Кинофестиваль «Русское Зарубежье». Светлый вечер с Виктором Добросоцким и Сергеем Зайцевым (05.11.2015)

Светлый вечер - Виктор Добросоцкий и Сергей Зайцев (эф. 05.11.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Виктор Добросоцкий и Сергей Зайцев (эф. 05.11.2015) - Часть 2
Поделиться

Сергей Зайцев Виктор Добросоцкий1У нас в гостях были российский государственный и общественный деятель, член Совета Федерации, писатель и сценарист Виктор Добросоцкий и режиссер, директор и художественный руководитель киностудии «Русский путь» Сергей Зайцев.
Мы говорили о проходящем в Москве кинофестивале “Русское Зарубежье”, о целях и задачах, которые ставят перед собой его организаторы, и о фильмах, которые можно увидеть на фестивале.

Ведущие: Алла Митрофанова и Алексей Пичугин

А. Пичугин

—  Дорогие слушатели радио «Вера», здравствуйте! Здесь программа «Светлый вечер», и в эфире Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

—  Добрый светлый вечер! И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

—  Да, здравствуйте. И с удовольствием представляем наших сегодняшних гостей. В нашем эфире Виктор Добросоцкий, член Совета Федерации, ученый, писатель, сценарист, корпоративный управляющий, меценат, член Союза писателей Москвы — вот сколько должностей. Здравствуйте!

В. Добросоцкий

Здравствуйте.

А. Пичугин

—  И Сергей Зайцев — он президент Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», продюсер, кинорежиссер, директор, художественный руководитель киностудии «Русский путь». Здравствуйте.

С. Зайцев

 Здравствуйте.

А. Пичугин

—  Сегодня наша программа выходит в эфир в преддверии IX Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», и поэтому, конечно же, сегодня будем с нашими гостями говорить о фестивале, о фильмах и вообще о том кинематографе, который Россия представляет в мире и, в первую очередь, представители нашей русской диаспоры, живущей где-то за пределами Отечества. Ну, и для начала, дорогие гости, расскажите, пожалуйста, о предыстории фестиваля — как он возник, что это за мероприятие. Давайте как-нибудь попробуем туда наших слушателей пригласить. Сергей Зайцев?

С. Зайцев

 Да, ну, во-первых, я, опережая немножко все, что я скажу после, хочу сказать, что я всех приглашаю 7-14 ноября в Дом Русского Зарубежья имени Солженицына на Таганку (метро «Таганская»-кольцевая) на мероприятия IX Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье». Подчеркиваю, что вход на все мероприятия, все показы, все творческие вечера, презентации книг бесплатный. Мы всех будем рады видеть. Как возник фестиваль? Все достаточно давно начиналось — тогда, когда я увлекся темой Русского Зарубежья, увлекся давно в 1991 году (это долгая история). Потом, в 2003-м, директор нашего Дома Виктор Москвин пригласил меня собирать архив аудиовизуальных документов русской эмиграции. Вот с этого все и началось. Мы стали собирать этот архив, он стал расти не по дням, а по часам, вырос в киностудию, потому что мы поняли, что мы должны снимать фильмы, используя те материалы, которые собираем, которые к нам стекаются из Русского Зарубежья. Это самые-самые разные были материалы — пленки, старые грампластинки и так далее. Потом образовался одноименный киноклуб «Русский путь», киностудия «Русский путь», киноклуб «Русский путь», а потом мы поняли, что те фильмы, которые и мы делаем, и которые собираем под крышей Дома «Русское Зарубежье», должны показываться. И вот мы решили, что нам нужно проводить Международный кинофестиваль «Русское Зарубежье», который первый раз в 2007 году и прошел. Вот такая предыстория.

А. Митрофанова

—  А что за фильмы Вы собираете на фестивале?

С. Зайцев

 Самые разные.

А. Митрофанова

—  У нас же, представляете, да, в нашем обывательском сознании кинофестиваль — это место, куда привозят разные известные режиссеры свои работы, которые станут или не станут известными, но являются знаковыми для мирового кино. Может быть, международные фестивали, которые проходят в Москве, в этом смысле несколько выбиваются из общего принципа, но в связи с международными кинофестивалями  у нас в голове возникают названия «Венецианский кинофестиваль», «Каннский кинофестиваль»…

С. Зайцев

 Ну, конечно. Но Вы называете фестивали класса «А». Я понял, о чем Вы…

А. Митрофанова

—  Я просто сужу, понимаете… Я же в этом смысле не специалист — я обыватель. Я просто хочу, чтобы… Я хочу понять, чем Ваш фестиваль принципиально отличается.

С. Зайцев

 Наш фестиваль — это тематический фестиваль, прежде всего. Мы говорим, в общем, только о Русском Зарубежье. И сейчас мы немножко расширили нашу тему — мы говорим о том, что предшествовало крушению России (то есть Первая мировая война, Революция, и что было после Гражданской войны, то есть что, к сожалению, способствовало оттоку все-таки лучших, я считаю, людей из страны — то есть репрессии 20 — 30-х годов). Те уцелевшие, лучшие все равно пытались уехать, бежать, насколько это было возможно, потому что «железный занавес» был опущен. Ну, вот такая у нас тема — русская эмиграция, Русское Зарубежье, русская эмиграция всех волн — первой, второй, третьей волны. Жизнь русских диаспор сегодня во всех странах. Вот это те фильмы, вот это те темы, которым посвящены фильмы, которые участвуют в наших программах — конкурсных и неконкурсных.

А. Пичугин

—  Передо мной лежит недельная программа фильмов…

С. Зайцев

 Как Вы подготовились!

А. Пичугин

—  Каждый день, я смотрю, здесь показывается в течение всего дня очень много фильмов, и все они посвящены русской диаспоре, причем, до Второй мировой войны. Я здесь вижу несколько фильмов, которые посвящены 70-летию Победы, но они, может быть, немного выбиваются…

С. Зайцев

 Это специальная программа.

А. Пичугин

—  Специальная программа. А в основном все охватывает исторический период с Первой мировой до 30-х годов, правильно?

