"Миссионерство". Светлый вечер с протоиереем Андреем Близнюком (эфир 05.10.2015)

Светлый вечер - прот. Андрей Близнюк (эфир 05.10.15) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Андрей Близнюк (эфир 05.10.15) - Часть 2
Поделиться

прот. Андрей Близнюк 3У нас в гостях был преподаватель Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, клирик храма Святителя Николая в Кузнецах протоиерей Андрей Близнюк.
Накануне дня памяти святителя Иннокентия, называемаго апостолом Сибири, мы говорили о научных трудах этого святого и о том, как он вел проповедь христианства в Сибири и на Алеутских островах. Кроме того наш гость рассказывал и о своём опыте многочисленных миссионерских поездок по всей России.

Ведущие: Алексей Пичугин, Константин Мацан

А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте. Это радио «Вера», программа «Светлый вечер». Алексей Пичугин, Константин Мацан. И в гостях у нас сегодня — протоиерей Андрей Близнюк, клирик столичного храма святителя Николая в Кузнецах, в Кузнецкой слободе, преподаватель кафедры практического богословия Свято-Тихоновского университета богословского факультета.

Здравствуйте, отец Андрей.

Прот. Андрей Близнюк

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Говорить мы сегодня будем про миссию, про миссионерство и про святителя Иннокентия, которого называют апостолом Америки и Сибири, он просвещал народы, которые живут на разных континентах. Но начать хотелось в целом с такого общего вопроса, что же такое миссионерство, миссия, возможны ли миссионерство и миссия в XXI веке на территории России. Тут надо, наверное, договориться, почему именно отца Андрея сегодня позвали. Отец Андрей Близнюк тот человек, который объехал, мне кажется, большую часть нашей страны, забирался в самые дальние её уголки, где только леса, геологи, вертолет и несколько коренных жителей. Казалось бы, этих людей в свое время просветили, им проповедовали Евангелие, им рассказывали, потом были 70 лет религиозной пустоты, а сейчас, надо ли снова проповедовать? Есть ли какая-то генетическая религиозная память? Все это вопросы, которые мы сегодня будем обсуждать. Поэтому давайте начнем с миссионерства в современном понимании этого слова.

Прот. Андрей Близнюк

— Миссия сама подразумевает поход к иноверцам или язычникам. Поэтому, когда этот термин стал употребляться в Русской Православной Церкви, задача была поставлена Священным Синодом отправить священников, веропроповедников, так называлась эта должность епархиального веропроповедника, к тем народам, которые не знали Христа, не знали православной веры. И если сравнивать их труды и их заботы с нынешними современными заботами священников приходских, епархиальных миссионеров, конечно, многое изменилось. И многие люди, действительно являясь крещеными, принявшими обряд Крещения в детстве, остаются вне веры, вне Церкви. Поэтому веропроповедник не предлагает им новую веру, он им рассказывает о том, что они приобрели в детстве или, может быть, случайно во взрослом возрасте. И не знают, как этим пользоваться, как в этом участвовать, как с этим жить. Меняются условия, меняются методы, меняются усилия миссионеров. Конечно, многое приходится осваивать современному веропроповеднику на ходу, применять свои методы, рождать свои методы, применять СМИ, новые технические средства, медийные. Это работа интересная, творческая, мне она очень нравится, я в ней с удовольствием участвую.

К. Мацан

— Вы нам сказали до эфира, что не любите, когда вас называют миссионером.

Прот. Андрей Близнюк

— Это очень громкое наименование. Оно, конечно, не всем понятно. И ко многому обязывает. И я считаю себя только начинающим миссионером, хотя я давно этим занимаюсь, и…

К. Мацан

— А почему начинающим?

Прот. Андрей Близнюк

— Потому как мне не удается этим заниматься регулярно, постоянно. И такие миссионерские поездки, походы у меня бывают в год, иногда бывали два раза в год, это совсем мало. Потребности Церкви гораздо больше.

А. Пичугин

— Вы об этом так говорите — раз в год, два раза в год. А я давно хотел вам сказать, что вы в хорошем смысле этого слова авантюрист по жизни. Потому что в прошлый раз, когда приходили к нам в студию, вы рассказывали о взаимодействии Церкви и МЧС, органов, которые занимаются спасением людей, военнослужащими. Вы все время… интересно вам находиться на такой передовой. Тут даже уже не миссионерство, а поиск нового.

Прот. Андрей Близнюк

— По сути, это дух миссии. Искать новое и в этом новом проповедовать Христа. Не навязывать, а именно знакомить с теми богатствами, которые приобрел, как человек, если он что-то интересное, ценное имеет… Если он поэт, он может стихи свои почитать, музыкант музыку свою предлагает, а миссионер предлагает свое сокровище, он приобрел Христа, ему хорошо и он другим пытается помочь хорошую такую благодатную жизнь приобрести. Все предложения, которые, как я считаю, мне Господь предлагает — преподавание в школе, работа со студентами, общение со спасателями, путешествия по нашей стране, местам, где мало священников и церковных центров — я считаю, что все это, конечно, удивительное, радостное участие в проповеди. Приятно делиться, рассказывать об этом, потому что на пути встречаешь много интересных людей, в общении с ними сам обогащаешься. Потому что не я такой миссионер, умудренный опытом, я и сам учусь многому в этих походах своих, поэтому с радостью поделюсь.

