Подростковый кризис.

Материнский капитал. Подростковый кризис.
Поделиться

studenty_podrostkiПереходный возраст – период через который проходят все подростки. Это один из важных этапов становления и дальнейшего развития. С проблемами в этот сложный период сталкиваются не только сами дети, но и их родители. Как выстраивать отношения с ребёнком, чтобы не навредить? Как помочь преодолеть трудности? Разобраться в этом сложном вопросе поможет детский психолог, семейный психотерапевт, Екатерина Бурмистрова.

С.Бакалеева

— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» – программа о самом дорогом  – о семье и детях и с вами я, Софья Бакалеева. У нас в гостях детский психолог, семейный психотерапевт, Екатерина Бурмистрова. Здравствуйте, Катя!

Е.Бурмистрова

— Здравствуйте, Софья!

С.Бакалеева

— У вас же десять детей, правда?

Е.Бурмистрова

— Да.

С.Бакалеева

— А сколько из них подростков?

Е.Бурмистрова

— Ну, смотря как считать. Если считать по учебникам 50-ти летней давности, тогда подростковый возраст принято было считать, что начинается в 13 лет, тогда трое. А если по современной ситуации, тогда четверо. К сожалению, или к счастью, подростковый возраст изрядно помолодел и сейчас проявления типичных таких реакций подростка можно наблюдать уже у десяти летних девочек и одиннадцати летних мальчиков. Это серьезнейшее изменение, но еще… в современных учебниках оно уже отражено, последних двух-трех лет выхода.

С.Бакалеева

— У меня вот только-только наклевывается первый подросток, а мне уже страшновато, потому что я вспоминаю, какой колючей и непонятной, ни для себя, ни для окружающих, была я, теперь хочется уже как мама, боишься этих изменений, хочется сохранить все-таки отношения со своим ребенком подростком.

Е.Бурмистрова

— Да, это крайне важно, как говорят некоторые специалисты, в подростковый возраст происходит своего рода переподписание соглашения между ребенком и родителем. И либо оно переподписывается и отношения сохраняются, либо отношения рвутся, а новые не выстраиваются.

С.Бакалеева

— А давайте начнем с того, что опишем, как нам определить, что наш малыш уже повзрослел и становится подростком? Есть какие-то приметы этого?

Е.Бурмистрова

— Да, есть и надо сказать, что большая часть из них видимая. В общем-то подростковый возраст, его начало, связано с изменением гормонального статуса ребенка, с началом полового созревания. Это почти всегда видно, слышно. Видно – в смысле есть изменения видимые, слышные – у мальчиков начинает немножечко меняться голос и это чувствуется, потому что у ребенка появляется запах. Запах уже не детский, запах взрослого человека. Такие наиболее яркие изменения – это изменения кожи, изменения видимых половых органов, набухание сосочков у девочек, то есть это то, что действительно легко определить.

С.Бакалеева

— А это всегда два параллельных процесса взросление психологическое и физиологическое?

Е.Бурмистрова

— Как раз хотела сказать, что бывает так, что изменений еще нет, а изменение эмоциональные уже пошли. Это бывает у рано созревающих детей. И поведенческие изменения следующие: это резкость эмоциональных реакций, резкость поведения, большие перепады, амплитуда настроений, и смена отношения к родителям. И еще примета такая, она появляется чуть-чуть позже, что мнение сверстников становится главнее и мнения учителя. Для младшего школьника главный авторитет – это учитель, для дошкольника главный авторитет – это родитель, а для подростка главный авторитет – это сверстники. Вот эти изменения, за ними надо следить.

С.Бакалеева

— То есть ребенок становится крайне неудобным в общении?

Е.Бурмистрова

— Зависит от темперамента, но в общем, он становится менее удобным, и что самое главное, он становится гораздо хуже управляем. То есть управлять теми способами, которыми вам может быть удавалось управлять до этого, уже не выходит. Потому что пошли процессы созревания личностного. Собственно, как говорят психологи, новообразование подросткового возраста – это становление самосознания. Человек осознает себя, как отдельное существо, с собственной позицией по всем вопросам. И очень часто эта позиция формируется от противного, по отношению к позиции родительской.

С.Бакалеева

— Этот процесс всегда болезненно происходит?

Е.Бурмистрова

— Многое зависит от семьи, от темперамента ребенка и от того, насколько родитель:

А) счастлив

Б) готов к тому, что сейчас такие изменения будут происходить.

С.Бакалеева

— А какие ошибки чаще всего совершают родители, когда их дети становятся подростками?