С. Зайцев

 Ну, примерно, так или иначе. Сейчас у меня в голове вся программа не всплывает, конечно, но так или иначе. Но мы тематический, просветительский фестиваль. Поэтому мы не определяем никаких сроков, не ограничиваем участие в фестивале фильмов, которые были сделаны, скажем, 10-15 лет назад. Ну, или, там, семь-восемь, пять лет назад. Вот сейчас очень трудно же — например, я сделал картину пять лет назад, которую мы здесь показываем в специальной программе, посвященной 70-летию Победы, «Союзники верой и правдой» — о союзнической взаимопомощи в годы Второй мировой войны, и, в принципе, сейчас ее почти уже никуда не берут, потому что ей пять лет. Вот у нас такое правило: если мы видим хорошую картину, если хорошая картина попадает к нам, то мы ее обязательно показываем. И даже в конкурсе. Так что вот у нас такие правила.

А. Митрофанова

—  Просветительские задачи — это очень интересно, потому что мы с Вами выходим в эфир в то время, когда уже открывается, заработала, практически, выставка-форум «Православная Русь», которая в этом году тоже посвящена осмыслению исторического периода с 1914 года по 1945.

А. Пичугин

—  А-а, вот что. Перекликаетесь?

С. Зайцев

 Нет, рекламу видел, сейчас ехал в метро, вот что. Первый раз сейчас увидел.

А. Митрофанова

—  Да, да. Вы понимаете, ведь это же тот исторический период, на который приходятся две мировых войны, три революции, и если в рамках одной человеческой жизни, это более чем много. Мы тогда не успели это осмыслить, мы пытаемся сейчас это сделать. Поэтому, мне кажется, как раз очень важно и хорошо, что есть с Вашей стороны вот этот шаг — предоставить целый ряд кинематографических высказываний для того, чтобы к Вам мы могли прийти и посмотреть. Дальше возникает вопрос: те фильмы, которые Вы показываете, это трактовки одного и того же события, это попытка анализа, это какие-то архивные исследования? Что это, скажите?

С. Зайцев

 Это самые разные. Вот все, что Вы назвали. Это и исследования, это и расследования, и просто какие-то неизвестные факты. Мы сейчас вот с Виктором до записи сидели разговаривали и как раз говорили о том, что мы бесконечно открываем в Русском Зарубежье, в частности, новые и новые имена. Бесконечно, бесконечно. То есть, ну, казалось бы, уже все, практически открыто. А на самом-то деле нет, это только верхушечка айсберга была всегда нам известна — ну, так или иначе, если говорили о Зарубежье, то говорили о Шаляпине, говорили о Рахманинове, ну, может быть, говорили о…

А. Митрофанова

—  О Нуриеве.

С. Зайцев

 …о Нуриеве, да. Это уже другая волна эмиграции. Говорили, там… Ну, еще есть целый ряд… о Сикорском, который вертолеты все, в общем, построил в Америке. Но не говорили же, например, об Александре Матвеевиче Понятове, основателе корпорации «Ампекс». А между прочим, половина нашего телевидения, радио…

А. Пичугин

—  …видеомагнитофонов, в конце концов…

С. Зайцев

 …да, работали… В общем, аппаратура «Ампекс» обслуживала еще Олимпиаду-80. Понятова не стало в октябре 1980 года, он ушел в возрасте 88 лет. Между прочим, до конца оставался глубоко верующим православным человеком, и последние годы и дни он проводил в храме в (нрзб.) Покрова Пресвятой Богородицы (это вот начало Силиконовой Долины). Кстати, между прочим, его можно считать основателем Силиконовой Долины, изобретателем видеомагнитофона.

А. Митрофанова

—  Очень интересно.

С. Зайцев

 Александр Матвеевич Понятов.

В. Добросоцкий

Это, практически, проект, про который можно сказать, что… «Россияне, которые изменили мир».

А. Пичугин

—  А ему будет посвящен какой-то фильм в программе фестиваля?

С. Зайцев

 Да вот мы показывали. Это киностудия «Русский путь» сделала уже фильм об Александре Матвеевиче Понятове, называется он «Русский триумф на чужбине. Пионер видеоэры инженер Понятов». Показывали мы его на «Культуре», показывали на нашем кинофестивале. Он просто входит в цикл «Русские в мировой культуре» — вот то, что Виктор сейчас сказал, «Русские, которые изменили мир». В общем, мы об этих людях сейчас пытаемся делать большой цикл. Вот уже 12 фильмов сделали, в этом году еще четыре фильма будет. Ну, конечно, мы эти фильмы показываем на нашем фестивале «Русское Зарубежье» вне конкурса, потому что это все-таки не очень ловко как-то — показывать их в конкурсе и ждать за них какие-то призы, да?

А. Митрофанова

—  Мы сейчас о конкурсе еще подробнее поговорим. А Вы могли бы рассказать, какие фильмы из этой серии (потрясающе интересно то, что Вы сейчас о Понятове рассказали) можно будет увидеть на нынешнем фестивале? Вот Ваши бесплатные показы, открытый вход — можно прийти и увидеть что?

С. Зайцев

 Ну, вот я Вам скажу так, что из этой серии, из серии «Русские в мировой культуре»… Ну, мы под культурой… в общем, широко понимаем это слово — «в мировой культуре и мировой науке»… Мы в этом году будем показывать, например, фильм о Захарии (или, как в Америке его звали, Зора) — о Зоре Аркусе-Дантове. То есть это русский ученый, который изобрел… Называется фильм так — вот уже название о многом скажет: «Захарий Аркус-Дантов — русский отец американской легенды». То есть он изобрел двигатель для «Шевроле Корвета» — самой легендарной гоночной… То есть именно с двигателем Аркуса-Дантова «Корвет»…

А. Пичугин

—  …стал «Корветом».

С. Зайцев

 …стал тем самым «Корветом», который стал знаменит на весь мир, который выиграл все гонки на свете, и так далее. Ну, вот, например, фильм о Захарии Аркусе-Дантове. Мы будем в этом году показывать… Это вне конкурса, потому что, опять-таки, это фильм, который сделала киностудия «Русский путь». Мы сделали фильм о Борисе Анрепе. Анреп — ну, Вы знаете, наверное, великий мозаичист, художник-мозаичист, или, как говорят, монументалист. Вообще, как правильно говорить, мозаичист, который, фактически, в Великобритании все самые знаменитые мозаики Великобритании — в Национальной галерее, скажем, в Вестминстерском аббатстве — это он создал, тот самый Анреп, который дружил с Ахматовой и с Гумилевым, который прожил большую жизнь, который под конец жизни встретился с Анной Андреевной Ахматовой, когда она в 1965 году…

А. Пичугин

—  …да-да, путешествовала в Великобританию.