К. Мацан

— Я хотел эту тему на попозже оставить, но раз вы начали говорить, я все-таки не могу не спросить, что это за люди, чему вы учитесь, что самое интересное в походах вы встречали такого, что вас самого перевернуло?

Прот. Андрей Близнюк

— Допустим, знакомство с поморами. Я чаще всего посещал в своих миссионерских походах поморов Архангельской области. Это жители реки Пинега, Мезень, на Мезени я побывал более 14 раз. Конечно, общаясь с этими людьми, как правило, это были сначала пожилые люди, которые старожилы, которые и приглашали нас, заботясь о молодых, которые не имели духовных основ. Поэтому мы приезжали на место, знакомились с замечательными пожилыми людьми, они нам рассказывали о поморской культуре, о промысле, о сильных характерах, подвигах этих замечательных людей, мы обязательно посещали со студентами краеведческий музей, комнаты памяти, это замечательная возможность приобщиться к истокам русской культуры. Потому что там поморы сохранили, конечно, очень много, что в центральной России потеряно. Потому что там не было ни крепостного права, там люди свободные, сильные духом.

А. Пичугин

— Это, кстати, важно. Далеко не все знают, что там не было крепостного права, в том смысле, в котором мы привыкли. Что это совершенно особенная территория, территория нашей страны. Не так далеко от Москвы.

К. Мацан

— Расскажите мне, несведущему, почему там не было крепостного права. Почему так получилось?

Прот. Андрей Близнюк

— Так получилось исторически, что промыслом занимались люди, которые выходили из Новгорода, из Московии, из других мест и селились там, создавали артели.

К. Мацан

— То есть там помещиков не было?

Прот. Андрей Близнюк

— Да. Там не было земледелия.

А. Пичугин

— Где-то они там были, но оно было настолько огромное…

Прот. Андрей Близнюк

— Государство было заинтересовано в этих артелях, потому что они тогда ведь еще… Единственный, можно сказать, выход к морям и океанам были Белое море, Баренцево. И поэтому, когда появляется златокипящее, как говорили поморы, царская вотчина Мангозея, первый заполярный город, поморский в Сибири, то только они и могли тогда попасть, добыть пушнину, золотую рухлядь, доставить её в центр. Поэтому был большой интерес у государства, это было под силу только свободным людям, которые могли авантюрные планы строить, осваивать северный морской путь, дойти до Шпицбергена, как они называли — Святые острова или Грумонд (нрзб). И проторить дорожки во всех уголках Севера.

А. Пичугин

— Если говорить о крепостном праве, отвлечься на одну минуту, крепостное право — это одна из экономических форм страны в то время. Если государство было заинтересовано в том, чтобы люди, живущие на Севере, в той же Архангельской губернии бывшей, если в артелях это приносило большую экономическую пользу, их не нужно было закрепощать, это не было крестьянство в прямом смысле слова.

К. Мацан

— Ответ получен.

А. Пичугин

— Давайте я все-таки уточню. Поморы, люди искони православные. Среди них много старообрядцев… Христиане. Среди них есть принявшие более современную форму Православия. Но вам приходилось нередко ездить туда, где люди были просвещены нашим сегодняшним героем, к которому мы сейчас перейдем, святителем Иннокентием. Люди, которые во второй половине ХХ века приняли христианство, официально приняли, но в то же время они сохраняли традиционные формы верований. Чему вы у них учились?

Прот. Андрей Близнюк

— Я побывал в Бурятии, побывал на Байкале, на Сахалине, на Камчатке и как раз пути проповеди святителя Иннокентия, побывал даже в его селе, где он родился, Анга, это 70 километров от Иркутска. Там, конечно, живут православные люди, там не проповедовали, а просто касались истоков могучего апостола Сибири и Америки святителя Иннокентия. Было очень интересно понять, как земля рождает таких гигантов. И, конечно, мы учились, приобретая его силу, вдыхая этот простор Лены, где он рос. Семилетним мальчишкой читал Псалтирь в церкви, с девяти лет он учился в семинарии, в Иркутске. Мы все эти места посещали, для нас было важно увидеть, почувствовать этот дух русского бескрайнего горизонта. И уже только на Байкале нам пришлось встретиться с людьми, которые приехали туда как туристы с разных уголков России, там к ним обращаться с проповедью, там предложить им чтение Евангелия, разъяснения, там уже начиналась миссионерская работа. Это, как правило, были не местные жители, а именно приезжие. Надо сказать, что Иркутская епархия очень богата священниками-миссионерами, которые ездят, мы с ними знакомились, их опыт перенимали. Побывали на Алтае, когда на Камчатке я побывал, это, конечно, непосредственные пути святителя Иннокентия. Он был первым епископом Камчатским, Курильским и Американским нашей Русской Православной Церкви. Надо сказать, что его епархия не имеет аналогов в истории Православной Церкви. Потому как была трансконтинентальная. Включала в себя Америку, северную её часть — Алеутские острова, полуостров Аляска, Камчатку, Курильские острова, потом присоединяется Охотская область, Якутия, Амурский край. И такая епархия, она уникальна, такой никогда больше не будет.

К. Мацан

— У нас в гостях протоиерей Андрей Близнюк.

А. Пичугин

— А говорим мы сегодня, начинаем, наконец, говорить про святителя Иннокентия. Святитель Иннокентий Иркутский, так его называли, вообще он был под конец жизни митрополитом Московским. Но большую часть, наверное, все-таки не большую, но очень значимую часть своей жизни он провел в путешествиях, поездках, проповеди христианства разным народам, коренным народам, представителям коренных народов Сибири, в том числе он бывал не только в Сибири, и в Америку он ездил. Отец Андрей, расскажите немного про то, с чего начиналась его миссия, куда он поехал сначала и, вообще, какие народы просвещал.

