"Ноев ковчег". Светлый вечер с иеромонахом Фомой (Демчуком) (эф. 30.03.2016)

Светлый вечер - Демчук Фома (эф.30.03.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Демчук Фома (эф.30.03.2016) - Часть 2
Поделиться

Фома (Демчук)У нас в гостях был эконом московского Донского монастыря иеромонах Фома (Демчук).

Мы говорили об истории Всемирного потопа, о Ное и его вере, а также о том, могут ли монастыри нести роль спасительных ковчегов в житейском море.

 

______________________________________

В. Емельянов

— Здравствуйте, это программа «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Добрый светлый вечер!

В. Емельянов

— Нашу сегодняшнюю программу хочется начать с того, что послезавтра, 1 апреля, в Донской монастырь прибывают мощи святителя Крымского Луки — Луки Войно-Ясенецкого

А. Митрофанова

— Того самого гениального хирурга, чья книга «Очерки гнойной хирургии» — фактически, настольная книга любого уважающего себя врача в этой области.

В. Емельянов

— Совершенно верно. Человек очень непростой судьбы, более чем непростой. Ну, впрочем, Вы можете с его биографией ознакомиться в Интернете, почитать книги. Ну, вот послезатвра, 1 апреля, мощи будут в Донском монастыре, поэтому если у Вас есть желание поклониться мощам святителя Луки, то адрес Донского монастыря, одного из старейших монастырей Москвы, я думаю, наверное, все знают.

В связи с этим мы пригласили к нам сегодня в качестве гостя эконома Донского монастыря отца Фому. Здравствуйте, отец Фома!

Иеромонах Ф. Демчук

— Здравствуйте.

В. Емельянов

— Вот эконом монастыря — это что значит? Это Вы главный экономист монастыря, или что это?

Иеромонах Ф. Демчук

— Нет, финансовой составляющей в монастыре — в любом монастыре — занимается казначей монастыря, и все, что касается финансов, все вопросы решает он. А эконом занимается непосредственно реставрационно-хозяйственной деятельностью любой обители.

В. Емельянов

— А, то есть это административно-хозяйственное управление в быту так называется?

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, ну, можно сказать, так.

В. Емельянов

— И Вы — так сказать, директор этой службы?

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, совершенно верно.

В. Емельянов

— Начальник, наверное, да? Директоров нет в монастырях.

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, у нас есть наместник монастыря. Поэтому можно сказать, что эконом является помощником или заместителем наместника монастыря в реставрационно-хозяйственной деятельности обители.

В. Емельянов

— Ну, все, значит, разобрались, кто такой эконом в монастыре. Итак, просим любить и жаловать — отец Фома, эконом Донского монастыря.

К теме прибытия мощей святителя Луки мы вернемся чуть позже, а сейчас поговорим вот о чем. Отец Фома, на этой неделе читается библейский сюжет о Ное и о Всемирном Потопе. Вот давайте немножко остановимся на этом. Очень это все давно, цифры какие-то запредельные — 600 лет было Ною, когда этот Потоп случился, после этого Потопа он еще 350 лет прожил. То есть он преставился, когда ему было 950 лет — вообще какая-то история совершенно невообразимая. И дети его жили там тоже лет 300-500. Сейчас, казалось бы, спросишь, там: «А Вам, простите, сколько лет?» — (шепелявит) «А мне восемьдесят». И, в общем, человек уже понимает, что ну вот уже… не то, что «с ярмарки», а уже, фактически, мы приехали. А тут — 900 лет.

Вот у меня, знаете, еще в то время, когда я был совсем молодым человеком и, пожалуй, узнавал Святое Писание ну, просто интересуясь, без… Зверей-то за что?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, как сказано в Священном Писании и у святых отцов есть толкования по этому вопросу, звери жили вместе с людьми, поэтому люди, получается, впадали в тяжкие грехи. Поэтому в этой атмосфере жили и эти же звери. Поэтому, по произволению Божьему, по желанию Божьему все были уничтожены.

А. Митрофанова

— То есть вот зайчики, белочки, мышонки…

В. Емельянов

— Ну, ежики! И хомяки! Хомяки-то вот как раз при чем здесь?

А. Митрофанова

— Мы же понимаем, есть за что. То есть — ладно даже звери! Дети, понимаете? Это же… Ну, любой родитель понимает, что дети — сейчас мы это понимаем — не отвечают за те преступления, которые совершили их родители. Вместе с тем, детей тоже смывает Потопом. Если мы берем эту историю как данность, если мы к ней относимся не критически, не пытаемся ее как-то осмыслить с позиций того, что «было — не было», а принимаем это как факт… А если отнестись к этому еще, так скажем, с вопросами, то здесь совсем уже другая история начинается. Я не знаю, стоит ли нам сегодня в эту сторону идти, говорить о том, какие есть доказательства того, что Потоп действительно имел место, есть ли они. Но если он имел место, то почему такая жестокость к людям, которые — образ и подобие Божие, к каждому из которых Господь относится как к своему собственному ребенку?

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, действительно, существует очень много спорных моментов, касающихся Всемирного Потопа. Прежде всего, рационалистического характера. Одни спорят о масштабности этого Потопа, о всемирности — действительно ли он был Всемирным потопом, действительно ли вода покрыла все пространство Земного шара. Другие спорят о сроках этого потопа — сколько он длился, о размещении и возможности размещения (или невозможности размещения) такого количества животных в ковчеге Ноя. Потому что нам известно, что, по повелению Божьему, Ной собрал в ковчеге от всех скотов, живущих на Земле, по единой паре. Поэтому можно себе представить, сколько там всего было, в этом ковчеге.

А. Митрофанова

— Ежики, белочки…

В. Емельянов

— …и хомяки.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Господь не просто взял — всех уничтожил, Он дал возможность, ну, скажем так, грубо говоря, начать жизнь сначала, с нового листа.

В. Емельянов

— Вольготнее всего, я так понимаю, было рыбам, потому что им-то не нужно было никуда деваться, ни в какой Ковчег — они себе плавали…

А. Митрофанова

— Они себя чувствовали, как рыба в воде.

В. Емельянов

— …как рыба в воде, да, буквально.

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно, всех деталей мы не можем рассматривать, и, по большому счету, не имеем права рассматривать, потому что все в руках Божьих. Но, опять же, если вернуться к Всемирному Потопу и к Библии, конкретно к Книге Бытия (это 6-я и 7-я главы повествуют об этом событии), то мы знаем, что Ной созидал Ковчег в течение 100 лет. Это была самая настоящая и самая конкретная проповедь. Он одновременно призывал людей к покаянию, исправлению и свои слова подтверждал конкретным делом — занимался строительством Ковчега. Господь специально растягивает это время — 100 лет, целый век, дает возможность человеку раскаяться, измениться.