С. Зайцев

 Да, она  была в Великобритании, во Франции, они как раз встретились в Париже, хотя он жил в Англии. Вот, например, это наши прошлогодние фильмы, которые мы в этом году… То есть они дожили до того, чтобы их показать на экране.

А. Пичугин

—  Виктор Иванович, а вот у меня к Вам вопрос: по Вашим произведениям и сценариям что-то будет показано в этом году?

В. Добросоцкий

Было же.

А. Пичугин

—  А?

В. Добросоцкий

Было в те годы. Так уж получается, что я создал два фильма художественных по моим романам, и оба фильма стали участниками этого кинофестиваля. Первый — «Ностальгия по будущему», второй — «Продавец игрушек» с Пьером Ришаром. Но так как, наверное, эти фильмы не столько образовательные, сколько фильмы с определенной философией и несут, наверное, нагрузку, связанную с пониманием, что такое наше Зарубежье, какие люди живут, и судьбы, судьбы людей, которых разорвало с Родиной, каким образом происходит… И веселые, и грустные вещи, это жизненные истории. И они рождались — это не вымысел, это, практически, экранизация каких-то историй, которые меня удивили, когда я о них узнал. Поэтому в рамках фестиваля, наверное, все-таки есть и направление эмоций, судьбы, восприятие вообще этой во многом и трагедии, разделения народа и судеб людей. Естественно, любовь, естественно, и драматические приключения. То есть фильмы не ограничиваются каким-то жанром, когда это должна быть подлинная история или это должна быть документалистика. Здесь, в общем-то, это целый мир, большой мир, который имеет и историческую, и семейную, и эмоциональную, и все грани жизни, которые есть, они вмещают в этот фестиваль. А так как сегодня мир так устроен, что границы рушатся, и так уж происходит, что свободно перетекают люди, и наши талантливые люди перетекают часто за рубеж, и происходит вот такая массовая ассимиляция наших людей в мировом пространстве, то тем более очень интересно наблюдать, как начинают влиять наши люди на мировые процессы, которые происходят. И ценность России, как мирового донора, человеческого капитала, духовного капитала, наверное, сегодня преуменьшать нельзя. Пожалуй, мы — главные доноры в мире, которые сегодня совершают такие изменения, которые мы сегодня видим и в науке, и в культуре, и в образовании — во всех сферах, практически, Россия сегодня такой вот… в новых технологиях, совершенно правильно, да… Россия является (нрзб.)… Это очень интересно. И в моем понимании все-таки это еще интересно для самосознания нации. Вот сейчас мы договорились, и я сам возглавляю кафедру МГИМО — государственного управления и права, и мы договорились, что после фестиваля я обязательно сделаю такой эксперимент, что покажу вот эти фильмы, о которых вот сейчас, ранее говорили, для студентов МГИМО. И мы встретимся с документалистами и постараемся вообще обсудить. И я хочу даже снять реакцию ребят, студентов — насколько это открытие и самосознание их как личности, каким образом изменится — в части того, что все-таки мы не только «Зенит» и ЦСКА, чем мы можем гордиться, бегать…

А. Пичугин

—  Я «Спартаком» гордился!

В. Добросоцкий

«Спартаком», да, да, спасибо.

А. Митрофанова

—  Вы дайте знать, когда будет такой показ для студентов. Я своих отправлю, а потом у них спрошу на занятиях.

В. Добросоцкий

Давайте, давайте сделаем это… Но это очень интересное… Потому что все эти вещи — Русское Зарубежье показывает, насколько мы меняем мир, я имею в виду, наша страна. И так много происходит сейчас моментов, когда это замалчивается, причем, замалчивается искусственно. Как только наш человек уезжает, он вдруг становится человеком той страны. И все забывается — где он получил образование, каким образом вообще происходили его судьбоносные открытия, где они происходили. Все это…

А. Пичугин

—  Да, это, действительно, такая важная проблема.

В. Добросоцкий

Все это происходит. Рахманинов вдруг стал американским — когда он написал все здесь. Он все здесь написал.

А. Митрофанова

—  Это большой вопрос к тому, как Родина сама отнеслась к своим сынам, понимаете? Куда она их отправила и какие условия для жизни создала.

В. Добросоцкий

Это большой вопрос ко всему позиционированию самой страны, я с Вами согласен — в отношении своих граждан, насколько она гордится тем или иным. И нам важно это сделать, чтобы мы гордились. Мы должны гордиться Голливудом, который мы создали, и не надо стесняться этого. Мы должны гордиться актерской школой Чехова, которую мы создали. Никто, более того… Вот фильм про Чехова, который будет…

А. Митрофанова

—  Про Михаила Чехова, Вы имеете в виду?

В. Добросоцкий

Да, да. Это правда. Это не наш вымысел какой-то — что мы вот хотим как-то… Нет, это объективно говорят все звезды Голливуда, которые учились. Это легенда. Это наше наследие, которое, по факту, сделали мы. «Фокс XXI век», все киностудии, которые…

А. Пичугин

—  «МЖМ»(?).

В. Добросоцкий

«МЖМ»(?)… Это те вещи, которые неоспоримы. Это мы не пристраивались вторыми, третьими, пятыми людьми, чтобы сказать: «А я был при том, что Джон создал какую-то…» Нет! Мы были первыми»! И это очень важно.

А. Пичугин

—  Виктор ДОбросоцкий — сенатор, писатель — сегодня у нас в гостях и Сергей Зайцев — кинорежиссер, президент Международного кинофестиваля «Русское зарубежье», в этой студии. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин.

А. Митрофанова

—  Когда мы говорим о Русском Зарубежье — собственно, так называется и Ваш фестиваль, — мы имеем в виду, прежде всего… Ну, вот в сознании какие ассоциации возникают? Возникают с определенным периодом истории России — это первая половина ХХ века, это философские пароходы, 20-е годы, когда у нас весь наш цвет интеллигенции, образованные люди садились на пароходы и уплывали из страны, пока им еще давали такую возможность. Таким образом они сохранили свои жизни, потому что здесь они либо были бы расстреляны, либо сгнили бы в лагерях. Оказавшись в Париже, в Берлине, в других городах и, в общем-то, в разных странах, они сумели организовать какие-то такие очаги интеллектуальной жизни, где продолжала русская мысль развиваться. Вот об этом что Вы рассказываете? И насколько это сейчас вообще, в принципе, интересно, насколько эта информация пользуется спросом?