Прот. Андрей Близнюк

— Его миссия началась в 26 лет, когда он сам стал проситься в Америку. В начале XIX века никто из священников, дьяконов не хотел ехать в Америку, один даже, которому по жребию выпала эта участь, сказал: «Лучше в солдаты, чем в Америку».

А. Пичугин

— Гражданская война там была?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, нет, просто дикий край, там живут дикари, это далеко от дома, от Иркутска до острова Уналашка, тогда священник Иоанн Попов святитель Иннокентий был, он добирался 14 месяцев. Когда он приехал к алеутам, это люди, которые жили в каменном веке, в землянках, поэтому, приехав туда с годовалым сыном, с женой, матерью жены, он тоже прожил какое-то время в землянке. Понятно, что в такие условия не хотели люди ехать.

А. Пичугин

— Подождите, а речь идет об американском континенте и он проповедовал только на Аляске? Или он был на территории современной Америки, Канады, США?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, конечно. Его область проповеди определялись Лисьими островами, которые примыкают к полуострову Аляска, там жили алеуты. Именно к ним нужно было направить миссионера и никто не хотел. И тот дьякон, который сказал такие страшные слова, что лучше в солдаты, чем в Америку, он кончил жизнь свою в солдатах, лишенный сана. Вот, что значит отказаться от Промысла Божиего.

К. Мацан

— За эту фразу?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет… Это прошло уже десятки лет. Просто так случилось. И в своих биографических замечаниях святитель Иннокентий об этом упоминает. Он же отправляется туда по своей воле, как он говорит, почувствовав в сердце горячее желание. И он почувствовал, что это желание не его воля была, а Божий призыв. И он всегда говорил, что он действовал, услышав этот Божий призыв. И вот он, туда отправившись, проводит там более 15 лет. И, конечно, стал, можно сказать, для алеутов носителем культуры, а потом и для эскимосов, индейцев, (нрзб). Потому как создал для алеутов грамоты, он сделал для алеутов азбуку и перевод Священного Писания, написал замечательный такой труд «Указание пути в Царство Небесное», которое переводилось на 50 языков еще в XIX веке. Он научил эти народы строить дома, они за два года построили храм на острове Уналашка, открыл школу, он занимался научной деятельностью, потому как Российско-Американская компания, которая представляла российские интересы на Аляске, она занималась промыслом. И промышленники бы выбили бы всех каланов и других животных, если бы святитель Иннокентий не внедрился в этот процесс. Он составлял такие таблицы, по которым можно было сохранять поголовье и, надо сказать, спас каланов. Он изучал географический особенности края, он составлял описания этнографические, которые сейчас являются классикой для изучения жизни индейцев и алеутов, эскимосов Северной Америки, и сейчас его труды хранятся в Библиотеке конгресса США. Там на острове Ситха, бывший Новоархангельск — замечательный музей, государственный музей США, мы к своему стыду не имеем музея святителя Иннокентия. Хотя у нас богатейший материалы. Человек потрясающий своими трудами, деятельностью, конечно, материала достаточно, чтобы в Москве открыть музей.

Его деятельность началась с того, что его приход, который растянулся на 500 километров, объезжал на кожаных байдарках.

А. Пичугин

— Сам делал?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, алеуты делали. Из костей животных, кожей обтягивали, на такой кожаной байдарке, он объезжал. И пишет в своих заметках, что жизни угрожала стихия, которая отделялась лишь кожицей. Его заметки в Иркутскую епархию, которые должны были быть формальны, казалось бы, они полны описаний, как ему грозила смерть от кита, который хвостом байдарку переворачивал, как он переворачивался, попадая в водовороты, все это подробно описано.

К. Мацан

— Очень интересно. Насколько я знаю, как я читал об этом святом, одним из факторов его успеха, было плотное погружение в быт, повседневную жизнь тех народов.

Прот. Андрей Близнюк

— Это принцип миссионерства. У него есть инструкция миссионера, которую написал святитель Иннокентий, где он указывает основные принципы миссионера. И вот изучение быта, особенностей, прошлого языческого составляющего, он этому учит миссионеров, и они, освоив это, гораздо глубже могут понять менталитет, особенности и характер жизни своих пасомых. И его труды, которые были оценены Географическим императорским обществом послужили к тому, что он стал причислен, стал членом этого императорского общества и до сих пор мы можем читать, изучать из этих интересных описаний.

А. Пичугин

— А он прямо жил среди них или он приезжал, большую часть времени он находился в центральной части России.

Прот. Андрей Близнюк

— Он сначала прожил 10 лет на острове Уналашка, по-моему, даже 13 лет. А потом с семьей, у него родились еще пятеро детей, с женой и братом, они переехали на остров Ситха в Новоархангельск. По сути, столица русской Америки. И там он уже создает школу, строит храм архангела Михаила, там начинает изучать языки индейцев и эскимосов. Удивительно — человек имеет только семинарское образование, смог сделать лингвистический анализ всех языков Аляски, русской Америки, сделать переводы и чтобы их опубликовать и распространять, ему пришлось отправлять их в Санкт-Петербург, потому что больше специалистов по этим языкам в России не было. И он кругосветное путешествие совершает, чтобы добраться до Петербурга и там все это осуществить. Там он узнает о кончине своей матушке. По совету святителя Филарета Московского принимает постриг, со временем становится первым русским епископом Американским, и возвращается уже в 1841 (по-моему) году, он возвращается на Аляску и принимает эту трансконтинентальную епархию. Чтобы такую епархию объехать, свое первое пастырское путешествие он совершает в течение 14 месяцев. Путешествуя на кораблях, на оленях, на собаках, верхом на лошадях.

