"Как относиться к болезням?" Светлый вечер с о. Иоанном Бурлаком и Еленой Сипягиной (12.10.2015)

Светлый вечер - о. Иоанн Бурлак и Елена Сипягина (эф.12.10.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - о. Иоанн Бурлак и Елена Сипягина (эф.12.10.2015) - Часть 2
Поделиться

о. Иоанн Бурлак, Елена Сипягина1У нас в гостях были настоятель прихода святых апостолов Петра и Павла в шведском городе Умео и сотрудник фонда “Жизнь как чудо” Елена Сипягина.
Мы обсуждали Евангельскую историю об исцелении прокаженного и говорили о том, как относиться к тяжелым заболеваниям и ведет ли болезнь к спасению, или является наказанием для больного и его близких.

Ведущие: Лиза Горская и Алексей Пичугин

А. Пичугин

—  Дорогие слушатели радио «Вера», здравствуйте! Это программа «Светлый вечер». В этой студии сегодня для Вас работают Лиза Горская…

Е. Горская

—  …и Алексей Пичугин.

А. Пичугин

—  А в гостях у нас священник Иоанн Бурлак — он настоятель храма Святых апостолов Петра и Павла в городе Умео — это благочиние приходов Московского патриархата в Швеции. И также в этой студии у нас в гостях сегодня Елена Сипягина — она координатор, сотрудник Благотворительного фонда «Жизнь как чудо». Здравствуйте, дорогие гости!

Е. Сипягина

— Здравствуйте!

Иерей И. Бурлак

— Здравствуйте.

А. Пичугин

—  Тема нашей программы сегодня такая — в общем, довольно печальная: это болезни. Говорим мы об этом в связи с тем, что завтра, 13 октября, на литургии будет читаться Евангелие о исцелении прокаженного.

Е. Горская

—  А почему мы тогда говорим про болезни, а не про исцеление?

А. Пичугин

—  Ну, мы будем говорить и про болезни, и про исцеление…

Е. Горская

—  Давай про радостное поговорим.

А. Пичугин

—  Мы про все сегодня поговорим. Но, на самом деле, хотелось бы начать… Отец Иоанн, Вы у нас гость из Швеции. Вы первый, собственно говоря, гость из Швеции в этой студии за тот год, что мы вещаем. Поздравляю Вас.

Иерей И. Бурлак

— Спасибо большое.

А. Пичугин

—  Очень хотелось бы узнать, что такое православие в Швеции, русское православие в Швеции. Вот перед эфиром Вы рассказывали, что Вы настоятель трех храмов…

Иерей И. Бурлак

— Двух, двух…

А. Пичугин

—  …двух храмов, которые находятся далеко друг от друга — где-то на расстоянии 300 километров. Вам приходится и там служить, и здесь. Кто такие православные шведы? Кто Ваша паства, расскажите, пожалуйста.

Иерей И. Бурлак

— Наша паства, в основном — это обычные, простые люди, которые волею судьбы попали за границу, на чужбину. Каждый — по каким-то своим вопросам.

Е. Горская

—  То есть это русские люди?

Иерей И. Бурлак

— В основном это русские люди. Мы все там — русские, для шведов, то есть украинцы, белорусы, киргизы, беженцы из Ташкента, из Казахстана. Это все русские люди.

А. Пичугин

—  А шведов нет?

Иерей И. Бурлак

— Шведы есть в православии. Я сейчас чуть ниже, да, отойду…

Е. Горская

—  Тоже русские?

Иерей И. Бурлак

— Они пытаются, да. Кому- то нравится Достоевский, кто-то через Достоевского пришел, кто-то по катехизаторским беседам пришел в православие, кто-то что-то ищет. Но в основном это именно русские — женщины и молодые ребята, студенты, обучающиеся в университетах в Швеции. Все — бывший Советский Союз. Поэтому…

А. Пичугин

—  Угу. Ну, а все-таки людей, которые шведы по происхождению, этнически — нет?

Иерей И. Бурлак

— Шведы по происхождению, этнические — есть, их достаточно много. И крестятся, венчаются, и дети их крестятся. И они могут даже еще послужить примером для наших православных христиан, которые спасаются здесь, в России, или даже тех русских, которые приходят в храм там, своей дисциплиной.

А. Пичугин

—  А город, в котором Вы служите, Умео — он далеко от Стокгольма? Большой разброс?