С. Зайцев

 Ну, на мой-то взгляд, она просто не может не рассказываться, так скажем, да? Насколько она пользуется спросом… Ну, вот я всегда с некоторым сожалением говорю, что, конечно, эта информация, эти темы пользуются спросом у людей немолодых — то есть среднего поколения, более старшего поколения. Молодежь еще — она же пытается сориентироваться в жизни, она еще зов корней не вполне слышит. А то, что мы показываем, ну, это у нас все-таки шире исторический охват. То есть это не только 20 — 30-е годы, как я говорил, когда люди от сталинских репрессий пытались бежать, как, кстати, удалось бежать, например, Ивану Солоневичу. Это, во-первых… Ну, во-первых, так: я как-то давно — еще вот мы делали фильм о нашем «Доме Русского Зарубежья», с чего и началась киностудия «Русский путь» (он называется «Посольство на Таганском холме»), и я тогда в этом фильме сказал, что с возвращением Солженицына история русской политической эмиграции, в общем, наверное, закончилась. Во-первых, вот эта граница, которая ближе к нашему времени. А граница, с которой мы рассказываем о Русском Зарубежье, она все-таки еще раньше, это не 20-е годы. 20-е годы — это перелом, это революция и крушение России. А мы говорим… Вот, например, в программе этого фестиваля будет фильм, который из Беларуси, который называется «Кутюрье из Кайданова, или Поцелуй Мэри Пикфорд». Вот еще одно наше открытие — Яков Савчук.

А. Пичугин

—  Белорусский режиссер?

С. Зайцев

 Нет, Яков Савчук — герой, а белорусский режиссер — Людмила Клинцова, которая сделала этот фильм. Вот они нам прислали его. Замечательный! Я просто… Вот еще одно мое открытие человека, о котором мы не успели сделать картину.

А. Митрофанова

—  А у Вас гонка такая? (Смеется.)

С. Зайцев

 Да нет, у нас… Мы — пожалуйста, в общем… Вот интересно, что в 2012 году один из престижных автосалонов «Пеббл бич» в Калифорнии признал самым элегантным автомобилем ХХ века автомобиль «Мерседес-Бенц» 1928 года. Модель не помню — какая-то 680С. Потом он был продан за миллионы миллионов вскоре. И вот дизайн этого автомобиля создал как раз Яков Савчук — вот такой человек из Беларуси, из Кайданова. А потом он уже делал автомобили для всех — вот, в частности, Мэри Пикфорд заказывала у него автомобиль. Вот знаменитый автомобиль Мэри Пикфорд — вот дизайн сделал Яков Савчук. Причем, он работал со всеми марками, то есть он работал не только с «Мерседесом» — он работал с разными-разными там…

А. Пичугин

—  А какое соотношение игровых и документальных фильмов на фестивале?

С. Зайцев

 В общем, неравенство полное, потому что мы с трудом отыскиваем игровые картины для нашей программы — с трудом, с трудом. Игровых картин о Русском Зарубежье все-таки делается немного (или связанных так или иначе с русской эмиграцией, с Русским Зарубежьем). А документальные картины, в общем, есть всегда. Слава Тебе, Господи, делается их очень-очень много. То есть интерес авторов высок к наследию русской эмиграции. И всегда какие-то картины остаются за бортом — всегда. Обязательно, в общем, не попадают в программу, просто потому что программа не резиновая. Вот у Виктора Ивановича Добросоцкого в этом году такая не самая сложная задача, потому что надо посмотреть всего четыре картины игровых, а документальных у нас там два десятка, практически.

А. Пичугин

—  Всего четыре? Ну, естественно, я вижу «Батальон» Месхи(?) и Угольникова — здесь представлен как полнометражный игровой фильм, и куда-то у меня, к сожалению, пропало… Турецкий фильм меня заинтересовал — я никогда не слышал ничего про него… Турецкий фильм, тоже двухчасовой. Что это за картина?

С. Зайцев

 «Слияние сердец».

А. Пичугин

—  «Слияние сердец», да.

С. Зайцев

 Это должен Виктор Добросоцкий рассказывать.

В. Добросоцкий

Ну, я не знаю, насколько мне правильно, как председателю жюри, рассказывать о картинах.

А. Пичугин

—  Ну, Вы сейчас решение не выносите пока.

В. Добросоцкий

Да, мы не будем сейчас голосовать. Решение будет принимать жюри. Но сама история — она именно о нашем Зарубежье. Это трагедия разлученных войной людей, которые встречаются в конце уже повзрослевшими, около 80 лет. Этот фильм сделан на события, которые были в реальной жизни. Он очень трогательный, он очень по-человечески глубокий фильм. Филигранная игра актеров. Удивительно, что к этой теме турецкий кинематограф подошел, причем, подошел очень бережно, с такой какой-то любовью к России. Удивительный фильм. Я не буду говорить, какие у него шансы на лауреатство, но хочу сказать, что если зритель посмотрит, он получит просто удовольствие от просмотра такой картины. Некое открытие точно турецкого кинематографа в отношении позиционирования к российской действительности.

А. Пичугин

—  Турецкий — вообще отличный кинематограф. К сожалению, о нем в России знают, в основном, те, кто увлекается кино. Потому что показывают иногда фильмы — какие-то такие совсем уж знаковые ленты, а, к сожалению, такого массового турецкого кинематографа мы практически здесь не знаем. Ну да ладно.

А. Митрофанова

—  Расскажите, пожалуйста, какие все-таки темы у Вас доминируют. Понятно, когда личность стоит в центре внимания в картине, и вокруг человека выстраивается история — там, картина эпохи и прочее, прочее. А какие-то, может быть, исторические сюжеты? Вот сейчас много ведется разговоров о том, что же стало, к примеру, причинами, реальными причинами Первой мировой войны, да? Или какие-то еще попытки исторических расследований. Вот можете просто сюжеты перечислить, за которыми к Вам сейчас на фестиваль можно прийти, если они интересуют?

С. Зайцев

 Ну, Вы знаете, в основном все-таки личностям посвящены картины, и все происходит через личности. Вот даже я сейчас в голове быстро перебрал фильмы игровые — это все личности, конечно, тоже. Фильм «Элизиум» Эшпая, где прототипами героев являются Волошин, Гумилев. Тот же «Батальон», Мария Бочкарева, историческая фигура. Ну, вот, например, сейчас из неигровых фильмов мне в голову пришел фильм Галины Леонтьевой «Пассажиры философского парохода», который… Это вот, кстати, по-моему, даже у нас и премьера будет этого фильма на фестивале, где вообще, в принципе, авторами предпринята попытка, в общем, исследования вот этой проблемы — что эти люди, которые были на философском пароходе высланы, какую опасность они представляли в целом для Российского государства, например.