Е.Бурмистрова

— Их можно разделить на два больших типа. Один большой тип – это нарушение контакта по типу отдаления. Когда родитель, не имея возможности справиться с ребенком и наладить с ним контакт, как бы говорит: «А, ну его, пусть живет как знает», – связь теряется. Вторая большая группа ошибок – это ошибки по типу приближения избыточного, когда родитель хочет по-прежнему ребенка контролировать, залезает к нему, не знаю, в личный дневник, в письменный стол, в шкаф.

С.Бакалеева

— Но, ведь действительно страшно оставлять его наедине, у него появляются какие-то новые друзья.

Е.Бурмистрова

— Очень страшно оставлять, особенно в наше время, когда в джентельменский набор взросления входит не только проба никотина и алкоголя, но ребенок возможно захочет попробовать что-то посерьезнее –  наркотики, это то, что навязывается. Действительно страшно, но если вы исходя из страха станете ребенка ограничивать, все равно ничего не получится. Более того, его реакция может стать еще более протестной и он потянется к тому, к чему бы он не потянулся, если бы вы не так сильно держали. Поэтому,  нужно учить ребенка до подросткового возраста каким-то правилам безопасности, пока он еще слышит вас, а в момент подросткового возраста понимать, что тут уже не контроль, а только личное отношение и как бы косвенные формы могут работать. Косвенные формы – это знаете что?

С.Бакалеева

— Нет.

Е.Бурмистрова

— Такая замечательная вещь, как, например, разговор по телефону с подругой.

С.Бакалеева

— То есть, якобы направленный не непосредственно к ребенку?

Е.Бурмистрова

— Да, может быть он даже мифический разговор, на самом деле вы разговариваете с пустой трубкой, но этой трубке – с кем-то, или пустой – вы говорите то, что вы на самом деле хотели сказать ребенку, а он как бы нечаянно слышит, он оказывается нечаянным свидетелем. И вот в таком разговоре, информация будет усвоена 100%, а то, что направлено, как бы в таком изъявительном наклонении, в качестве прямой речи к подростку, будет отметено, даже если на самом деле, он в глубине души согласен.

С.Бакалеева

— А что, про правила безопасности, которые стоило ввести до подросткового возраста? Что это такое?

Е.Бурмистрова

— Ну, вот смотрите, есть еще один термин, их много – период предподросткового сближения. Последние два года перед наступлением полового созревания – это тот период, когда ребенок очень сильно тянется к родителю своего пола и очень настроен на контакт. К сожалению сейчас этот возраст почти не используется, потому что родители в это время очень заняты работой, вроде ребенок самостоятелен довольно-таки и еще не доставляет проблем. А возможности этого периода колоссальные. Именно в это время можно ребенку все сказать, он уже услышит. Вот в это время нужно рассказывать о том, что вы думаете по тем, или иным вопросам, рассказывать жизненные истории, скажем кого-то, кто попробовал наркотики и что из этого вышло, говорить и спрашивать ребенка о таких насущных вопросах…

С.Бакалеева

— Не нужно бояться таких тем?

Е.Бурмистрова

— Нет, не нужно обходить острые темы, наоборот, нужно формировать, помогать ребенку в формировании его позиции по поводу таких вопросов, как интернет-зависимость, близкие отношения, обучение, вот по всем таким ключевым темам, с которыми ему предстоит столкнуться.  Он еще слышит в этом возрасте мнение родителей, он еще готов разговаривать и главное, что запускаются такие процессы долговременного обдумывания. Вы забросили как бы удочку и может клюнуть далеко не сразу, реакция может произойти спустя месяцы и годы, но у ребенка эта тема в работе, в обдумывании. Если же замалчивать и никогда не поднимать эти острые темы, ребенок с ними столкнется впервые сам, один, когда… в смысле уже в подростковом возрасте, когда возможность влиять и разговаривать гораздо ниже – результат может быть хуже. И с подростками надо пытаться говорить, но тут вот прямую речь, он скорее услышит не от родителей, а от каких-то других взрослых. Кстати говоря, тут очень важной становится роль крестных. Мудрые духовники говорят, что выбирайте крестных так, чтобы в подростковом возрасте ребенок мог с ними общаться, чтобы они не были слишком пожилыми, или не жили слишком далеко, потому что взрослый, который доверенный, с похожей позицией, но не родитель.

С.Бакалеева

— Не родитель, самое главное, это принципиально для подростка.

Е.Бурмистрова

— Да, не родитель, протест только против родителя. Кому-то повезет и у него будет прекрасный учитель, или руководитель студии.

С.Бакалеева

— То есть, родителям стоит подготовить такого взрослого заранее?

