Кузьма и Мария Петровы-Водкины

Семейные истории с Туттой Ларсен. Кузьма и Мария Петровы-Водкины.
Поделиться

Кузьма Петров-Водкин Художник Кузьма Петров-Водкин страдал от одиночества. Годы бежали, уже исполнилось тридцать, а любви всё не было. Зато часто случались озарения и предчувствия. Повинуясь одному из них, в 1906 году Кузьма отправился во Францию. Поселился под Парижем в местечке Фонтоне-о-Роз. У мадам Йованович – хозяйки пансиона, в котором жил Кузьма, было несколько дочерей. В одну из них – Марию-Маргариту (дома её называли Мара) Кузьма влюбился и объявил ей то, что подсказало ему предчувствие: «Мадемуазель, я на вас женюсь!». Мара в ответ только рассмеялась. Через несколько дней Кузьма осведомился, выйдет ли она за него замуж? И добавил, что раз её отца зовут Теодором, значит в России она станет Марией Фёдоровной. Мара ответила, что это самое оригинальное предложение, какое ей приходилось слышать. И хорошо ли подумал мсье, прежде, чем его делать? «Мсье» ответил, что он совсем не думал. Просто его озарило и он увидел картинку: себя, Мару и их дочь Лёнушку у Исаакиевского собора в Петербурге. Говоря об этом, Кузьма был так убедителен, что девушка дала согласие на брак и тут же принялась учить русский язык. Молодые люди часто ездили на прогулки в Париж. Им было очень хорошо вместе. И хоть мадам Йованович была против этого брака, Кузьма и Мара расписались в мэрии. Потом Кузьма отправился на этюды в Африку. А Мара стала получать письма: «У Петрова-Водкина в мозгу засела женщина, и эта женщина – ты! Скоро мы поедем в Петербург – вместе и навсегда!»

«Петербург, вместе и навсегда» – это оказалось очередным пророчеством Кузьмы. Однако, прежде чем ехать в столицу, художник отвёз жену в свой родной Хвалынск, где обвенчался с ней. Мара приняла православие и стала, как предсказывал Кузьма, Марией Фёдоровной.

Жизнь в Петербурге супругов не баловала. Работы Петрова-Водкина почти не покупали. Мара терпела мучительные поиски Кузьмой своего стиля в живописи, не давала ему отчаиваться и поддерживала в муже надежды на лучшее. Они оправдались целиком и полностью, когда на свет появилась картина «Купание красного коня». Её отправили на выставку в Швецию. Но началась Первая мировая война, и картина пропала. Вслед за ней Петров-Водкин написал множество других полотен. В том числе и портретов любимой жены. Их было столько, что хватило бы на целую галерею. Известность Петрова-Водкина росла год от года, талант его расцветал, а Мара спокойно оставалась в тени гениального мужа и незаметно, но талантливо играла в семье «вторую скрипку». В одном из своих писем жене Петров-Водкин писал: «Я рад, что у меня есть моя Мара, которая с полной доверчивостью входит в мою тяжелую жизнь. Ты занимаешь первое место в моих мыслях и желаниях».

Кузьма и Мария Петровы-Водкины

Петров-Водкин Козьма Сергеевич. «Автопортрет с женой и дочерью».

Желаний у Кузьмы было много, но самым сильным и нереализованным оставалось только одно: картинка-видение у Исаакиевского собора. Та, где их было трое. Уже прошло 10 лет брака, а Бог всё не давал супругам детей. Кузьма одну за другой писал картины с изображением Мадонны с младенцем на руках. Он очень хотел ребёнка. Но Мара никак не могла забеременеть. А когда это наконец случилось, медики предупредили: Марии уже 37 лет, роды могут закончиться гибелью. Но Мара просила врачей только об одном: если ей и младенцу будет грозить опасность, пусть спасают ребёнка. В первый день осени 1922 года у Петровых-Водкиных родилась Лёнушка. Счастливый отец, увидев дочь, написал: «Я был наполовину человек, не испытав этого!». Все хлопоты о ребёнке легли на плечи Кузьмы Сергеевича, Мара после родов долго не вставала с постели. Петров-Водкин нянчил дочку, гулял с ней и находился на седьмом небе от счастья. Жизнь приобрела особый смысл.

Но через несколько лет случилось то, о чём молчали предчувствия. У Петрова-Водкина обнаружили туберкулёз. Врачи запретили ему даже подходить к краскам. Художник не послушался. В 1939 году Петрова-Водкина не стало. Перед смертью он попросил жену не оставлять на произвол судьбы его работы. Мара дала обещание позаботиться о картинах. Она передала в дар Хвалынску фотографии, личные вещи, работы супруга. И в городе Кузьмы Сергеевича открылся его музей. Мария Фёдоровна сумела разыскать в Швеции пропавшие картины мужа. Полотна вернули в Москву и поместили в Третьяковскую галерею. Так самая знаменитая картина Петрова-Водкина «Купание красного коня» получила второе рождение. Всё это стараниями Марии Фёдоровны, которая за 32 года супружеской жизни не растеряла желания понимать загадки мужа. Это было самое главное. И именно это угадал Петров-Водкин, когда с первого взгляда влюбился в свою будущую жену.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (13 оценок, в среднем: 4,08 из 5)
Загрузка...