А. Митрофанова

—  А какую опасность они представляли? Вот это очень интересно будет узнать! (Смеется.)

С. Зайцев

 Ну, инакомыслие.

В. Добросоцкий

Ну, я бы думал, что все-таки… Вы все время к просвещению. На самом деле фестиваль имеет, как и любое кино, все равно два направления. Первое направление — это, как Вы говорите, исследования, смыслы какие-то, а второе направление — это эмоции. Кино — это эмоция, которая передается. Уже на подсознании идут какие-то знания, переворачивание своей судьбы через судьбу, которая произошла с другими, мысль о том, что «а сделал бы я так, а смог бы я так любить?» «А вообще надо же, оказывается, что такое первая любовь! А я не любил никогда так!» Это миллион вещей и сопереживание, потому что кино — это действительно искусство. И большая степень — его информацией не назовешь — это работа души. И вот на кинофестивале — вот то, что я хочу сказать, игровое кино, — без сомнения, это очень такая приятственная работа души, когда люди в ненавязчивой форме открывают какие-то новые горизонты жизни со своими героями, совершенно разнообразно. Вот был фильм «Продавец игрушек», который по моему роману, это история про князей Барятинских — там они Берские князья. Действительно уникальная история великого рода, но через…

А. Пичугин

—  Давайте Вы подробнее — извините, что перебиваю — расскажете во второй части нашей программы. Я напомню, что в гостях у нас Виктор Добросоцкий, сенатор, писатель, и кинорежиссер Сергей Зайцев. А мы, Алла Митрофанова и я, Алексей Пичугин, вернемся через минуту сюда.

А. Митрофанова

—  Еще раз добрый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, и мы в программе «Светлый вечер» сегодня общаемся с замечательными гостями. Виктор Добросоцкий, российский государственный общественный деятель, писатель, Сергей Зайцев, президент Международного кинофестиваля «Русское зарубежье», продюсер, кинорежиссер и художественный руководитель киностудии «Русский путь». Мы говорим о фестивале «Русское Зарубежье», который…

А. Пичугин

—  Да, вот Виктор Иванович начал рассказывать про семью князей Берских, которые жили впоследствии за пределами России, во Франции.

В. Добросоцкий

Ну, это такая вот история была со мной.

А. Пичугин

—  Ваш роман «Продавец груш».

В. Добросоцкий

Да, со мной произошла такая история. Это был светлый вечер… Потому что мы же не можем о других вечерах говорить. Это было светлым вечером, Курская область, санаторий «Марьина роща», дворец, в котором расположен санаторий, (нрзб.).

(Говорят одновременно.)

В. Добросоцкий

Да. Это уникальное… Советую всем поехать — не лечиться, а получить удовольствие от этого. И вот я вечером — светлым вечером — гуляю, и подводят ко мне такого небольшого росточка человека. Он шел со своей супругой, достаточно такой солидной женщиной. Широко раскинутые плечи, осанка. И подходит, говорит: «Вот, это потомок князей Берских, которые как раз основали этот дворец, который, помните, пленили (нрзб.)»… Ну, то есть это история… великая история, которая… В Историческом музее целый зал посвящен этой семье. То есть это великие люди, без сомнения, для России. И, соответственно, мне представили, и он сразу же стал мне рассказывать, как управлять Россией, что это великая страна, и вообще на сегодняшний день не так все это делается, надо совершенно по-другому — вот предки умели, а мы не умеем. Соответственно, я спросил его очень коротко: «Простите, а чем Вы занимаетесь? Где Вы работаете?» И тут на глазах плечи стали опускаться вниз, он как-то начал очень сбивчиво говорить, посмотрел на супругу и сказал: «Ну, Вы понимаете, ну, как бы Вам объяснить… Ну, ну, ну… я… Ну, дело в том, что я работаю продавцом в супермаркете в Страсбурге». И передо мной из князя, которого я видел — причем, он встал рядом с барельефом, это было одно лицо — такая генетика сильнейшая, и тут маленький человек, который работает в магазине в Страсбурге. И я даже представил, как он там работает, потому что, ну, по его виду было видно, что там он не с широко распахнутыми плечами ходит, а совершенно по-другому. И возникла как раз вот эта история — мы стали изучать род. Но на основании этого было уже художественное осмысление, появилась комедия. Дальше появилось, что Пьера Ришара мы уговорили сыграть в этой комедии. Он, будем так говорить, тоже принял активное участие в написании, в том числе, части сценария — французской части. Так родилась история. Правда это или нет — безусловно, какой-то кусок правды, без сомнения, есть. Но в этом большая история искусства, когда какая-то линия, очень трагичная, очень милая, очень смешная освещается уже другими совершенно украшениями художественного замысла, которые превращают вот такую маленькую историю, которую я рассказал, в большую историю любви Русского Зарубежья за рубежом, судьбы и так далее. Вот это пример, просто иллюстрация того, что здесь не совсем все только в историческом плане. Все-таки очень много эмоциональных картин, очень многого картин, которые дают возможность людям каким-то образом поработать душой.

С. Зайцев

 И все-таки это правда. Это правда, потому что сколько на Западе работало… ну, офицеров — само собой, и генералов работало таксистами, на заводах «Рено», на заводах Форда — вот как этот человек, который работал продавцом игрушек, продавцом в супермаркете. Это все на самом деле — это все… Ну, в конце концов, это же из жизни было взято, да? Вот подошел такой князь, а кем работаете? — продавцом. В общем, так все и тянется, на самом деле, да? Вот, например, в Канаде же я знаю, что все звания и все, так сказать, титулы отменены, кроме королевского. Елизавета Вторая неприкосновенна. А так ты можешь работать, пожалуйста, на стройке.

А. Пичугин

—  (Смеется.) Скажите, пожалуйста, Ваш фестиваль, по традиции, начинается 7 ноября. Естественно, это неслучайно?

С. Зайцев

 Нет, неслучайно, потому что мы каждый год напоминаем, к какому великому русскому рассеянию привел залп «Авроры» в этот день. Специально этот день и был выбран, и мы, в общем, следуем этому, постоянно следуем, каждый год — еще пока сбоя не было. А через два года будет… Если мы доживем, то фестиваль будет посвящен 100-летию этой трагедии.