Ну, а что люди? Люди не принимают этой проповеди Ноя, они не приносят покаяния, они не приносят исправления. А даже сам момент, когда, опять же. по свидетельству Священного Писания, Ветхого Завета, дождь лился на землю сорок дней и сорок ночей… То есть это постепенное повышение уровня воды, и даже сам этот факт давал возможность человеку даже на последнем вздохе принести покаяние, покаяться в содеянных делах, в неправильной жизни, и потом, в будущем, когда Гопводь наш Иисус Христос воскрес уже в Новом Завете, эти бы праведники, которые принесли бы тогда покаяние, были бы выведены Христом из ада. Потому что все мы знаем, что в Ветхом Завете даже самые праведные люди после смерти попадали в ад. Это было проклятье, общее проклятье рода человеческого. И Господь Иисус Христос своим Воскресением… Еще есть икона, называется не «Воскресение Христово», а «Сошествие во ад», когда Господь из ада выводит прародителей — Адама и Еву и всех праведников, всех покаявшихся людей, которые находились в аду. И вот Господь даже в этом деле, что потихонечку увеличивается уровень воды, человек может принести покаяние и в будущем жить с Богом в Раю. Это великий промысел Божий, поэтому вдаваться в какие-то мелкие подробности, которые, по сути, для нашего спасения не имеют никакой роли, не следует.

А. Митрофанова

— То есть Вы призываете сейчас абстрагироваться от вопросов, имел ли место Потоп, почему Ной жил 900 лет, как он мог 100 лет строить этот корабль, и как постепенно умирали люди, которые, как сказано, в общем-то, вполне себе развитыми были людьми.

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно.

А. Митрофанова

— То есть их цивилизацию вполне можно…

В. Емельянов

— А мне интересно все-таки.

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно. Всемирным Потопом заканчивается целая хпоха, целая история человечества.

А. Митрофанова

— Никаких доказательств нет. Мы можем только поверить на слово либо не поверить.

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, многие геологи, исследователи, научные сотрудники, скажем так, деятели науки — они признаются в том, что действительно имел место некий такой природный катаклизм. Но, опять же, даже в этом есть споры. Некоторые утверждают, что это действительно был потоп, некоторые утверждают, что это было некое ледниковое объединение, ледниковый период.

В. Емельянов

— Вы знаете, как бы то ни было, но, в общем-то, в северных широтах были обнаружены какие-то скелеты кенгуру и носорога. Тут, в общем, и скептик может призадуматься — а чего это такое было-то вообще? Где-то там в северных горах каких-то. Так что…

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, и даже то, что, действительно, доказано существование Ковчега в горах Арарата, который находится на высоте 5 тысяч метров…

А. Митрофанова

— Это касается Ковчега. Это не касается людей, которые жили во времена Ноя.

Иеромонах Ф. Демчук

— Но мы должны…

А. Митрофанова

— Поэтому я и говорю, что есть некоторая доля условности. Мы сейчас с Вами исходим из того, что мы эту историю, описанную в Священном Писании, рассматриваем, скорее, как модель наших взаимоотношений с Богом — что есть некая… Это может восприниматься как метафора, это может восприниматься кем-то как история с буквальным прочтением — пожалуйста. В задачи нашей сегодняшней программы не входит разобраться досконально во всех исторических перипетиях и в археологических изысканиях и так далее. Наша с вами задача — посмотреть на это как на некую модель взаимоотношений между человеком и Богом.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, совершенно верно. И даже если подходить к этому вопросу с точки зрения христианского учения, христианская апологетика, прежде всего, устремлена, направлена на другое. Мы, опять же, не впадаем во все эти научные изыскания, исследования. Да, они нам интересны, мы как бы прислушиваемся, но дело в другом. Для нас, православных христиан, действительно, как Вы сказали, дело отношений человека и Бога.

А. Митрофанова

— Это не отменяет научных изысканий. И христиане, между прочим, сами первыми этим занимаются. (Смеется.)

Иеромонах Ф. Демчук

— Мы не отнимаем и не отрицаем никаких научных изысканий и исследований. Мы их признаем, мы прислушиваемся, нам они тоже интересны. Но все вот это учение о Всемирном потопе, прежде всего, должно быть направлено на проблемы, существующие в то время, и, прежде всего, на духовно-нравственную проблему общества.

А. Митрофанова

— О котором мы, практически, ничего не знаем.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. О причине — почему Господь, по сути, вот как Вы начали сегодняшнюю беседу, погубил и младенцев, и, по сути, многих невинных людей, с нашей точки зрения. Почему Господь это сделал? Какая причина? Причина нам известна — это грех. Грех стал средостением между человеком и Богом, стал огромной стеной и отдалил человека от Бога. И человек впал… всеобщее такое человечество впало во всеобщее моральное разложение, где царила нечистота, разврат и все, что с этим связано.

А. Митрофанова

— Такая стопроцентная получается… стопроцентная апокалипсическая картина.

В. Емельянов

— А вот, ты знаешь, пытаюсь думать вот над чем: он же в течение 100 лет проповедовал, говорил, и они видели, чем он был занят. То есть, соответственно, он валил лес, там, я не знаю, как он их строгал, рубил, там, эти доски строил, этот корабль, этот ковчег, попутно проповедуя. И тоже пытался всех останавливать, говорил: «Слушайте, остановитесь! Вот понимаете, чем вообще все кончится?» Вот они его воспринимали, как какого-то…

Иеромонах Ф. Демчук

— …ненормального человека. По большому счету, даже если в наше время, так разобраться, ну, вроде, живем нормальной жизнью, полноценной. И тут ни с того ни с сего какой-то чудак, по большому счету, начинает строить корабль. Как мы к этому отнесемяс? Большая часть людей, я думаю, отнесется с подозрением — а все ли у него в порядке с головой, правильно? Так и в этой ситуации: когда Ной призвал к покаянию и, более того, строил Ковчег сто дней и сто лет…

В. Емельянов

— …и они это видели!

Иеромонах Ф. Демчук

— …и они это видели, то есть он у них на глазах строил, это все воспринималось насмешкой, издевательством. Это вот как раз таки причина греха — окаменелое сердце человека. Оно уже не в состоянии было какую-то проповедь или призыв к покаянию. Все это воспринималось негативно и отрицательно. И вот последствие вот такого негатива, последствия разложения, морального разложения, безнравственности — закончилось вот такой действительно великой трагедией.

