Мозамбик: дети

Частное мнение. Екатерина Загуляева. Мозамбик: дети
Поделиться

Екатерина Загуляева 3А вы знали, что, оказывается, есть возможность усыновить ребёнка на расстоянии? Причем, на далеком расстоянии – в Африке. Вы платите 26 евро в месяц. Ребенок остаётся жить там, где он жил, то есть в Мозамбике или в Малави. Продолжает дружить со своими африканскими сверстниками, говорить на своём родном языке и играть в привычные ему игры.

Но. Теперь, за ваши деньги, этот ребенок из бедной семьи будет получать горячий обед в центре питания, и очень часто это будет его единственная еда в сутки. Всё это придумала и организовала католическая община святого Эгидия в 2006 году. Члены общины оказывали помощь ВИЧ-инфицированным жителям Мозамбика и в процессе поняли, что терапия практически не действует при недоедании. Начали подкармливать. Сначала только пациентов программы, а потом и детей бедняков из окрестных районов.

Каждые полгода детей взвешивают и измеряют их рост, чтобы убедиться, что они растут хорошо. Если кто-то давно не приходил – его пойдут искать и попробуют выяснить, что случилось и как у него дела. Если ему нужны школьные принадлежности, их купят. Если ему нужна одежда — он ее получит. Если его надо записать в школу — его запишут. Если его надо лечить, его будут лечить.

Таких центров в Африке три. В общей сложности в них питаются около тысячи детей от двух до четырнадцати лет. Существует электронная база, где хранятся данные по всем детям. Всех их знают по имени, знают, сколько у них братьев и сестёр. Где и как они живут. Чем занимаются родители, какие у них проблемы. Чем они болеют.

Центры питания – оазисы детства в очень бедных районах, окружённых соломенными домиками, глинобитными домиками, домиками из тростника и камней.

У всех этих детей есть родители и усыновление, конечно, формальное. При центрах питания периодически устраивают родительские собрания – для реальных родителей. Так как в Африке часто самих мам надо учить обращаться с детьми, заботиться о них. Мамам объясняют, например, что детей надо устраивать в школу, да и просто регистрировать и делать им свидетельства о рождении. Потому что очень часто детей в Мозамбике и других африканских странах не регистрируют. Это хлопотно и зачем его регистрировать, а вдруг он умрёт? Часто оказывается, что у годовалого ребёнка даже нет имени вообще никакого, потому что зачем ему давать имя – а вдруг он всё равно умрёт?

Каждые полгода усыновитель из Европы получает новости о конкретном ребёнке, которого он усыновил. Таким образом, можно узнать как у него дела. Пошёл ли он в школу? Как он учится? Как у него дела? Как живут родители? Как живут братишки и сестрёнки? Как у него со здоровьем? Что он любит? Что ему нравится?

Программа «Усыновление на расстоянии» очень активно развивается в последнее время, в России – тоже. За последний год количество усыновителей выросло с двух до двадцати четырёх, потому что это действительно оказывается очень привлекательным – ты можешь иметь ребёнка, очень красивого, в далёком Мозамбике, и ты знаешь, что те деньги, на которые ты бы сама, может быть, один или два раза сходила в кафе, действительно меняют жизнь этого ребёнка, меняют жизнь его семьи.

У меня есть такой сын. Его зовут Нельсон, ему девять лет, он живёт в Бейре, в районе Прайанова. Это очень бедный район, в основном – из соломенных домиков, который находятся на берегу моря. Нельсон – один из пяти детей, мама его торгует печенюшками на местном рынке. Благодаря тому, что это усыновление на расстоянии есть, он уже год приходит обедать в центр питания в Бейре, и прямо можно видеть, как ребёнок растёт, и как ребёнок обретает искру в глазах и счастье.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...