Иерей И. Бурлак

— Да, он далеко, 650 километров от Стокгольма строго на север. Следующий город — Лулео — он еще 300 километров еще на север, на Полярном круге находится.

А. Пичугин

—  То есть у Вас холодно большую часть года? Лето короткое?

Иерей И. Бурлак

— Да, у нас лето очень короткое, и у нас очень холодно. Поэтому наши русские люди привыкли друг с другом общаться. Сами шведы — они не особенно общаются, но русские привыкли. И вот местом общения для наших соотечественников служит храм.

А. Пичугин

—  Такой культурный центр еще, к тому же?

Иерей И. Бурлак

— Он даже…

Е. Горская

—  На самом деле — извините, я немножко перебью — я в 2011 году была в Стокгольме на Пасху, и я посетила литургию (по-моему, храм Святой Екатерины отдали местные христиане нашим православным, потому что у них он не был так востребован на Пасху, как у нас), и местная православная община служила, соответственно, в храме. Освятила… Ну, принесли свои антиминсы, освятили престол, и храм был полон — меня вот это удивило. Он был абсолютно полон, и я, совершенно посторонний человек — я вообще неделю назад приехала в Швецию… И меня после литургии пасхальной сонм русскоговорящих людей вокруг, поняв, что я тоже говорю по-русски, как вихрем закружил и просто увлек в трапезную, там все дальше отмечать, праздновать. Я этих людей первый раз вижу, меня, вообще-то, друзья мои ждут там, под стенами, чтобы провожать домой, но нет, то есть они не отпускают. Вот эта дружная атмосфера меня поразила. Первый раз люди меня видели. То есть…

А. Пичугин

—  У Вас так же?

Иерей И. Бурлак

— Да, это же все одно и то же. Мы все между собой очень близко общаемся, все друг друга заменяем. В Швеции находятся три священника: отец Виталий, протоиерей Виталий, иерей Павел и я, Иерей Иоанн. Протоиерей Виталий и иерей Виталий окормляют южные приходы. Там несколько приходов, где они меняются и служат, так же ездят, как и я. Я отвечаю на северные приходы нашего благочиния. И отец Виталий — у нас как бы он является по хиротонии там старшим. У нас есть благочинный в Хельсинки, в Финляндии — протоиерей Виктор. В очень интересном храме он служит в Хельсинки — Покровский храм, построенный мигрантами. И, возвращаясь к тому, какие Вы получили впечатления, в этом году на Пасху было почти полторы тысячи человек.

Е. Горская

—  Ничего себе!

А. Пичугин

—  Ничего себе! Это у Вас, да?

Иерей И. Бурлак

— Нет, это было в Стокгольме.

Е. Горская

—  Торжество!

А. Пичугин

—  А, в Стокгольме?

Иерей И. Бурлак

— В Стокгольме, да. Почти полторы тысячи человек. Что такое столько народу? Ну, конечно, многие из них пришли освятить куличи, освятить яички, но многие же захотят и исповедаться, и причаститься на Пасху. Кто-то раз в год, может быть, только можете себе это позволить, к сожалению. И что такое — на двух-трех священников вот это все ложится? Это очень тяжело. Служба — да, мощнейшая. У нас на Севере, соответственно, в нашем храме в этом году Пасха была тоже такая соборная — приехало много народу, с радиуса 500 километров. Люди приезжают специально на Пасху и  исповедуются, причащаются, плачут, каются, и это очень благодатно для них. Они уезжают с такой благодатью, что мне очень было радостно утром, когда они все уехали. Все друг друга отводят куда-то поспать, квартиры свои предоставляют…

Е. Горская

—  Что значит — плачут на Пасху? Пасха — это все-таки радостное событие.

Иерей И. Бурлак

— Плачут? Это радость, но они раз в год причащаются вот так вот. Им добраться тяжело. Ближайший храм у нас от людей находится в 600 километрах.

А. Пичугин

—  То есть это как у нас, например, если бы храм был ближайший в Питере.

Иерей И. Бурлак

— И люди не могут позволить себе поездок — все стоит достаточно дорого.

Е. Сипягина

— Регулярных.

Е. Горская

—  Меня, на самом деле. поразило. То есть если у тебя храм на «Речном вокзале», у тебя благочиние…

А. Пичугин

—  Далеко.