А. Митрофанова

— Иеромонах Фома Демчук, эконом Донского ставропигиального монастыря сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Вы знаете, отец Фома, я слушаю Вас и думаю вот о чем: нам сегодня так часто говорят о моральном разложении, о безнравственности, о том, в каком ужасном духовном состоянии мы находимся, что нам нужно посыпать голову пеплом, встать на колени и только и делать, Вы знаете, молиться и каяться, биться головой об стену и говорить: «Мы хуже всех, мы хуже всех, мы хуже всех». Так вот, те вещи, которые приходят на ум, когда слушаешь о том, что мы находимся в ужасном морально-нравственном состоянии… Оно, может быть, все и так…

В. Емельянов

— А может быть, нас смыть просто?

А. Митрофанова

— А может быть, нас просто смыть, действительно? А как же тогда Божия любовь? А как же тогда те отношения, которые мы пытаемся с Богом выстраивать как-то? Я не знаю, ну… И как же, в конце концов, тогда радость, о которой говорит Господь и о которой говорит христианство? Как же тогда? Понимаете, вот это постоянное угнетение — то, что нам нужно молиться, каяться и биться головой об стену, потому что мы хуже всех, — оно напрочь вымывает из нашей жизни ощущение радости, которое может дать только христианство.

Иеромонах Ф. Демчук

— Вообще, состояние уныния — это самое страшное состояние для человека. Поэтому это не совсем правильно, что люди считают, особенно верующие (вот про верующих так считают), что они хуже всех. Это неправильное состояние.

А. Митрофанова

— Ну, а как же тогда, если мы все безнравственные, если мы все гибнем, если мы все уже погибли и так и все у нас плохо?

Иеромонах Ф. Демчук

— И это тоже неправильное понятие, что мы уже все погибли. Господь дает возможность каждому человеку быть с ним вечно в раю, радоваться здесь, на земле, и там Жизни Вечной. И Господь дает нам заповеди. Это, можно сказать, небольшие правила чисто морального характера, направление. И говорит: «Если Вы это будете исполнять, будете со мной вечно. Если нет — значит, нет». Ведь Господь никого не насилует.

В. Емельянов

— Ну да, свобода выбора есть все-таки.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, каждый человек сотворен свободным. И каждый человек вправе выбирать свой жизненный путь.

А. Митрофанова

— Иными словами…

Иеромонах Ф. Демчук

— Налево пойти — значит, соответствующая награда будет. Направо пойти — соответствующая награда. Из-под палки мил не будешь.

Смотрите: благоразумный разбойник в последний момент, можно сказать, на последнем жизненном издыхании принес покаяние. Всю жизнь совершал разбои, кражи, может быть, убивал людей. Но благодать Божия в последний момент, когда он уже на кресте был распят, коснулась его сердца, и он из глубины души принес свое покаяние. И какой мы слышим ответ?

А. Митрофанова

— «Ныне же будешь со Мной в Раю». Единственный человек, про которого мы точно знаем, что он там, из всего Священного Писания.

Скажите, пожалуйста, отец Фома, почему, в таком случае, тем людям, которые были современниками Ноя, не был дан шанс, как этому разбойнику, в последний момент быть спасенными?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, как же, как же? Сто лет для Вас — это не шанс? Это не время? Благое время, которое Господь давал. Господь призывал, явно, открыто Господь призывал людей к покаянию. Надо полагать, что если бы даже в критической ситуации, если бы грешные люди принесли всеобщее покаяние, Господь остановил бы Потоп, остановил бы дождь.

А. Митрофанова

— Иными словами, все было совсем плохо с теми людьми?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, если бы было все хорошо, Потопа бы не было.

А. Митрофанова

— Отец Фома, давайте тогда сейчас попробуем какую-то проекцию сделать на наше время. У нас тоже развитая цивилизация, и нас тоже периодически называют теми словами, которые Вы употребили применительно к тому поколению, которое было вокруг Ноя. Перспективы безрадостные, но надежды есть — мы помним о разбойнике, который висел по правую руку от Христа на Кресте, и есть и другие примеры, может быть, менее радикальные. Есть люди, которые от рождения выбирали для себя этот путь. Мы таких людей называем святыми, и среди святых вообще много очень разных людей. Мария Египетская, покаяние которой — это высочайший пример такой.

Но, вместе с тем, вот смотрите, у нас… То есть святые в процентном отношении ко всему человечеству, это очень небольшое число людей. Для всех остальных, получается, вопрос подвешен. Нас точно так же может «смыть». Где тогда Божия любовь по отношению к нам?

Иеромонах Ф. Демчук

— Я здесь немножечко с Вами не согласен. Во-первых, почему? Потому что святых, которые, скажем так, официально, реально причислены к лику святхы, может быть, и не так много. Но мы не знаем, сколько праведников, которые не прославлены в лике святых, а своей тихой, скромной жизнью угодили Богу.

В. Емельянов

— Может быть, даже среди нас живущих.

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно! Мы почему-то об этом не хотим говорить.

А. Митрофанова

— Да мы не то, что не хотим — просто не решаемся.

Иеромонах Ф. Демчук

— Когда Господь уничтожал Содом и Гоморру — два города, где просто процветали…

В. Емельянов

— Блуд и разврат.

Иеромонах Ф. Демчук

— …да, блуд и разврат, то какое-то такое там было: «Если десять праведников найду в городе, не погублю этого города», Господь говорит. Но и десяти праведников в этих городах не нашлось. Слава Богу, в наше время есть праведники. Мы о них не знаем.

В. Емельянов

— Ну вот я с Вами соглашусь вот в каком плане — что когда мы говорим о святых, это такой дидактичный материал, он очень наглядный. О них написаны книги, мы видим в храмах иконы, которые, там, и так далее…

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, да, совершенно верно. Совершенно.

В. Емельянов

— А о праведниках мы ничего не знаем. Вот живем мы в одном доме, предположим, и вдруг какая-то женщина или какой-то один мужчина, может быть, уже в возрасте — вот он ходит каждый день, мы с ним «здрассте-здрассте», здороваемся-здороваемся, и мы не знаем, что он живет совершенно праведной жизнью. Ведь такое тоже может быть.

А. Митрофанова

— Может быть.

Иеромонах Ф. Демчук

— Но, опять же, «совершенно праведной жизнью» — что понимать? Ведь мы привыкли рассуждать по-человечески. Тут даже, знаете, есть такой…

В. Емельянов

— Ну, вот с нашей точки зрения, не-праведников, он живет праведной жизнью.