А. Митрофанова

—  А по поводу крейсера «Аврора»… Ну, Вы же понимаете, что нам сейчас приходится на пальцах объяснять, мы далеко не всегда подготовленные зрители, о том, что значил этот выстрел, каким образом просто диаметрально поменялось настроение в России, и как вообще людям пришлось спасать свои жизни, а кому-то, наоборот, пришлись очень на руку эти прозвучавшие выстрелы и прочее. Вы говорили о том, что Ваши зрители — это, в основном, люди все-таки более такого старшего поколения, да?

С. Зайцев

 Да-да.

А. Митрофанова

—  Видимо, те, кому уже не приходится объяснять. А вот с людьми, ну, я не знаю, более младшего возраста — ну, условно говоря, «20+» или «15+» — Вы пытаетесь каким-то образом работать? Потому что для них же тоже нужно доносить подобные вещи.

С. Зайцев

 Ну, конечно, мы пытаемся. Я не могу сейчас еще сказать так честно, что это эффективно происходит. Мы, конечно же, пытаемся.

А. Пичугин

—  А Вы можете вообще судить, насколько подготовленные приходят люди на Ваши показы?..

С. Зайцев

 В основном, подготовленные.

А. Пичугин

—  …и, самое главное, возрастные категории какие? Есть ли молодежь?

С. Зайцев

 Ну, вот молодежи мало, к сожалению. Да, молодежь приходит, но молодежь надо привести за руку. Вот это уже просто закон — молодежь надо привести за руку. Потому что если мы вешаем афишу нашего фестиваля во ВГИКе, во ВГИКе это никого не интересует, ну, равно как и во ВГИКе, в общем, мало интересуются и другими кинофестивалями. Потому что во ВГИКе все всё знают, все всё смотрят, все продвинутые, так сказать, и…

В. Добросоцкий

В этом году давайте МГИМО посмотрим, каким образом (нрзб.)…

(Говорят одновременно.)

А. Митрофанова

—  Давайте посмотрим, да, это будет интересно.

С. Зайцев

 А вот МГИМО — это совсем другое дело. Я почти уверен, что если…

А. Митрофанова

—  Эксперимент.

С. Зайцев

 …Виктор приведет, так сказать, условно говоря, за руку студентов, они пойдут. А вот так вот, если кинуть клич и сказать: «Вот там будет интересно, посмотрите».

В. Добросоцкий

За руку не приведу — я скажу, чтоб с зачетками приходили. Я за руки не буду…

А. Митрофанова

—  (Смеется.)

В. Добросоцкий

И думаю, что будет аншлаг, да!

С. Зайцев

 Спасибо!

А. Митрофанова

—  Послушайте, Вы же понимаете, что есть при этом какие-то вещи, есть какие-то встречи, какие-то фильмы, на которые те же самые студенты побегут, даже опережая собственное сознание, собственную мысль и будут готовы там стоять в проходе. Ну, то есть, условно говоря, я пытаюсь сейчас подумать, что может быть в таком формате привлекательном, да? То, что проходит, скажем так, в институте стрелка… Там же всегда много народу, много зрителей. Какие-то такие известные лекторы тоже большие аудитории собирают. В чем причина? Может быть, причина в том, что они говорят на том языке, который близок этой аудитории — «15-20+»?

С. Зайцев

 Надо определенным образом подать информацию, Вы знаете. Надо определенным образом именно подать информацию. Не то чтобы язык. Ну, что — ну, я просто не буду называть какие-то фамилии. Я знаю, что эти люди говорят, в общем, на том же самом языке, на котором мы с Вами говорим сегодня, в «Светлый вечер», понимаете? Но просто определенным образом поданная информация, так сказать, слух, раскручен человек или событие, и так далее.

В. Добросоцкий

Здесь аналогию приведу с классической музыкой. Есть какие-то вещи в голове у людей, что «если я это не знаю, значит, я это, скорее всего, не люблю».

С. Зайцев

 Да.

В. Добросоцкий

И вот когда погружение идет, достаточно человеку попасть один раз на хороший концерт классической музыки, когда он вдруг понимает, что, оказывается, это то, что он любит. Но вот этот шаг, чтобы он туда попал, очень сложный. Потому что вот у меня сын попал на фестиваль документального кино. И вот я его из зала не мог вытащить, потому что это были просмотры, он просто сидел и говорил: «Не-не-не, я еще четыре-пять фильмов посмотрю». Почему? Потому что это было некое открытие, что документальное кино — это не только то, что показывают по телевидению. То есть, есть такой глубины и открытий, и удивления… Ради чего человек живет? Он живет не для того, чтобы просто получить информацию какую-то. Он живет для того, чтобы настолько удивиться этому миру, который вокруг, понять, что ему хорошо. Потому что он для себя что-то открыл. Что-то открыл — он пойдет в компанию ребят, сядет и скажет: «А Вы знаете, что я Вам расскажу?» И девчонки все на него смотрят: «Ох ты какой эрудит!» То есть это совершенно нормальное восприятие, когда человек открывает миры. Вот документальное кино, ну, и, в принципе, игровое — это открытие миров. Другой вопрос, что необходимо, чтобы ты что-то попробовал, надо тебе это дать. И, соответственно, наша задача, действительно, чтобы на кинофестиваль пришла молодежь, чтобы дальше сарафанное радио было, что «ой, это наш фестиваль, это вообще здорово, интересно». Вот я думаю, что это главная задача. А каким языком — язык кино универсален, и, в общем, по большому счету, мы же понимаем с Вами, что это не учебный курс, а это работа режиссера для того, чтобы через свою душу (или оператора через свое зрение) показать некие миры, да? И это всегда любопытно — подглядеть, что же происходит у другого человека, как он видит и какие судьбы и события происходят на экране. Поэтому я совершенно уверен, что молодежь с удовольствием и ходила бы, если бы не имели вот такой большой достаточно…

С. Зайцев

 Конечно, а сколько и было таких случаев!

А. Пичугин

—  Мы оперируем такими странными довольно категориями — «молодежь». Как-то не так давно у нас в этой студии был Кшиштоф Занусси, и вот он заметил интересную вещь. Он сказал, что «я снимаю кино для просвещенной публики». «У меня нет такого интереса, чтобы мой фильм шел в кинотеатре и на него пришло как можно больше народу. У моего бухгалтера есть такая задача, чтобы на мой фильм было продано как можно больше билетов, а мне это неинтересно. Мне хочется, чтобы пришли те, для кого это действительно важно. И пускай в зале будет три-четыре человека, но, значит, для них я снял свой фильм. Но в «Макдональдсе» меня не увидите». Возможно, это правильный подход? То есть вот пришли на фестиваль «Русское Зарубежье» 200 человек, но это будут те 200 человек, которые действительно переживают, думают, и для которых тот посыл, заключенный в этих фильмах, он направлен именно для них?