Е. Горская

—  …у тебя благочиние на «Войковской». А если у тебя храм в Стокгольме, у тебя благочиние в Хельсинки.

А. Пичугин

—  В другой стране.

Иерей И. Бурлак

— Ну, так это получилось исторически и так сложилось.

А. Пичугин

—  А Вы давно в Швеции живете?

Иерей И. Бурлак

— Нет, шесть лет. Может быть, пять.

А. Пичугин

—  А приехали откуда?

Иерей И. Бурлак

— Из Москвы.

А. Пичугин

—  А, потому что казалось, что из Питера, наверное, как-то логичнее.

Иерей И. Бурлак

— Нет-нет, из Москвы. Логично — там очень много людей с Севера: Архангельск, Мурманск. Потому что есть такой Баренц-регион, Баренц-содружество, и много очень людей оттуда, с Севера. Но, к сожалению, все не так, как я думал — много людей и из бывшего Советского Союза. Те русские люди, которые убежали в свое время, в 90-е годы, когда начали… какие-то волнения были у нас в стране. И они, беженцы, устраивали свою жизнь как могли. Кто-то в Россию вернулся, смог здесь закрепиться, а кто-то уехал сразу в Швецию. Все находят себе работу там, никто не остается без работы. Но теперь сложнее там стало, потому что других беженцев очень много, помоги им Господи, с других территорий, где тоже (нрзб.)…

А. Пичугин

—  А в Швецию, кстати говоря, приезжают, да?

Иерей И. Бурлак

— Да, и очень много.

А. Пичугин

—  Да?

Иерей И. Бурлак

— Да, и очень много.

А. Пичугин

—  А Русская Православная церковь по своим каналам им как-то помогает?

Иерей И. Бурлак

— Ну, мы пытаемся помогать просто как частные прихожане — вот что мы можем помочь. У меня многие спрашивают, говорят и так далее — как мы будем поступать? Ведь они же просят, они как бы с протянутыми руками. Я несколько раз объяснял в разных храмах, на разных службах, что самое главное в милостыне — это чистое сердце, никакой червоточинки не должно быть. Ты даешь, ты дал — ну, лучше всего, конечно, забыть сразу и с доброй-доброй душой дать. Если будет хоть одна червоточинка, то тот золотой кирпичик, который на Небе будет строить твой дом, он будет не золотой. Поэтому я говорю: давайте с чистым сердцем. Давайте еду, давайте одежду. Потому что милостыня — это не только деньги, которых у Вас не очень много, но это и одежда, это и время, это и участие. И наши прихожане потихонечку, не сразу, но с этой проблемой свыклись уже. И кто-то носит с собой печенье, кто-то носит с собой еще что-то из дома, и — раз! — сразу подали что-то. Но будем честны: те беженцы, которые попадают в Швецию, обеспечены государством.

А. Пичугин

—  Государством.

Иерей И. Бурлак

— Государство их обеспечивает социально очень хорошо.

Е. Горская

—  Ну, у Швеции давняя еще традиция помощи беженцам, еще со времен Первой мировой войны, Второй мировой войны.

Иерей И. Бурлак

— Да.

Е. Горская

—  Все очень хорошо налажено. И главное, что граждане сами очень правильно относятся к этой помощи.

Иерей И. Бурлак

— У нас немножко неправильное было представление о Швеции, но догматически это верно — что они там и отступили, и так далее. Не будем резкими фразами говорить. А на самом деле они вокруг славянской ширки (церкви — прим. расшифровщика записи) идет очень большая социальная работа. Огромнейшая социальная работа идет. Первая — с пенсионерами и с детьми. И потом уже с беженцами идет. Идет евангельская проповедь — в меру их взглядов. У нас же акценты делаются по-другому. Мы стараемся, конечно, своим помочь. Никто не уходил у нас из храма без какой-то помощи. У нас, конечно, с бюджетами в храмах туговато, но мы как-то находим возможности и помогаем своим, потому что есть очень много и одиноких мам с детьми, которым даже иногда не хватает на проезд. Вот, допустим, автобус стоит дорого — ну, грубо, чтобы Вы понимали, 4 евро стоит в один конец автобус. Там кроны…