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, это хорошо, что Вы его приписываете к праведной жизни. Но у Бога свой Суд.

В. Емельянов

— Безусловно.

Иеромонах Ф. Демчук

— Он может за малейшее доброе дело, которое совершил человек на протяжении своей жизни, оправдать человека.

А. Митрофанова

— А может не оправдать того, кто совершил много добрых дел, но при этом совершил еще что-то?..

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно, если дела совершаются с гордостью и для того, чтобы себя прославить… Есть очень хорошее выражение: «Не думай о себе в деле, а думай о деле». То есть мы, когда совершаем что-то, не должны думать о том, что нам за это будет, а должны трудиться, не жалея себя, не жалея своих сил. И Господь, видя наши труды, особым образом это возносит и освящает.

А. Митрофанова

— Отец Фома, Вы живете в монастыре. Монастыри сегодня тоже часто называют «ковчегами спасения». Я не знаю, могу ли я Вам этот вопрос задать — такой довольно личный… Но это был Ваш осознанный шаг, потому что Вам хотелось туда, в «Ноев ковчег», попасть, или почему? Что, как вот?..

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, призыв такой был у меня с десятилетнего возраста — желание уйти в монастырь. Если честно, я не знаю, откуда это желание появилось. Может быть, по молитвам моих близких родственников, потому что совсем недавно я узнал, что у нас, в нашем роду, монашествующие были. Может быть, по их молитвам Господь меня призвал к этому служению. Но в братию монастыря я уже вступил в 25-летнем возрасте, в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, там же заканчивал семинарию, Академию. В Донском монастыре уже четвертый год как несу свое послушание. И действительно, для нас, монашествующих, прежде всего, но и для всех мирян, для всех православных христиан монастыри, храмы — это, своего рода, «ковчеги», «Ноевы ковчеги».

В. Емельянов

— Храмы, в общем, напоминают даже где-то формой корабль.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Церковь ведь так и называют…

А. Митрофанова

— …»корабль спасения».

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, «корабль спасения», «Ноев ковчег». И ели человек стремится жить церковными таинствами, стремится жить церковной жизнью, то всегда Господь присутствует в его сердце, и этому человеку всегда легко и хорошо везде.

А. Митрофанова

— Вы знаете, к сожалению, не всегда, и не везде, и не всем, и гарантии это тоже никакой не дает. Я совсем недавно имела разговор на эту тему с близким мне человеком, который говорил: «Вот посмотри, у этой женщины сын — алкоголик. Она его водит в храм, она исповедуется, причащается, она молится за своего сына, она старается его вымолить — и все бесполезно, он по-прежнему алкоголик». Он даже…

Иеромонах Ф. Демчук

— Мы привыкли, к сожалению, к великому сожалению, чтобы все, что мы просим, совершалось ежесекундно, в тот же момент, как мы попросили. Но это неправильный подход к ситуации. Нужно проявлять усилия. В Священном Писании конкретно сказано: «Царство Небесное силой берется». И только те, которые трудятся, восхищают его. А какой труд? Молитва, сугубая молитва. Не так, что мы сегодня готовы от благочестия лоб расшибить, а завтра перекреститься нам тяжело.

А. Митрофанова

— Вы знаете, я вот вспоминаю одну притчу про человека, который был великий постник — в день съедал по одной просфоре и по одному человеку. Понимаете, ведь тоже человек и в храм ходил, и исповедовался, и причащался. Как-то, видимо, сам не замечал, что с ним что-то не так. Получается, что то, что человек ходит в храм, не дает ему тоже гарантии никакой к спасению?

Иеромонах Ф. Демчук

— Самое главное — чтобы в сердце горела вера, вера в Бога. Ведь что такое вера? Это не просто знать, что Бог есть. Бесы тоже знают, что Бог есть, но им это ничего не дает. Верить — значит, Богу доверять. И вот если человек — не важно, священник он, рядовой гражданин, мирянин, если он Богу доверяет все свои проблемы, все свои радости, все свои переживания, всю свою жизнь в целом, Господь такого человека особым образом ведет по жизненному пути. А если человек — опять же, не важно, какого он статуса, социального положения — надеется на свои силы, на свою образованность, на свои знания, то вспоминается хорошее выражение: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи Ему о своих планах».

В. Емельянов

— Да.

Иеромонах Ф. Демчук

— Вот и здесь то же самое. Даже если священник. Мы никого не осуждаем, но нужно Богу доверять. Доверять всю свою жизнь, все свои действия.

В. Емельянов

— Да, вот здесь принципиальная... то есть не то, что принципиальная разница, а вот все-таки это две разные ветви — верить в Бога и верить Богу.

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно, конечно.

В. Емельянов

— Вот это вот…

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Верить Богу — значит, Богу доверять.

Это вспоминается тоже одна история. Летел самолет из Бари, от святых мощей святителя Николая, и попал в зону особой турбулентности. И стюардесса выходит и говорит: «Братья и сестры, прошу Вас помолиться, иначе мы в любой момент можем оказаться в Раю». Встал батюшка, перекрестился и сказал: «Не дай Бог!».

(Смеются.)

Иеромонах Ф. Демчук

— Поэтому доверять Богу надо и ничего не бояться.

А. Митрофанова

— Они приземлились, все в порядке было?

Иеромонах Ф. Демчук

— Конечно, все приземлились, слава Богу. (Смеется.)

В. Емельянов

— Ну, и для того, чтобы три все-таки притчи прозвучало, еще есть же хорошая притча по поводу того, как путник споткнулся и полетел под откос. Не за что зацепиться, и он руками, ногтями за какой-то грунт, за какие-то камни цепляется — и все равно валится, летит вниз. И вдруг цепляется за какой-то пруток и держится — «ф-фу, удержался!», хотя и непонятно — внизу пропасть, наверх далеко, непонятно, как… И уже он не знает, что сказать. Он говорит: «Господи, верую в Тебя!» — «Отпусти руки!» — раздался Глас с небес.

Иеромонах Ф. Демчук

— (Смеется.) Да…

А. Митрофанова

— Иеромонах Фома Демчук, эконом Донского ставропигиального монастыря, сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Здесь также Владимир Емельянов и Алла Митрофанова. Через минуту вернемся.

В. Емельянов

— Это программа «Светлый вечер». Здравствуйте еще раз! В студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова. Наш сегодняшний гость — эконом Донского монастыря отец Фома.