Е.Бурмистрова

— Запасного.

С.Бакалеева

— Запасного взрослого.

Е.Бурмистрова

— Запасного игрока, да, но только очень важно, чтобы ребенок не думал, что этот Иван Иванович говорит то, что ему мама велела сказать. Потому что это моментально прервет доверие, а в этом возрасте взрослому легко потерять доверие подростка и очень тяжело восстановить.

С.Бакалеева

— Это одинаково важно для мальчиков, и для девочек?

Е.Бурмистрова

— Традиционно считается, что девочки взрослеют раньше и у них эти процессы более бурно протекают. А мальчики взрослеют позже и медленнее. Но я бы так сказала, что тут очень многое зависит от индивидуальности. В целом да, девочки взрослеют раньше и интенсивнее, но есть мальчики, которые созревают по девчачьему типу и девочки, которые созревают по мальчишескому типу. Нужно просто смотреть, какой ваш ребенок. Очень важно быть готовым к тому, что эмоции подростка далеко не всегда будут вам доставлять удовольствие, мягко скажем.

С.Бакалеева

— Можно ли к этому подготовиться заранее?

Е.Бурмистрова

— Ну, вот если родитель будет помнить, что любой эмоциональный выплеск, даже на него обращенный, на самом деле не ему адресован, что да, ребенок, скажем орет и говорит, что ты мама ничего не понимаешь, или значит, что у тебя папа жизнь не сложилась, что ты собственно в жизни заработал… То он на самом деле не хочет оскорбить, он таким образом пытается высказать свою растерянность и недовольство, возможно, а главное, что он формирует свою точку зрения. И он еще настолько маленький, что он не понимает тот факт, что нелицеприятные вещи людям нельзя говорить в лицо. Вот если вы закроетесь, обидитесь, отойдете, это будет реакцией инстинктивной, но, скажем, стратегически неправильной. А, если вы выслушав эту гневную тираду подростка подумаете: «Ага, чем-то он сегодня расстроен явно».

С.Бакалеева

— Стоит ли тут же что-то говорить в ответ, или надо переждать эту бурю?

Е.Бурмистрова

— Ну, зависит опять же от темперамента подростка. Если все очень бурно, там в общем-то нужно десять раз подумать, чем любое слово сказать в момент эмоциональной вспышки, нужно себе сказать: «Ага, у моего ребенка эмоциональная вспышка, она пройдет, она не будет постоянна и тогда мы с ним поговорим». Очень важно в момент, когда эмоции ребенка зашкаливают, не пытаться его ничему научить, ничего ему доказать, воспитать его сию секунду, ему в общем-то, надо дать успокоиться. Лучшая реакция, наверное, сказать, что пока ты говоришь так, я с тобой разговаривать не буду. Я тебя могу пожалеть, я тебе могу чайку налить, я могу оставить тебя в покое, но мы не будем это выяснять в таком тоне. Очень важно, чтобы это было сказано эмоционально либо нейтрально, либо доброжелательно. Чтобы родитель не завелся сам, не подцепил это эмоциональное напряжение, не заразился им от подростка.

С.Бакалеева

— То есть, это проверка на стойкость?

Е.Бурмистрова

— Да, это мощная проверка, это такое зеркало подростки, но надо сказать, что когда ребенок достигает подросткового возраста, очень часто его родители начинают гораздо лучше понимать собственных родителей, потому что такое протестное поведение ребенка оживляет воспоминания и те реакции собственных мамы и папы, которые раньше вызывали гнев, теперь начинают вызывать сочувствие и очень часто, при появлении подростка идет сближение с нынешними бабушками и дедушками. Родители понимают, как же им досталось и как это было не просто. Но в целом, у страха глаза велики, подростковым возрастом часто пугают, а я хочу сказать, что в тех семьях, в которых отношения были надежными и насыщенными…

С.Бакалеева

— До подросткового возраста?

Е.Бурмистрова

— До подросткового возраста, он не является катастрофой. Бурно проходит этот возраст в тех семьях, где ребенку кажется, что ему уделяли слишком мало времени, где этот контакт с родителями не насыщен, потому что тогда взрослеющий человек начинает добиваться внимания родителей часто неадекватными путями.

С.Бакалеева

— Спасибо большое Катя. Итак, подросткового кризиса не избежать, но все-таки можно и нужно сохранить со своим ребенком подростком теплые дружеские отношения. Ведь каким бы дерзким он ни был, не казался, он ищет и ждет от вас понимания и любви. До свидания! С вами была Софья Бакалеева.

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.