К. Мацан

— Какая любовь должна быть к тем, к кому он едет… К незнакомым, дремучим, в каком-то смысле, людям.

Прот. Андрей Близнюк

— Которые даже не могли его понять. Люди лишены таких понятий, как хлеб, житница, поэтому когда он делал переводы, в молитве Отче наш, он переводит не хлеб наш насущный, а рыба. Потому что никакого хлеба они не знали. И вообще благодаря ему даже в современном алеутском языке 30 процентов слов русского происхождения. Все понятия цивилизационные принес им он.

А. Пичугин

— А говорят они, наверняка, на английском.

Прот. Андрей Близнюк

— Говорят на английском, но у них сохранился свой язык алеутский, и они тоже на нем говорят, и очень много там, до сих пор в Америке, в штате Аляска людей, жителей Аляски с русскими фамилиями. Потому что когда миссионеры крестили, они зачастую давали им свои фамилии. Известный такой случай, как он на острове Окун встретился с Иоанном Смиренниковым. Которого жители продолжали называть шаманом, а этот замечательный старец был в общении с ангелами. И когда он только прибыл к ним первый раз, они его встретили в парадных одеждах. Они говорят: «Мы ждем тебя, и будем слушать». Он говорит: «Откуда вы знаете, что я прибуду?» «Нам наш сказал Иоанн Смиренников, чтобы мы тебя слушали». И когда он стал с ним общаться, он понял, что этот человек уходит в горы, там два у него светлых друга, с которыми он решает все сложные вопросы. И удивительно святитель Иннокентий говорит, как человек с чистой совестью и детской верой своей принимает Православие и вступает в общение с ангелами. И когда он сомневается, может быть, это бесовское обольщение, он спрашивает этого Иоанна: «Нельзя ли и мне с ними встретиться?» И он говорит: «Пойду, спрошу». Возвращаясь, говорит: «Ты можешь к нам прийти. Но все ли ты думаешь, что мы бесы?» И тогда святитель Иннокентий пишет в своих заметках, что он подумал, что не достоин встретиться с ангелами, как этот Иоанн Смиренников. И в своей записке сообщает иркутскому архиерею о том, что такой житель есть в его приходе. Такая удивительная встреча.

К. Мацан

— Вы рассказали очень интересный эпизод, как он плавал на лодке, эта фраза…

Прот. Андрей Близнюк

— На кожаной байдарке.

К. Мацан

— И эта фраза, что жизнь от смерти отделяла только кожа… Что еще такого поразительного вы в его записях нашли, что показывало на пальцах его быт и быт тех людей, с которыми он столкнулся. И как это влияло на его служение, на его миссию?

Прот. Андрей Близнюк

— Это настолько обширная тема, каждое описание его похода, объезда епархии или прихода насыщено множеством таких эпизодов, которые на полях описаны. Он описывает, как он с наслаждением описывает характер и выносливость алеутов. Говорит, что это люди, которые могут сутки не есть, потому что гребут на кожаной байдарке до 12 часов, делая только одну остановку на 15-минутный отдых. А когда они прибывают в селение первый улов, они несут старикам, которые не имеют родственников, чтобы их в первую очередь накормить. Потом свою семью. Когда он прибывает на острова своего прихода, чтобы причастить крещеных, покрестить рожденных, он говорит: «Молодые люди приносят стариков, которые живут за 20-30 верст от места встречи на руках, чтобы они причастились и потом относят обратно. Он восхищается их заботой о стариках, о детях. И приводит их в пример русским. И говорит, что за свои 17 лет проживания с ними, он не может вспомнить ни одного случая смертного греха, прелюбодеяния, воровства. Они приняли веру чистым сердцем, детским, оставив язычество, и принесли плоды удивительной праведности.

А. Пичугин

— Уже в наше время приходилось встречаться с представителями коренных народов разных регионов России, которые декларируются, что они православные. У них есть храмы, они туда ходят, но для многих из этих людей — оставить какие-то свои народные обряды — это равносильно смерти. Встречался не только в Якутии, но и в Рязанской области. Мне рассказывали мои знакомые, что они встречались с этим на границе Московской и Рязанской областей. То есть какие-то там глухие деревушки, которые сохраняются у нас здесь в 80 километрах от Москвы, там эти народные обряды, которые переходили от отца к сыну, от матери к дочери и так далее, они настолько крепки, что люди помимо храма вполне себе практикуют какие-то свои народные обряды. И не видят в этом ничего плохого.