Очень красиво мы сравнили некоторое время назад с тем, что Церковь часто уподобляется Ковчегу Спасения, и многие храмы построены по образу корабля. И монастыри уподобляются тоже вот этому как бы образу ковчега, в них человек находит спасение от каких-то житейских бурь, может быть, от каких-то своих собственных неудач — ну, в такой вот привычной нашей жизни. Вот как Вы считаете, отец Фома, значит ли это, что нам каждому нужно успеть влезть вот в этот Ковчег, в этот корабль?..

А. Митрофанова

— …и там спрятаться?

Иеромонах Ф. Демчук

— Не «спрятаться».

В. Емельянов

— Да, в этом монастыре. Забраться, спрятаться, укрыться — и вот дальше плыть уже.

Иеромонах Ф. Демчук

— Не совсем правильно, не «спрятаться». Мы можем быть в Церкви, можем посещать храмы, можем посещать богослужения, монастыри, но не быть, вот как мы ранее говорили, верующим человеком, не доверять Богу, а быть околоцерковным человеком. И действительно, такая околоцерковность нас не спасет.

В. Емельянов

— А может быть, наоборот, кому-то этого и достаточно?

Иеромонах Ф. Демчук

— Может быть, этого и достаточно на каком-то жизненном периоде, но благодать Божия в любой момент может человека коснуться, сердце может тронуться этой благодатью…

В. Емельянов

— …и он пойдет дальше.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. И человек начнет расти.

В. Емельянов

— А так он хотя бы будет около, рядом.

Иеромонах Ф. Демчук

— Но под лежачий камень вода не течет. Господь сотворил нас без нас, но спасти нас без нас не может — опять же, потому что человек сотворен свободным и сам вправе выбирать свой жизненный путь. Но все мы должны проявлять максимум усилий в деле спасения. Взыщите, прежде всего, Царствия Небесного. Стучите — и обрящете.

А. Митрофанова

— Здесь, Вы знаете, как часто приходится слышать: «Ну что, Вы там приватизировали Бога и считаете, что Вы во всем абсолютно правы?» Это упреки, которые звучат по отношению к христианам именно за то, что со стороны христиан выражается такая уверенность в том, что Церковь — это Корабль Спасения. «А Вы считаете, что без этого спастись никак нельзя? Ну, конечно, среди христиан все такие святые, все такие праведные! А чего же тогда между Вами бывают такие распри и разборки, что, знаете, какой-нибудь атеист еще и в сторону отойдет и скажет: «Нет, я не хочу с ними иметь ничего общего!»

Иеромонах Ф. Демчук

— Вы знаете, когда человек становится на путь исправления, на путь покаяния, когда старается регулярно приходить в храм, регулярно исповедоваться, причащаться, у такого человека усугубляется борьба — внутренняя борьба. Великий апологет Христианской церкви Тертуллиан говорил: «Душа человека — это ринг, на котором постоянно борются добро и зло».

А. Митрофанова

— А потом Достоевский по-другому сформулировал эту же самую мысль.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Поэтому борьба — у всех. Мы все, христиане, православные — мы все воины. А человек, который становится на путь исправления, покаяния, воцерковления, на путь своего обожествления, у такого человека усугубляется борьба. Поэтому нередко мы встречаем вот этот негатив, человеческий фактор. Ссоримся с кем-то, раздражаемся, пакости друг другу делаем или еще чего похуже. Но это как раз таки показатель того, что идет постоянная борьба.

А. Митрофанова

— А может быть, тогда не надо вступать на этот ринг? Может быть, тогда мы более мирно свою жизнь проживаем, не причинив боли…

В. Емельянов

— А то получается. что мы воины сами с собой.

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, естественно, мы — воины сами с собой…

А. Митрофанова

— И со своими близкими, с самыми близкими людьми, которые больше всего страдают.

Иеромонах Ф. Демчук

— …со своим самолюбием, со своей гордостью. Прежде всего, вот эта битва направлена не на окружающий мир, не на наших близких, а на нас самих. На нас самих. Мы должны работать над собой. Преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжай дух мирен — и тысячи вокруг спасутся». А это не просто так — стяжать дух мирен.

А. Митрофанова

— Это высший пилотаж?

В. Емельянов

— А может быть, это вообще не каждому дано?

Иеромонах Ф. Демчук

— Что значит «дано» или «не дано»?

В. Емельянов

— Ну вот…

Иеромонах Ф. Демчук

— Господь же пострадал не для избранных людей, не для кого-то Он был распят на кресте, а для кого-то не распят. Он пострадал, пролил Свою пречистую кровь ради всех нас, ради нашего спасения, ради того, чтобы освободить нас от греха, от проклятья рода человеческого — то, что я говорил: В Ветхом Завете даже самые праведники после смерти попадали в ад. Господь освобождает людей от этого проклятья и дает возможность каждому человеку быть в Раю, с Ним. Но, опять же говорю, как сказано в Священном Писании, «Царство Небесное силой берется, и только те, которые трудятся, восхищают Его».

А. Митрофанова

— Тут понимаете в чем парадокс… По идее, да, очень нужно каждому из нас прийти в «Ноев ковчег», в этот Корабль Спасения, где Церковь и так далее. Но если мы туда приходим, мы о чем узнаем? Мы, во-первых, узнаем о том, что мы прокляты; во-вторых, мы узнаем о том, что у нас падшая природа; в-третьих, мы узнаем о том, что мы все прозябаем в грехе, и так далее. Мы узнаем о себе так много нового и интересного, что иногда думаешь: а стоит ли вообще все это узнавать? Вряд ли случайно…

Иеромонах Ф. Демчук

— Слава Богу, что мы узнаем. И слава Богу, что это все открывается и Господь призывает нас. И через покаяние, через причастие, через другие церковные таинства он, можно сказать, возрождает человека.

В. Емельянов

— Человек слаб, он может просто не выдержать такой нагрузки — понимания всего того, о чем только что сказала Алла. Просто ну не выдержит психика у человека.

Иеромонах Ф. Демчук

— Если человек поистине доверяет Богу, он все выдержит. И бремя вот это, которое человек несет, оно для него будет легким, потому что с Божьей помощью Господь это бремя облегчает для человека.

В. Емельянов

— Ну, он же так сам и говорит, да, что «бремя Мое легко»…

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, «бремя Мое легко есть». Все.

А. Митрофанова

— Для этого нужно сделать осознанный выбор, сделать свой шаг. (Смеется.)

Иеромонах Ф. Демчук

— Мы сами себя и накручиваем.

В. Емельянов

— Мне тоже кажется, что мы много умничаем по этому поводу.

