочется поговорить не о них. Сейчас мне хочется поразмышлять о мотивах работы – подчеркну: не о людях, а о мотивах – так называемых радикалов, неугомонных ораторов, которых мы часто видим по телевизору, слушаем в эфирах радиостанций или читаем в передовицах печатных СМИ. Представители этой «честной», как они сами себя называют, журналистики всегда играют в команде – несогласных.

Они обязательно окажутся там, где есть чёткая граница между «законом» и «беззаконием». Где рамки «дозволенного» и «запрещённого» несколько размыты, но различимы. Где можно громко протестовать, не стесняясь в выражениях и не пугаясь цензуры. Где можно заявить о своей позиции как о нестандартной, особенной, идущей вразрез единому общественному мнению.

Мы видим, на что готовы пойти представители такой журналистики. Вот, Интернет заполнился перепостами костюмированной фотосессии, оскорбляющей священнослужителей православной церкви. Или серебряный дождь обиженно стучит по клавиатуре о, цитата, «православном террористическом акте». А кощунственные действия в Храме Христа Спасителя в 2012 году называются не более чем «свободным выражением мнений».

Но, отбросив в сторону возмущения и трезво рассуждая о мотивах такой игры на публику, мне хочется сказать, что поведение человека – «всегда вразрез, всему – наперекор», уже давно изучено священниками, психологами, социологами. В нём нет ничего особенного и необычного. Это – не более чем конфета из гордости и суеты, а попросту – недуг тщеславия, которым, наверное, каждому из нас приходилось болеть хоть раз в жизни.

Издревле известно, что есть два стопроцентных способа выделиться из толпы: героический поступок или, вопиющий, отрицательный. Оба варианта – гарант мировой славы. И первого места в новостных колонках. Но героический поступок – дело непростое, ответственное, а вот выдумать что-нибудь эдакое, «как делает старуха по кличке Шапокляк», вполне себе реально и, что немало важно, недолго.

Наблюдая за игрой страстей тщеславия как мотивации – у представителей моей профессии, других специальностей, да и вообще у всех нас – я часто вспоминаю сцену из гоголевского Ревизора. Помните, Бобчинский просит Хлестакова: «…как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, живёт в таком-то городе Пётр Иванович Бобчинский». И, встретив очередное чудачество на экране или язвительное слово в заголовках газет, я вижу перед собой добродушного Петра Ивановича, который хватается за пустышку, обманку, искусственно взбаламутившую народ, с надеждой на то, что, схватив её, он обозначит своё имя в вечности. Которая закончится – в кресле сенатора или адмирала. И в этом ярко и недвусмысленно проявляется коварство тщеславия: оно стремительно уводит душу от бесконечной вечности, в которой прославиться можно будет только хорошими делами.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (12 оценок, в среднем: 4,58 из 5)
Загрузка...