Прот. Андрей Близнюк

— Это как раз задача миссионера: показать, что несовместимо никакое служение идолам, демонам, которые действительно параллельно позволяют себе существовать. И мы встречали в Якутии, когда люди крещеные продолжают приносить духам, на деревья вязать бантики цветные, веревочки, мы встречали у шаман-деревьев бутылки водки этим идолам приносят. Когда беседовали, я, допустим, на Колыме, я с больными людьми предлагал и помолиться, и водосвятные молебны, они говорят: «Мы кормим огонь, у нас здесь нельзя по-другому, у нас минус 70 бывает, поэтому без этого выжить». Я им тогда начинал рассказывать о святителе Иннокентии, о замечательном нашем миссионере, который покрестив народы, те перестали совершать языческие обряды приношения огню и духам, выжили и стали жить лучше. Это, конечно, все от неверия, незнания и суеверия. Конечно, и в центральных областях встречаешь такие жертвоприношения домовым и прочие обряды, которые тоже по темности люди совершают.

А. Пичугин

— Протоиерей Андрей Близнюк сегодня у нас в гостях. Через несколько мгновений мы в эту студию вернемся.

К. Мацан

— Протоиерей Андрей Близнюк сегодня в программе «Светлый вечер».

Отец Андрей, меня, честно говоря, поразило то, что вы рассказали о том, что писал Иннокентий Московский об алеутах, об их чистоте сердца. О том, что рыбаки, которые наловили много рыбы первым делом несут её одиноким старикам, что они чистотой сердца приняли Православие. Для кого-то это вообще может стать вопросом: а зачем им тогда миссионерствовать, они и так уже хорошие люди. Это вообще всегда вопрос: зачем вы мне говорите о вашем Боге, я вроде человек неплохой… И может быть, на самом деле человек внутренне живет очень нравственно. Не внутренне, а в делах, он ничем за рамки христианской нравственности не выходит. И ему надо о Боге рассказать. Зачем тогда?

Прот. Андрей Близнюк

— Затем, что Христос сказал, что «Я есть Путь, Истина и Жизнь». Мало быть добрым человеком, мало быть хорошим человеком, нужно знать истину. Потому как мы существа одухотворенные, рождены не для того, чтобы как-то хорошо, приятно, комфортно жить, а для того, чтобы попасть в Царство Небесное. Смысл жизни человека, как определяли Святые Отцы, в обожении. И не зная Христа, человек этого не достигнет. И поэтому любя алеутов, эскимосов, индейцев, святитель Иннокентий говорил, что у вас есть замечательная традиция, забота о стариках, о детях. Но вам нужно открыть истинного Бога, открыть для себя эту новую жизнь. И они его слушались, и с радостью соглашались. И это удивительно, что его слово имело такую силу. Потому что он действительно смог эти добрые семена, которые были в их быте, в их культуре, в их менталитете, дать им прорасти и они принесли замечательные плоды. И он сравнивает русских, которые пребывают там, в русской Америке, которые грешат, не посещают храм, не причащаются и местных алеутов, эскимосов, которые это делают непрестанно. И он говорит: как страшно, те люди, которые должны нести веру, они её порочат. И когда такие встречи он описывает, это тоже потрясает. Допустим, вождь такого племени оленеводов, спасая коряков на Камчатке совершенно чужого племени, режет оленей и спасает их от смерти голодной, ему приходит награда из Петербурга — «Анна на шее». И святитель Иннокентий пишет: применили насилие, чтобы надеть этот орден. Потому что он говорил: «А кто бы поступил иначе, я ничего особенного не сделал, я сделал то, что должен сделать каждый». И когда святитель Иннокентий его спрашивает: «Может, вам принять нашу веру, Крещение, все?» Он сказал: «Нет, я не хочу быть, как ваши русские, которые торговцы, купцы приезжают, они нас обманывают, обвешивают, по нашим законам, их на кол надо посадить». Это, конечно, печально, когда люди, огражденные океаном от этих соблазнов, приняв веру, доходят до святости, по сути Алеутские острова — это святая Алеутия. Идеал, к которому каждый миссионер стремиться, каждый апостол, проповедник. Когда в России в это время любой благородный русский своего брата может поставить на благородное состояние и пустить пулю в лоб на дуэли за какое-то бранное слово. И мы сравниваем эти две точки…

А. Пичугин

— А мне кажется, что это очень логично. Что это такое поступательное развитие разных народов. У кого-то это развитие, может быть, со знаком плюс, со знаком минус. Кто-то остался… Ведь каждый народ проходит такое состояние, в котором в XIX веке пребывали те же самые алеуты.

Прот. Андрей Близнюк

— Вы знаете, я все-таки думаю, что нам тут есть с чем сравнить. У нас тоже были такие замечательные плоды. Вернемся к нашим поморам, которые в XIX веке, да и в XX, я впервые там оказался, я увидел плоды веры, там не было замков, там люди, когда мы добирались до далеких этих сел, мезенских, нас водители подвозили, невозможно было им предложить плату, они отказывались от неё, люди нас кормили и возили бесплатно, и считали, что мы их как-то обижаем, когда пытаемся им заплатить. Они говорили: «Ну что вы… Вы ведь идете крестить наших детей, крестите бесплатно, как мы можем с вас взять деньги?» Когда к ним обращаешься в быту, видишь, что они смогли впитать в себя всю ту традицию, как поморскую, которая доброе хранилось, а если на эту почву еще ляжет наша вера православная, то понятно, что поморы могут быть такими же светлыми, яркими, как описывает святитель Иннокентий в своих записках алеутов. И такие были случаи, множество примеров мы видим в описаниях тех же путешественников по Русскому Северу. Замечательное описание Немировича-Данченко — «Год на Севере». Это чистые сердцем и православные люди, которых мы можем сейчас изучать и стараться быть на них похожими. Поэтому я стараюсь со студентами побывать на Севере, у поморов, чтобы они увидели те плоды, которые может принести наша вера.