Иеромонах Ф. Демчук

— Мы сами себе накручиваем, сами создаем проблемы, потом от этих проблем начинаем страдать. Поэтому надо попроще относиться. Не возноситься своей красотой, своим знанием, своим умом, а думать о себе, о внутреннем своем состоянии, заботиться о красивом, одухотворенном внутреннем состоянии.

Ведь даже сейчас мы переживаем великие спасительные дни Поста — время особой молитвы, особого покаяния. И вот как раз Господь дает вот эти минуты, вот эти дни спасительные, чтобы человек вернулся в обожествленное состояние и приблизился к Нему. открыл свое сердце для Него. И чтобы Господь постоянно находился, пребывал в этом сердце, пребывал в человеке. Ведь мы, даже когда молимся, прочитываем слова молитвы «Отче Наш»: «Да будет воля Твоя!» То есть мы, по сути, лукавим перед Богом — тут молитву читаем и молим, чтобы была воля Его, а тут же этой воле сопротивляемся. И потом сами же от этого и страдаем, и пытаемся в чем угодно, где угодно найти оправдание. «Все плохие», «церковь — это свод запретов, строгих запретов, да». «Лучше вообще тогда в Церковь не ходить, лучше вообще туда не заходить, лучше свечки не ставить, молитвы не читать».

В. Емельянов

— Ну да, «Пост — ограничения в еде, тоже впроголодь сидеть охота была!»

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Жить такой вот спокойной жизнью. Пришла смерть — и все. Вся наша жизнь — это промежуток…

В. Емельянов

— Нет, ну так тоже скучно! (Смеется.) Вот пришла смерть — и все! (Смеется.)

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну в в том-то и вопрос: а смерть — это что? Это начало новой жизни.

В. Емельянов

— Ну, мне тоже так кажется, да. Рождение.

Иеромонах Ф. Демчук

— Духовной жизни. Но как пройдем мы этот жизненный период, этот путь здесь, на земле, так мы его продолжим там. Ведь у Бога нет мертвых, у Бога все живы. И смерть — это не конец жизни, это начало новой духовной жизни. Это другое измерение, и человек попадает в другое измерение.

А. Митрофанова

— Это очень важный момент, спасибо, что Вы об этом сказали. Потому что когда начинаешь разбираться, что такое христианство и какова вообще ответственность человека, который вступает на этот путь, понимаешь, что все очень серьезно. Все серьезно, и ты действительно много нового о себе узнаешь. И у тебя действительно возникают такие, может быть, вопросы, которых при другом раскладе не возникло бы. И всегда очень важно понимать, ради чего ты это делаешь. А ответ… Вот мне кажется, что как раз вопрос о смерти, который, как бы мы ни крутили, мы за скобки все равно вынести не можем… Это надо быть совершенно человеком, который ни разу в жизни не задумывался о себе и о том, какая перспектива ему предстоит… Так вот, этот ответ на вопрос «а что же будет со мной после того, как?..» чаще всего, мне кажется, и сподвигает к тому, чтобы люди начинали поиск. И то, что Вы говорите про то, что как мы проходим путь здесь, так же мы продолжим его проходить и там, тогда становится понятно, ради чего вся эта работа. Потому что иначе мы туда с собой, по ту сторону жизни, забираем все те «погремушки» и «тараканов» всех, которые в нас живут, и с ними там дальше только уже в вечности существуем, и шансов измениться нет.

Иеромонах Ф. Демчук

— Священное Писание по этому поводу говорит: «Где сокровище Ваше, там и сердце Ваше». О чем мы радеем, о чем мы болеем, то мы и имеем. Привязываемся мы вот к этим временным удовольствиям жизненным, эти временные удовольствия нас поглощают. И в этих временных удовольствиях мы забываем и о Боге. И как раз таки повторяется тот сценарий, который случился… закончился Всемирным потопом.

Ведь даже, опять же, возвращаясь ко Всемирному потопу, история во этого потопа — это история нашего времени, нашего периода. Слышим ли мы предупреждения Священного Писания, прислушиваемся ли мы к проповеди, которая произносится с церковного амвона, живем ли мы таинствами церковными, исполняем ли мы главную заповедь, которую дал нам Господь, — любовь? «Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем и ближнего своего как самого себя».

В. Емельянов

— Да мы и себя-то часто не любим!

А. Митрофанова

— Ну, или иначе понимаем это слово. Много трактовок есть того, что же это за понятие. Цена вопроса становится понятна. Вот тогда понятно, для чего вся эта адская работа по переделыванию себя. Потому что, мне кажется, нет более сложной работы, чем переделывать себя, пытаться. (Смеется.)

Иеромонах Ф. Демчук

— И здесь тогда и ответ на Ваш вопрос, почему Господь погубил маленьких детей, невинных, по сути, людей. Чтобы дать возможность человеку даже в последнем вздохе покаяться — и потом вечно жить с Богом.

А. Митрофанова

— То есть те маленькие несчастные, которые гибли в Потопе, Вы хотите сказать, что они…

Иеромонах Ф. Демчук

— Они были заражены вот этим духом негатива, негативным духом, вот этим соблазном, грязью.

В. Емельянов

— На генном уровне, мы бы сейчас так, наверное, могли сказать.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, можно сказать, на генном уровне они были заражены вот этим всем.

А. Митрофанова

— Но Господь же попустил…

Иеромонах Ф. Демчук

— Ведь даже Рождество Господа Иисуса Христа: Господь избирает чистейший сосуд — Пресвятую Богородицу, и из нее рождается Господь и Спаситель, Мессия. Поэтому на духовном, на очень тонком уровне все люди были заражены вот этой проказой, духовной проказой, грехом. Поэтому Господь истребляет всех.

А. Митрофанова

— Не давая шансов…

В. Емельянов

— С другой стороны…

Иеромонах Ф. Демчук

— Почему? Он дал шанс. Он сохранил Ноя и все его семейство. Он сохранил животных — каждое по паре.

В. Емельянов

— И потом Он сказал уже: «Ну, что, да, я посмотрел, я видел, как это все…»

Иеромонах Ф. Демчук

— И заключается Новый Завет, союз, по сути…

В. Емельянов

— «И больше Я не буду вот так вот смывать никого, уничтожать».

Иеромонах Ф. Демчук

— И в знак вот этих слов Господь посылает радугу на небе — в подтверждение.

А. Митрофанова

— Это понятно. Но с теми-то людьми, с теми сотнями, тысячами, которые погибли в воде, с ними-то как? Что же ж это получается? Даже дети…

Иеромонах Ф. Демчук

— Все в руках Божиих.

