Жития святых. Нектарий Оптинский

Жития святых. Нектарий Оптинский
Поделиться

Нектарий Оптинский

Визит правящего архиерея в монастырь всегда волнителен для насельников, даже если это знаменитая на всю Россию Оптина Пустынь. Вот и в этот раз, проводя архиепископа Феофана Калужского по аллеям обители, суровый отец игумен трепетал в душе: все ли ладно вокруг? С досадой услышал он, как владыке вполголоса докладывали:

“Старец-то отец Нектарий чудит, немощен стал. То в халатике ходит с голыми коленями, то полную келью камушков натащит, и говорит, что у него тут музей. Граммофон завел с пластинками…”

В келью старца владыка зашел один. Отец Нектарий кивнул головой и продолжил свое занятие: игру в кукол. С изумлением владыка наблюдал за тем, как седой монах стал одну за другой «сажать» куколок «в тюрьму», бить их, выговаривать им что-то невнятное, но грозное. Добрый архиепископ снисходительно списал все эти чудачества на возрастную немощь. Позднее, когда монастырь был превращен в музей, а сам Феофан Калужский перенес арест, унижения и ссылку, он понял, какие тайны были открыты отцу Нектарию, какой тяжкий груз предви́дения грядущих бед тот нес на своих плечах…

…В монастырь крестьянский сын Николай Тихонов – будущий старец Нектарий – приехал за благословением на брак. Свадьба казалась решенным делом, но благочестивый отец невесты прежде отправил будущего зятя в О́птину. Так Николай попал к знаменитому ста́рцу Амвро́сию. Старец в православной традиции – это опытный монах, духовный наставник, через которого Господь открывает Свою волю. Неизвестно, о чем беседовал преподобный Амвросий со своим гостем, но после этого разговора тот навсегда остался в монастыре.

Иеромона́х Нектарий участвовал в богослужениях, нес послушания наравне со всеми, и ничем не отличался от остальной бра́тии. Ну, разве что чуть более ревностно скрывал от досу́жего взора плоды своей духовной жизни. Он много читал, изучил латынь и французский, вел переписку с учеными, брал уроки живописи. Но поверх подрясника мог надеть разноцветную женскую кофту, на одну ногу – валенок, на другую – башмак. Как огня боялся отец Нектарий славы. Больше всего он опасался прослыть эдаким дельфи́йским оракулом, в разговоре с которым люди будут искать не духовной пользы, а дешевых чудес. Однако вскоре молва о прозорли́вости отца Нектария вышла далеко за пределы монастыря.

Когда в 1912 году встал вопрос об избрании старца – духовного руководителя обители, монахи соборно выбрали именно этого странного человека. Три дня преподобный плакал, не переставая, называя себя скудоу́мным. Но перечить воле братии не стал.

В кровавом 1917 году многое разъяснилось. Будучи в ссылке, он признавался своей духовной дочери, поэтессе Надежде Павло́вич: «Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания – и не хотел брать этого всего»… Но принял, и долгое, страшное десятилетие нес на своих плечах крест молитвы за погибающую страну, за ее безумных детей. Многих из них старцу удалось схватить за руку на краю пропасти, найти те самые слова, которые навсегда переворачивали душу человека. Надежда Павло́вич, которая потом оставила подробные воспоминания о старце, была одной из них.

Скончался преподобный в 1928 году, вдали от своей любимой обители. Но в 1992 году мощи святого были обретены и перенесены в полуразрушенную Оптину. С этого времени началось стремительное возрождение монастыря. Иноки Оптиной пустыни уверены – здесь не обошлось без чудесной помощи старца Нектария.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (21 оценок, в среднем: 4,71 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.