К. Мацан

— А вам в ваших миссионерских путешествиях приходилось ли сталкиваться с обратной реакцией? Что у человека есть какое-то свое представление о Церкви, об этих православных, вам говорят, что мы не хотим быть, как эти православные.

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно. Некоторые люди думают, что ты пришел к ним не ради Христа, а ради хлеба куса, что называется. Заработать. И это, конечно, были печальные такие встречи, потому как действительно бывало, что к ним приезжали заработать. Крещение столько-то стоит… И прочее. Были печальные такие встречи. Для этого мы не сразу крестим, а проводим встречи в домах культуры, клубах, рассказываем о вере нашей, почему мы прибыли, кто нас послал, что мы делаем это ради Христа, а не ради денег. То, что со мной в этих поездках присутствует молодежь, это очень помогает, потому что наша задача — помочь молодым людям, которые сейчас на окраинах нашей родины, они, как правило, не задерживаются в своих местах рождения, а вынуждены ехать в центры, в Архангельской области — это Архангельск, искать себе работу, жить в общежитиях… Им тяжелая такая предстоит работа — в обретении профессии, себя. И поэтому нам хотелось, конечно, в первую очередь им помочь. Те корни свои православные, традиционные подключить и ими укрепиться. И надо сказать, что дети очень чистые, хорошие, мы в этих встречах всегда предлагаем им такое общение, они пишут нам записки, я эти записки сохраняю. Студенты до сих пор на моих семинарах дают ответы на них. За все эти почти 20 лет, в этих встречах в далеких селах Мезени, других уголках, мне не было задано какого-то пошлого вопроса, вопроса, который показал бы такое негатив или предвзятость. Удивительные чистые и искренние поиски веры, я везде встречал в таких наших далеких уголках нашей родины. Поэтому мне много приходится бывать и в центральных частых России, и в московских школах, надо сказать, что те школьники, те встречи в далеких уголках, они очень сильно радуют и говорят о том, что сильна Россия, есть еще те традиции, которые живут в русском человеке и несмотря на такую удаленность от центра, они дадут свои плоды.

А. Пичугин

— А вам довелось посмотреть фильм Андрона Кончаловского «Белые дни, белые ночи почтальона Тряпицына»?

Прот. Андрей Близнюк

— Посмотрел, да.

А. Пичугин

— И как вы его оцениваете?

Прот. Андрей Близнюк

— Он очень искренний.

А. Пичугин

— Похоже?

Прот. Андрей Близнюк

— Не то что похоже, там же снимаются жители. Этот фильм документален в своем содержании, говорить, что не похоже, я не могу. Понятно, что он увидел то, что захотел увидеть. И если бы я бы участвовал, я, понятно, больше бы посетил, там хотя есть и храм, и как-то он пытается о вере говорить, я больше встречался с поморами, касался их и веры, и желаний, поэтому, конечно, этот фильм для меня интересен и полезен, потому что он показывает мысли, чаяния, думы этих людей…

А. Пичугин

— Вы сами не думали, что-нибудь снять про тех людей, к которым вы ездите? Я знаю, что вы снимаете…

Прот. Андрей Близнюк

— У меня есть такие фильмы, они на ходу делаются, мне студенты помогают.

А. Пичугин

— Вы не думали, это как-то все более профессионально смонтировать, показать, а может быть, вы показываете?

Прот. Андрей Близнюк

— Показываю студентам. Эти фильмы я в социальных сетях выкладываю, они есть на моих страницах в Фейсбуке. Я эти фильм продолжаю делать, снимать. Я считаю, как святитель Иннокентий вел дневниковые записи, описывая все — быт, характеры, этнографию, даже прежние языческие культы, он считал, что все это нужно миссионеру, я считаю вот такие средства, как фото, кино, потому что считаю, что это полезно и для миссионера, и для оценки своей деятельности, когда он возвращается домой, просматривает этот материал, и полезно тем людям, с которыми ты общаешься, а потом показываешь, как были удивительны эти встречи. Потому что в этих встречах люди свой искренний порыв вновь увидев, они конечно же вспомнят и о своих обещаниях Христу, о своих обещаниях жить в Церкви. Я думаю, что это такое миссионерское средство. Эти фильмы помогают укреплять веру. Потому что, когда к ним приезжаешь на следующий год, привозишь с собой фильм, который другие люди сняли, они всегда говорят: «Давайте посмотрим, как вы нас в прошлом году снимали». И бывают такие случаи… В селе Кимжи, директор клуба, руководитель общины, она повесила фотографии крещения села, которое мы там совершили, и когда к ней пришли иноверцы, веропроповедники, она сказала: «Мы уже все крещены, зайдите в клуб, посмотрите фотографии, нам ничего уже не надо, никаких других вер». То есть фотография помогла им удержаться в вере и не пустить к себе сектантов.

А. Пичугин

— А они с вами переписываются, созваниваются?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, мы стараемся поддерживать с ними контакт. И в этом помогает Интернет. Хотя тут много суеты и лишнего, но мы все равно стараемся поддерживать связь и я считаю, что это нужно делать.

А. Пичугин

— Вы говорите, что с вами ездят студенты, часто ездят студенты в эти поездки. Как вы думаете, для них это важно с какой точки зрения? Им интересно сходить почти в поход, провести время на природе, посмотреть что-то новое или все-таки есть у них это желание нести свет, просвещать, Евангелие проповедовать?