А. Митрофанова

— То есть Вы хотите сказать, что мы не знаем, что с ними случилось в конце концов? Может быть, у них вполне тоже все неплохо?

Иеромонах Ф. Демчук

— Господь… Я Вам говорил сегодня: почему Господь сорок дней и сорок ночей посылает дождь на землю и потихонечку уровень воды увеличивается? Господь дает возможность, опять же, повторяюсь, на последнем вздохе принести покаяние и с очищенным сердцем уйти в вечность, чтобы потом, когда воскресший Господь Иисус Христос выводил праведников, и они получили вот это блаженное, вечное состояние. Здесь великий промысел Божий, поэтому нам порой лучше не рассуждать так глубоко…

В. Емельянов

— А просто прочитать и знать об этом, да?

Иеромонах Ф. Демчук

— Знать, молиться, чтобы Господь нас укреплял, вразумлял. И придет время, когда Господь и эти моменты для нас раскроет.

В. Емельянов

— Отец Фома, эконом Донского монастыря, у нас сегодня в гостях в программе «Светлый вечер».

Ну, а теперь давайте, коллеги, вернемся к тому, с чего мы начинали — именно к тому, что 1 апреля, послезавтра, в Донской монастырь в Москве прибывают мощи святителя Луки Крымского — Войно-Ясенецкого. Это удивительная фигура в истории Русской Православной церкви и не только, это еще удивительная фигура в русской медицине. Алла правильно сказала в начале нашей сегодняшней беседы, и мы не раз это уточняем, когда речь заходит о Войно-Ясенецком, — о том, что его книги до сих пор являются настольными книгами для многих врачей, и это происходит уже на протяжении нескольких поколений людей, потому что, помимо всего прочего, это еще и великий ученый.

Итак, послезавтра, 1 апреля, мощи будут в Донском монастыре. Расскажите, пожалуйста… Ну, во-первых, вопрос — почему именно сейчас? Ну, и все то, что связано с организацией этого всего — как это будет организовано, как люди могут прийти? Потому что понятно, что будет паломничество, конечно, огромное.

А. Митрофанова

— Очередь.

В. Емельянов

— Очередь, и…

А. Митрофанова

— …в три кольца вокруг монастыря — все, как мы любим.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да. Ну, начнем: почему именно сейчас? По просьбе митрополита Патерского (это Греция, Хризостома), при непосредственном участии Фонда Апостола Андрея Первозванного и по благословению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла, организовано перенесение чудотворных мощей великого угодника Божия, святителя Крымского Луки. По пути следования святые мощи прибудут в наш Донской ставропигиальный мужской монастырь. Ожидаемая встреча святых мощей в монастыре произойдет 1 апреля, ориентировочно в 13:30-14:00 часов.

А. Митрофанова

— Отец Фома, я прошу прощения сразу… Вы сказали про перенесение мощей… В моем сознании это словосочетание...

Иеромонах Ф. Демчук

— Принесение.

А. Митрофанова

— А, принесение? Спасибо, да. Наверное, есть какая-то разница. Потому что перенесение мощей — это когда их переносят из одного места в другое насовсем.

Иеромонах Ф. Демчук

— Совершенно верно. Принесение.

В. Емельянов

— Это какой-то длинный путь, или это из Симферополя в Москву и обратно?

Иеромонах Ф. Демчук

— Нет, они летят из Симферополя в Москву, здесь мощи у нас сутки находятся в Донском монастыре…

А. Митрофанова

— Пересадка.

В. Емельянов

— Так?

Иеромонах Ф. Демчук

— 2 апреля в 12 часов мы их провожаем из монастыря, они уезжают обратно в аэропорт и улетают в Грецию, в город Патра.

А. Митрофанова

— Не насовсем?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, этот вопрос уточняется, поэтому пока мы…

А. Митрофанова

— А, то есть, принесение все-таки может стать перенесением?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, надо понимать, что переносятся не все мощи, не большой ковчег, а небольшая частица.

А. Митрофанова

— А, хорошо.

Иеромонах Ф. Демчук

— То есть небольшая частица святых мощей.

А. Митрофанова

— Это радует. То есть мы свою святыню вот так вот просто, целиком и полностью, окончательно не отдаем нашим друзьям и братьям грекам?

Иеромонах Ф. Демчук

— Надо понимать, что в Греции очень сильно почитают святителя Луку.

А. Митрофанова

— У нас тоже.

Иеромонах Ф. Демчук

— И в настоящее время более 40 построенных православных храмов посвящены именно святителю Луке.

А. Митрофанова

— А почему, кстати?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, скажем так, первые, для кого раскрылся святитель Лука, если можно так сказать, это были греки. И первые такие серьезные чудеса… У нас еще он даже прославлен не был в лике святых — первые такие чудеса совершались именно там, в Греции, по молитвам святителя Луки. И именно там стали собирать материалы, готовили к прославлению святителя. Поэтому греки его очень чтят. У них память святителя Луки — 11 июня — празднуется как вторая Пасха.

А. Митрофанова

— Ничего себе!

Иеромонах Ф. Демчук

— Это оживленные празднества по улицам городов по всей Греции.

А. Митрофанова

— Удивительное дело — то же самое с Иоанном Русским, святым Иоанном Русским, мощи которого находятся на одном из греческих островов. Про которого у нас здесь знают существенно меньше, значительно меньше. А там он такой же популярный святой, как у нас, наверное, святитель Николай.

Иеромонах Ф. Демчук

— Да, но здесь со святым Иоанном Русским немного иная история — он жил там.

А. Митрофанова

— Безусловно! Но он был нашим соотечественником, он оказался…

Иеромонах Ф. Демчук

— Он просто попал плен при очередной Русско-турецкой войне и удивил хозяина своей благочестивой, праведной жизнью. И совершалось по его молитвам много-много чудес среди мусульман, и из-за этого такое почитание.

Здесь немного другая ситуация — святитель Лука почил в Крыму, последние годы своего служения провел в Крыму, да и родился он в Керчи, поэтому ну вот такое почитание Господь раскрыл, прежде всего, там, в Греции.

А. Митрофанова

— Отец Фома, смотрите, к Вам приедет святитель Лука. Естественно, отовсюду будут приходить люди. Но это же вторжение в жизнь монастыря. Это на сутки. Причем, я так понимаю, что ночью Вы не будете закрывать ворота монастыря…

Иеромонах Ф. Демчук

— Но люди же не вторгаются в наши кельи, правильно?

А. Митрофанова

— То есть это нормально — то, что будут люди, будет шум, гам?