С. Зайцев

 Вот Вы знаете что, истина посередине лежит, на самом деле. Конечно, немножко-немножко тут снобизмом попахивает. И в свое время, когда… Вот есть замечательный режиссер Евгений Цымбал, который и сам замечательный режиссер, и с Тарковским работал, на «Сталкере», в частности, несколько у него исследований по поводу творчества Тарковского… Он мне рассказывал, что когда директор «Мосфильма» Андрея Арсеньевича вызывал и пытался с ним говорить на тему того, что широкому кругу зрителей его фильм непонятен, Андрей Арсеньевич — ну, примерно вот просто Ваша история про Занусси мне напомнила — выходил, хлопнув дверью, и говорил, что «а меня интересуют только два зрителя — Брессон и Бергман». Ну, это же тоже не совсем, наверное, правильно, потому что мы все равно должны расширять границы.

В. Добросоцкий

Не, ну, то, что правильно, что… Я, наверное, неправильно сказал, что «молодежь вообще». Безусловно, такое понятие «молодежь» — это очень, слишком широкое.

А. Митрофанова

—  Слово-контейнер такое, на самом деле.

В. Добросоцкий

И мы прекрасно понимаем, что если сегментировать эту молодежь, то это совершенно разные категории с разными интересами. Так я совершенно Вас поддержу, что необходимо пригласить, дать возможность тем, кому это интересно, информацию, прийти. Вот это задача. А то, что уговаривать того, кто, в общем-то, по большому счету, неспособен, может быть, воспринимать это или имеет другую ментальность какую-то жизненную, это смыслов нет. А вот ту категорию, которая, безусловно, восприимчива к этому и ищущая, ее мы просто обязаны пригласить и делаем это через радио Ваше прекрасное.

А. Пичугин

—  Конечно.

В. Добросоцкий

Светлым вечером мы приглашаем всех.

А. Митрофанова

—  Виктор Добросоцкий, российский государственный и общественный деятель, член Совета Федерации, ученый, писатель, и Сергей Зайцев, президент Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», продюсер, кинорежиссер, сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Мы встречаемся здесь в преддверии кинофестиваля «Русское Зарубежье», который 7 ноября открывается традиционно Москве, и там будет своя программа как художественных, так и документальных фильмов.

А. Пичугин

—  Скажите, пожалуйста, пока география ограничена Москвой. А есть ли какие-то планы или возможности выйти за пределы столицы?

С. Зайцев

 Я могу сказать, что не ограничена. В 2013 году мы провели Первый международный кинофестиваль «Русское Зарубежье. Встреча в Новосибирске». Пока еще нам не удалось повторить этот фестиваль в Новосибирске, хотя такие планы есть — и были, и есть. Ну, в Новосибирске определенные события происходили, наверное, Вам известные, театральные, и как-то все не до «Русского Зарубежья» оказалось. Хотя вот у нас есть план… Во всяком случае, нас митрополит Тихон поддерживает, Новосибирский и Бердский, который был очень доволен тем, как прошел тот фестиваль в мае 2013 года. Я думаю, что мы сейчас, после того, как проведем наш IX Международный кинофестиваль, возобновим переговоры для того, чтобы в Новосибирске в следующем году провести II Фестиваль «Русское Зарубежье». Вот, например… Или, скажем, эхо нашего Международного фестиваля «Русское Зарубежье» все-таки проходило во многих странах. Мы делали специальные показы, которые состояли из фильмов программы нашего фестиваля, и в Вашингтоне, и в Сан-Франциско, и в Нью-Йорке, и, скажем, в Финляндии, во Франции, в Болгарии, в Сербии и так далее.

А. Пичугин

—  А всегда интересно, кто приходит. Вот в Америке кто приходит?

С. Зайцев

 В Америке приходят и русские, и американцы. Всегда приходит публика смешанная, но я должен сказать, что превалирует все-таки русская публика, которая так или иначе расположена к теме, которая так или иначе ностальгирует, тоскует. Все равно вот, так сказать…

А. Пичугин

—  Русская публика — она же тоже очень разрозненна. Вот в Штатах она разрозненна, мне так кажется, еще больше, чем где бы то ни было, потому что там есть немалая доля вот такой — ну, пускай это не прозвучит уничижительно — «колбасной эмиграции», и есть очень много людей, уехавших именно по каким-то политическим причинам или, может быть, мировоззренческим. Я думаю, что как раз вторые и третьи ходят, в основном, да?

С. Зайцев

 Я бы сказал, что все категории тянутся. Понимаете? Потому что почти в каждом рано или поздно просыпается какая-то такая — ну, так сказать, тоска, я не знаю, порой… Не знаю, как это можно охарактеризовать и назвать, да? Ну, в общем, разная публика встречалась, самая-самая, вот если так можно сказать, разношерстная публика. Интересно, что многое еще зависит от того, кто за рубежом непосредственно готовит тот или иной фестиваль и те или иные показы. Потому что если это человек из диаспоры, то, конечно, придет, в основном, диаспора. Если это человек местный… Потому что у меня был, например, такой случай, что мы в Швейцарии, в Лозанне проводили дни российского документального кино четыре года назад, и была в основном швейцарская публика. Почему? Потому что готовили местные. Дни вот этого нашего документального кино готовили местные жители.

А. Пичугин

—  А от чего это зависит — кто будет готовить? С кем удается договориться?

С. Зайцев

 Ну, конечно, от переговоров, от того, с кем мы решили это сделать, с кем мы вышли на связь и так далее. Да вообще полезно всегда в оргкомитет любого фестиваля привлекать разных людей.

А. Пичугин

—  Тот сценарий, когда готовит кто-то из местных жителей, мне кажется, он гораздо более удачный, потому что более широкий охват?

С. Зайцев

 Не то, что более, но как бы я думаю, что надо все-таки и так, и так. Надо, чтобы и русские приходили, надо, в общем, двери-то всем открыть.

А. Митрофанова

—  Что бы Вы рекомендовали не пропустить ни в коем случае из программы грядущего фестиваля?

С. Зайцев

 Вы знаете как… Ну, вот если я буду рекомендовать, то это значит, я буду выделять какие-то картины обязательно.