Прот. Андрей Близнюк

— В первую очередь, конечно, они едут туда проповедовать.

А. Пичугин

— Да? А я думал вы скажите, что они в первую очередь идут, как в поход…

Прот. Андрей Близнюк

— В поход они ездят, у них сейчас есть такие возможности, они ходят в походы и путешествия совершают. Молодежь современная, она активна, по крайней мере, с той, с которой я общаюсь. В отличие от обычного похода здесь главная цель — это забота о проповеди. Но не обязательно, что все должны выходить на сцену и проповедовать. Кто-то может проповедовать своим пением, я везу с собой небольшую хоровую группу, которая поет, и считаю, что это очень важно, особенно поморам, людям, которые сохранили певческую традицию русскую и сохраняют. Очень важно, чтобы в группе были те, кто могут рассказать о книгах, мы везем книги, книжные выставки, дарим книги, оставляем в селах. В группе всегда есть люди, которые помогают мне, с мультимедийным оборудованием, аппаратурой и прочим. Контакт с молодежью, то, что сейчас молодежи интересно, они этим увлекаются, поэтому едут со мной ребята, которые этим увлечены и тоже считаю, что это миссионерский такой аспект контакта они создают. И также они помогают мне чисто физически, потому что те вещи, которые нужно перенести, устроиться, создать быт, кухня и прочее, это все складывается из таких специальностей миссионерской группы, которая набирается, и эти навыки бытовые, житейские, они, конечно, полезны студентам, которые живут в Москве и очень мало этого умеют. Поэтому, я думаю, что такие поездки очень полезны, они очень к многому приучают и многому учат.

К. Мацан

— Протоиерей Андрей Близнюк сегодня в гостях в программе «Светлый вечер» и мы говорим о святом равноапостольном Иннокентии Московском, чью память Церковь чтит завтра, и говорим в этой связи о миссионерстве в целом.

А. Пичугин

— Ну да, теперь мы в целом говорим о миссии.

К. Мацан

— Я бы хотел вернуться к нашему сегодняшнему герою, мне вот что стало интересно. Он так много времени провел в совершенно диких местах, у алеутов, плавал на лодке, жил в землянке. А к концу жизни был епископом Московским и Коломенским. То есть жил в столице и вел, надо полагать, совсем другой образ жизни. Есть в его записях об этом? Каково было возвращаться в другую жизнь. Обычно же люди тяжело перестраиваются после войны, скажем так, в кавычках, военного положения, экстремального на какую-то такую благодатную, сытую почву.

Прот. Андрей Близнюк

— Я думаю, возраст у него уже был почтенный к этому моменту, он был очень больным человеком тогда, последние 10 лет, которые он провел на московской кафедре. Он терял зрение, почти ослеп, просился на покой у святителя Филарета Московского, но вместо покоя получил эту кафедру. Тут же он объехал все пригороды Москвы, многое успел сделать, создал миссионерское общество, подготовил целую плеяду миссионеров, которые отправились в уголки нашей страны, где еще не ступала нога веропроповедника. И, конечно, покоя он не знал. Никогда по своей скромности не говорил, что он чего-то достиг, сумел. Удивительно, что когда он уже готовился к смерти, он понимал, что пришел его час, он записал такие слова в своем духовном завещании: «Прошу и умоляю не говорить никаких речей, ни прежде, ни во время, ни после погребения моего. Но если кому будет угодно сказать слово в общее назидание, то прошу такого сказать — от Господа исправляются человеку пути его». Это слова из псалма 36-го. Он считал, что то, что он делал, это не его заслуги, не его такие чаяния, а это Господь ему определял. Как он писал еще в одной своей записке: «Мое желание — только согласиться сесть в повозку, а если уж сел, то и везут тебя, а кто откажется, коль долг велит». Поэтому всегда, вспоминая его слова, понимаешь, что ты должен действовать, как Господь направляет тебя, по обстоятельствам жизни и не отказаться от этого замысла.

К. Мацан

— У меня как раз в эту тему вопрос. Помните, по-моему, у Юлия Кима в песне такая строчка: «Чего на песне не сидится?» Вы помните, как вы впервые отправились в миссионерское путешествие и зачем это было тогда для вас?

Прот. Андрей Близнюк

— Для меня тогда это было незабываемый момент, когда наш ректор Владимир Воробьев предложил в 96 году отправиться в Якутию. Я как раз тогда зачитывался дневниковыми записями святителя Иннокентия. И тут вдруг мне говорят: езжай на места его подвига. Меня просто восторг охватил настолько сильный, я, конечно, с радостью согласился, благодарен отцу Владимиру, что мы тогда прошли по его путям, по Колыме, по Лене. И, надо сказать, с тех пор святитель Иннокентий меня не оставляет. Было очень интересно, когда я писал доклад по святителю Иннокентию в Камчатку, вдруг мне звонит сторож, я был дежурным в храме, говорит, что просит одна бабушка причастить её сходить. Я оставил написание этого доклада и отправился. Когда я пришел к ней домой, увидел у нее на стене портрет святитель Иннокентия. Говорю: «Удивительно, это мой любимый святой». Она говорит: «Это мой прапрадедушка».

А. Пичугин

— Ничего себе.

К. Мацан

— Вот это да.