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, Вы знаете, монастыри, прежде всего, монастыри — они всегда были такими, скажем, духовными оазисами в истории России. Поэтому даже если взять историю Троице-Сергиевой лавры, преподобный Сергий уходит в леса, создается небольшая монашеская община, отдаленная от жизни мирской, но что мы видим потом? Мы видим потом, что вокруг вот этой монашеской общины появляется поселение. И сейчас целый город — Сергиев Посад.

Таких историй очень много — когда монахи уходили в лесные глуши для уединенной молитвы, для особого подвига, а потом эти кельи превращались в серьезные гордоа, большие города. Поэтому, в принципе, для нас, монашестсвующих... Мы хоть и отрекаемся от этой мирской жизни, но мы всегда с людьми. Ведь даже такое учение о Церкви: что такое Церковь? — это общество людей. Ведь Церковь — это не батюшки и матушки, это не золотые купола, это мы все вместе с Вами, объединенные верой в Бога, традициями, священно (нрзб.).

А. Митрофанова

— Очень важно это понимать.

Иеромонах Ф. Демчук

— Поэтому мы являемся неразрывной частью, и мы не имеем права, по большому счету, отделяться от людей. Мы призваны служить людям, и через вот это служение как раз таки и исполняется заповедь Христова: «Возлюби ближнего своего как самого себя». Понятное дело, что длинные богослужения, да, порой хочется после службы прийти в келью и немножко отдохнуть, а здесь люди — с проблемами. И мы радуемся, что есть возможность, что Господь дает эту возможность нам…

В. Емельянов

— Вот, я ждал этого слова — радость.

Иеромонах Ф. Демчук

— …служить людям и помогать людям.

В. Емельянов

— Что пусть это сопряжено с какими-то временными неудобствами людей, которые находятся в монастыре постоянно, но все-таки радость от того, что такое количество страждущих людей придут и смогут удовлетворить свои духовные запросы…

Иеромонах Ф. Демчук

— Это когда, то же самое, можно привести в пример беседу Спасителя с самарянкой, когда у колодца праотца Якова они беседовали, когда Господь рассказал самарянке о всей ее жизни, о том, что у нее много мужей законных было, а последний — незаконный муж. Она побежала в селение, сообщила жителям о Мессии — о том человеке, который ей все рассказал. И вот эти люди, по сути, весь город, вышли на встречу Христа. И когда ученики Христа пришли и принесли Ему еду, Он сказал, что Он насытился. А насытился чем? Насытился как раз таки вот этим трудом своим, плодами своего труда. Так и мы — мы призваны трудиться, и через это служение людям, через этот труд мы получаем, если можно так сказать, духовное удовлетворение, удовольствие. Поэтому…

А. Митрофанова

— Это не самый простой труд, я должна сказать.

Иеромонах Ф. Демчук

— Даже то, что у нас обитель будет открыта сутки в любое время, и любой желающий москвич сможет прийти и приложиться, помолиться. Мы готовы в любое время и молебны послужить по желанию наших прихожан, желающих людей. Это наш долг.

В. Емельянов

— Я хотел бы нашим слушателям сказать, которые имеют желание 1 апреля быть в Донском монастыре — поскольку я Ваш сосед, я хочу сразу предупредить: Вы приезжайте городским транспортом, потому что машину там оставить негде, просто реально негде. Ну, там есть какая-то маленькая, крохотная площадка, машин на 20-30, но естественно, что… Ну, и поскольку там будут, как обычно в такие дни у Вас, дежурить сотрудники ГИБДД, Вы понимаете, что нигде, ни в одном дворе Вы машину оставить не сможете.

Добраться до Донского монастыря очень легко — это станция метро «Шаболовская», немножко наверх туда, ближе к Ленинскому проспекту — прогуляться. Или выйти из станции метро «Ленинский проспект» и либо по Ленинскому проспекту прогуляться, либо по параллельной улице. В общем, все это в шаговой доступности — буквально 10, ну, прогулочным шагом — 15 минут не торопясь. Просто дойти в свое удовольствие. Дай Бог, будет хорошая погода 1 апреля.

А. Митрофанова

— А что вот делать нашим слушателям в других городах? В Екатеринбурге, в Иркутске, в Братске, я не знаю, которые нас сейчас слушают…

В. Емельянов

— В Красноярске, где тоже был святитель Лука, и в Ташкенте, между прочим! Нас, конечно, сейчас в Ташкенте, наверное, не слушают — может быть, какие-нибудь радиопираты, которые фанаты прямо радиодела…

А. Митрофанова

— (Смеется.) В онлайне сидят.

В. Емельянов

— Ну да.

Иеромонах Ф. Демчук

— Ну, понятное дело, что, в принципе, у нас есть телефон дежурного священника на нашем официальном сайте. Поэтому даже желающие могут позвонить, попросить молитв. Указать имена.

А. Митрофанова

— Правда? О!

Иеромонах Ф. Демчук

— При желании, если человек действительно пожелает как-то…

А. Митрофанова

— …поучаствовать

Иеромонах Ф. Демчук

— …да, передать какую-то… попросить молитву, это все в наше время возможно. Это один момент. Второй момент — я думаю, расстояние для молитвы не играет никакой роли. Просто усугубить молитву, особо усугубить молитву в эти дни святителю Луке. И, опять же, повторю, мы переживаем спасительный миг Великого Поста, поэтому все призваны особо, сугубо духовно трудиться в эти дни.

Поэтому всегда надо поминать, молиться и по-простому, по-детски в своих молитвах излагать Богу и Его святым угодникам свои проблемы, свои переживания. И ву этом-то как раз и проявляются наше доверие, наша любовь, наше единство. Единство.

В. Емельянов

— Отец Фома, спасибо Вам большое за столь содержательный разговор. Мы сегодня о многом успели поговорить. Мы поговорили и о людях, которые жили в допотопные времена — вообще что с ними происходило, и попытались какие-то аналогии с нами сегодняшними повести, поговорили о Ное, поговорили и о монастырях, и о храмах. И вообще у нас сегодня такая содержательная, большая беседа получилась — многотемная, я бы сказал. Тем не менее, она была очень интересная. Спасибо, что нашли время.

Напомню, что у нас в гостях сегодня был иеромонах Фома Демчук, эконом Донского монастыря. Программу для Вас провели Владимир Емельянов и Алла Митрофанова.

А. Митрофанова

— Спасибо, до свидания!

Иеромонах Ф. Демчук

— Спасибо Вам!

В. Емельянов

— До свидания!

Иеромонах Ф. Демчук

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (9 оценок, в среднем: 4,78 из 5)
Загрузка...