А. Митрофанова

—  Ну, Вы можете опустить конкурсные программы и сосредоточиться на таких, которые вне конкурса. Тогда все будет вполне честно.

С. Зайцев

 На внеконкурсных программах? Вы знаете что, я должен сказать, кстати, да, что просто для меня это важно, что я никогда не вмешиваюсь в решения нашего уважаемого жюри. Никогда. У председателя жюри всегда есть два голоса — в жюри конкурса игровых и неигровых картин всегда у нас входят по три человека, и обязательно представители русской эмиграции. И у председателя два голоса, и, соответственно, еще есть два голоса. Если уж совсем какая-то неразрешимая возникает проблема, что председатель, у которого два голоса за одну картину и два голоса за другую картину, то тогда я могу вмешаться, но у меня еще не было такого случая ни разу. Вот восемь фестивалей мы провели — я еще никогда не поддержал никого специально и никому свое мнение не навязывал. Надо просто правильно подбирать жюри.

А. Пичугин

—  У нас как-то принято готовиться к круглым датам заранее, несмотря на то, что зачастую круглые даты ничего такого прямо не означают, но все-таки… У Вас, получается, в следующем году будет Х Фестиваль, а через год будет 100-летие со дня тех самых Октябрьских событий. А какую-то особую, может быть, подготовку Вы ведете, что-то вот такое необычное?

С. Зайцев

 Не-не, специально никакую подготовку мы не ведем. Я думаю, что просто приедут гости из-за рубежа, представители нашей русской эмиграции из разных стран. Вот сегодня, кстати, Виктор мне про интересного человека рассказал — может быть, мы его тоже пригласим, русского пианиста, который живет в Швейцарии и которому много лет. Вы пониаете, люди же вот просто какие-то интересные возникают вдруг, и мы их приглашаем, привечаем, потом сотрудничаем с ними долго. Ну, а что касается Вашего вопроса по поводу того, что стоит посмотреть, я, если говорить про внеконкурсную программу, все-таки пригласил бы людей смотреть практически все фильмы, потому что все фильмы внеконкурсной программы, и которые 70-летию Победы посвящены (это, в основном, фильмы об участии русских в Сопротивлении, об участии наших в войне на Западном фронте — то, что раньше было неизвестно)… Ну, и, конечно, фильмы нашего цикла «Русские в мировой культуре», о которых я уже упоминал. Мы будем показывать о Борисе Анрепе, мозаичисте замечательном, о Захарии Аркусе-Дантове, о Наталье Парэн. Вот, например, «Наталья Парэн» — фильм Александра Гурьянова. «Наталья Парэн. Восприятие пространства». Это художник, она занималась детской иллюстрацией, и на ее иллюстрациях выросли поколения и поколения французских детей. Поэтому сейчас во Франции, в общем, люди среднего и старшего поколения, у кого ни спроси, все Наталью Парэн знают и воспринимают ее, естественно, французской художницей детской. Да там практически каждый фильм… Вот Виктор рассказывал про своего сына. Вот у нас сколько было таких случаев, когда молодой человек… Просто в процентном отношении молодых людей не так много, но когда молодой человек попадает, и его невозможно вытащить из зала, у нас такие вот случаи были. Меня как раз каждый раз эти случаи очень радуют.

В. Добросоцкий

Я был на нескольких фестивалях, на встречах как раз со зрителем, и могу сказать, что зритель очень-очень заинтересован. Не было никогда, чтобы встали и ушли, потому что фильм не понравился. Поэтому на игровое кино я спокойно могу пригласить всех буквально, потому что все получат удовольствие от игрового кино. Я думаю, что и отдохнут, в том числе. Поэтому здесь у меня сомнений нет — время не будет потрачено зря.

С. Зайцев

 И вот еще один пример могу привести.

А. Пичугин

—  Давайте.

С. Зайцев

 В прошлом году приехал на показ своего фильма — ну, он имел отношение к этому фильму — Сергей Сельянов, известный, наверное, Вам продюсер.

А. Митрофанова

—  Продюсер, да.

С. Зайцев

 Это фильм Евы Перволович, французский фильм. Он был сопродюсером с французами, и мы вот этот фильм о русской женщине… Так сказать, это современная Франция, Париж, русская женщина мыкается, так сказать, безденежье и так далее — вот такой сюжет. Сельянов приехал, посмотрел, так сказать — среднее и старшее поколение в зале, вышел и говорит: «Ну, это не та публика, в общем… Не для этого фильма, в общем, публика». Что получилось в итоге? Фильм, во-первых, принимали совершенно замечательно — и аплодировали, и Динара Друкарова, исполнительница главной роли, ее не отпускали. И потом фильм получил главный приз в конкурсе игровых картин. Вы видите, как все обманчиво, да? Мы все-таки и такой возрастной публике должны доверять тоже.

А. Пичугин

—  Давайте в конце программы пригласим еще раз наших слушателей на фестиваль.

С. Зайцев

 Да, с 7 по 14 ноября в Доме Русского Зарубежья имени Александра Солженицына на Таганке (это Нижняя Радищевская, дом 2) будет проходить IX Международный кинофестиваль «Русское Зарубежье», и вход на все показы и творческие вечера абсолютно свободный. Всех приглашаем, всех будем рады видеть.

А. Митрофанова

—  А где можно узнать о программе фестиваля, чтобы сориентироваться и свои планы каким-то образом скорректировать?

С. Зайцев

 О программе фестиваля можно узнать на сайте Дома Русского Зарубежья.

А. Пичугин

—  Адрес сайта назовите, пожалуйста.

С. Зайцев

 Http://bfrz.ru или www.cinema-rp.com (это сайт киностудии «Русский путь» кинофестиваля «Русское Зарубежье»).

А. Митрофанова

—  Спасибо.

А. Пичугин

—  И там, и там есть программы?

С. Зайцев

 Да.

А. Пичугин

—  Хорошо.

С. Зайцев

 Ждем Вас.

А. Пичугин

—  Спасибо большое. Мы нашим слушателям напомним, что сегодня в этом «Светлом вечере» в гостях у нас были Сергей Зайцев, президент Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», режиссер, продюсер, и Виктор Добросоцкий — сенатор, ученый, писатель, член Союза писателей Москвы. Спасибо большое! Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

—  Алексей Пичугин. До свидания!

А. Пичугин

—  Всего доброго! Будьте здоровы!

С. Зайцев

 До свидания.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пожалуйста, оцените материал)
Загрузка...