Прот. Андрей Близнюк

— И представьте себе, что я коснулся таких… И много лет мы с ней встречались, я её исповедовал, причащал. И она сохранила его черты. Ей 96 лет, а ей любопытно все. Она сидит к своему креслу прикованная, а ей все интересно. Порой сталкиваешься с молодыми людьми, которым хочешь рассказать, я побывал там, я побывал на Камчатке, Сахалине, они смотрят на твои фотографии, но не могут от телефона оторваться. И их интерес просто из уважения. А это человек, который искренне воспринимал мои рассказы эти, путешествия, родная душа. И я очень благодарен святителю Иннокентию, что он смог как-то мне помочь так прикоснуться.

К. Мацан

— А сама она что-то рассказывала о нем или о том, как его память хранится, хранилась в их семье.

А. Пичугин

— Ну о нем-то она вряд ли…

Прот. Андрей Близнюк

— Его она, конечно, не знала. Передавались какие-то вещи, воспоминания, традиции. Это я пытался все узнать. Но, конечно, советское время сильно помешало, но, конечно, они хранили о нем память. И портреты, и её рассказы были для меня сокровищем.

К. Мацан

— Удивительный опыт — сознавать себя наследником великого святого.

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно. Это ко многому обязывает. Это, конечно, и честь, и ответственность.

К. Мацан

— Вы на первую часть моего вопроса ответили, как это было впервые, а все-таки есть вопрос, более философский, но для окончания программы, я думаю, что можно его задать: чего на месте не сидится? Есть же много других служений. Проповедовать и не дальним народам…

А. Пичугин

— А это к тому, что я в начале сказал, что у нас отец Андрей — авантюрист в хорошем смысле этого слова.

К. Мацан

— Мы об этом поговорили, но я бы хотел к этому вернуться.

Прот. Андрей Близнюк

— Я так честно скажу, что я любитель путешествий и не сидится мне на месте. Но мои миссионерские такие мои путешествия, я чувствовал, что меня призывает Господь. Не я все устраивал, искал деньги, искал место. А люди говорят: «Приезжайте к нам». И когда ты эти слова слышишь, ты понимаешь, что через них тебя зовет Господь и отказаться невозможно. Поэтому любой миссионер должен этот призыв Божий почувствовать в этом письме, которое пришло из далекой епархии, или в благословении духовника, в просьбе епископа из далекой епархии, что этого хочет Господь, как можно отказаться?

К. Мацан

— Как вы сами за эти годы изменились в этих поездках? Что для вас самое главное?

Прот. Андрей Близнюк

— Самое главное — те люди, с которыми я смог познакомиться, которых я полюбил, которые, конечно, меня многому научили. Потому что эти поездки духовно обогащают самого миссионера.

К. Мацан

— Это звучит несколько дежурно, ну чему может простой мирянин научить опытного священника?

Прот. Андрей Близнюк

— Тому, что когда… простой мирянин, допустим, Зинаида Карповна из села Погорелиц, с какой любовью она встречает чужих людей, с какой любовью она о нас заботится, чужих людях, которые приехали не к ней, а, в общем, проездом, это, конечно, нас, жителей мегаполиса колоссально может научить тому, что учит нас Господь: «Возлюби ближнего, как самого себя».

А. Пичугин

— Мне кажется, в данном случае вообще не очень важно, кто человек в данном случае: священник, крестьянин, писатель, инженер-технолог, физик-ядерщик, все друг у друга чему-то учатся. Я думаю, что любой священник учится у своих прихожан, в том числе во время исповеди. Они учатся у него.

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно. В этом смысл общения. Обогащение через общение — в этом и заключается проживание нашей жизни — постоянное приобретение.

К. Мацан

— Ну и лучше финала для нашей программы, чем эта замечательная мысль, мне кажется, не найти.

А. Пичугин

— Протоиерей Андрей Близнюк был с нами в этот «Светлый вечер». Спасибо большое.

Прот. Андрей Близнюк

— Вам — спасибо.

А. Пичугин

— Сегодня мы говорили о святителе Иннокентии Московском, просветителе алеутов. Это очень интересный человек. Надеюсь, что и вам, дорогие слушатели, было очень интересно про него послушать. Говорили мы о нем в связи с тем, что 6 октября, то есть завтра — это день прославления святителя Иннокентия, в 1977 он был прославлен в нашей Церкви.

К. Мацан

— Я хотел бы напомнить нашим радиослушателям, что в этом сезоне, с этой осени, мы делаем «Светлый вечер» вместе с вами дорогие радиослушатели. В интерактивном режиме. У нас есть на сайте http://radiovera.ru раздел «Голос слушателя», где вы можете найти темы предстоящих программ…

А. Пичугин

— И архивы можете скачать, кстати говоря, все программы «Светлый вечер», которые у нас когда-либо на протяжении года были в эфире, там тоже есть раздел, можете скачать.

К. Мацан

— Да, а что касается тем предстоящих программ, вы можете оставить свой комментарий, высказать свое мнение, задать вопрос, поучаствовать в голосовании, самые интересные мысли мы озвучим в эфире, вместе с нашими гостями их обсудим, самые интересные вопросы им зададим, те же самые возможности есть у нас на нашей страницы радио «Вера» в соцсетях Фейсбук и ВКонтакте. Там тоже можно общаться. Давайте делать «Светлый вечер» вместе с вами.

А. Пичугин

— Сегодня в этой студии работали Константин Мацан…

К. Мацан

— И Алексей Пичугин. Спасибо огромное. До свидания.

Прот. Андрей Близнюк

— Спасибо большое за внимание. Всего вам доброго. Храни вас Господь.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...