А. Пичугин

—  Но если перевести, да… А если еще перевести в рубли, то это получается…

Иерей И. Бурлак

— Ну, в евро перевести… Представляете, маме, чтобы это оплатить, с двумя детьми приехать в храм, это очень накладно. Ну, вот наши прихожане ездят, забирают, сами договариваются, к службе привозят всех, развозят таких вот мам, и совершенно с душой. Потом, после храма у нас трапеза, когда… Обычно после литургии, по воскресеньям, по субботам у нас трапеза, воскресная школа, и все приносят из дома все самое лучшее. Иногда, когда такая крамольная мысль проскакивает — что вот, в храм что-то отнесем, ненужные вещи какие-то, типа, «на Тебе, Боже, что нам негоже, вот мне это мешает»… Нет, здесь люди несут самую хорошую, красивую еду, красивые пироги — в русских традициях, украшают. Одежду — не то, что несут обноски какие-то, а делятся, покупают просто подарки, в подарок покупают. Все знают — какие-то праздники, и семьи, которые имеют много детей, у нас есть многодетные семьи — больше трех детей, порядка шести семей таких. Есть даже одна семья очень у нас уникальная — у нее шесть детей. И эти ребята… Мама — она русская, из Москвы, Ольга, а папа, Константин — он врач, голландец. Но работает в Швеции. И давно они живут в Швеции. И они даже построили часовню. Часовню мы освятили и там служим, в этой часовне. Часовенка прямо на таком холме и на берегу огромной реки, так красиво. Им тоже все помогают, пытаются. Даже кто-то занимается бесплатно с детьми фортепиано. Это тоже участие, это тоже милостыня.

А. Пичугин

—  Я напомню, что в гостях у нас сегодня священник Иоанн Бурлак, он настоятель двух православных храмов в Швеции — храмов Московского патриархата, и Елена Сипягина — она сотрудник Благотворительного фонда «Жизнь как чудо».

Е. Горская

—  Вот Швеция со своей традицией приема и помощи беженцам еще, по-моему, в 2013 году была на каком-то… в тройке стран Европы, лидирующих в этом вопросе. На втором или четвертом месте она была, в зависимости от… Буквально недавно появилась новость, что в Швеции местные жители закидали камнями детей беженцев. Вот она буквально появилась в среду. То есть это какой-то вброс,  этого не может быть, или какую-то все-таки трещину дала эта универсальная социальная модель?

Иерей И. Бурлак

— Ну, я не защитник шведских тинейджеров…

А. Пичугин

—  …детей.

Иерей И. Бурлак

— …да, и детей, и так далее. Я Вам что скажу? У нас тоже бывают всякие провокации здесь и тому подобное. Но в основном поколение наше с Вами, постарше, помоложе — они все прекрасно понимают всю серьезность этого момента. И не будет кто-то говорить. Везде есть какие-то агрессивные люди, и, вроде как, религия мусульманства — она тоже очень мирная, но там тоже есть, вон, какие-то фанатики бегают. И у нас тоже, у христиан, есть люди, которые перегибают палку. Поэтому и там может в обществе сложиться… Хулиганов везде хватает. И полиция с ними борется. И я думаю, что их накажут, и очень сильно, за это дело.

А. Пичугин

—  Ну, что ж, давайте теперь поговорим про болезни — на ту тему, ради которой мы в этой студии сегодня собираемся. Напомню, что поводом становится завтрашнее литургическое евангельское чтение о исцелении прокаженного. Это сюжет из «Евангелия от Луки». Когда Иисус был в одном городе. К Нему пришел прокаженный. Увидев, он умолял Его об исцелении и, собственно говоря, это исцеление получил. Но это только повод к тому, чтобы мы сегодня обсуждали тему болезней и, в том числе, каких-то таких неизлечимых болезней, действительно серьезных. Тогда, в первую очередь, опять вопрос, отец Иоанн, к Вам. Наверняка, люди приходят к Вам с этим вопросом: почему человек болеет? Почему Бог это допускает?

Иерей И. Бурлак

— Ну, то же Евангелие нам дает ответ, почему человек болеет. И самый простой ответ — что Господь говорит в Евангелии, что «Вы спасетесь только через скорби и через страдания». И Он показал нам пример спасения — страдания на Кресте.

А. Пичугин

—  Ну, а тут возникает логичный вопрос: почему я болею, а Петя не болеет, у Пети все хорошо?

Е. Горская

—  А я болею, и у меня вообще все плохо.

А. Пичугин

—  Да.

Е. Горская

—  А при этом я верующий, а Петя неверующий.

А. Пичугин

—  Или Петя тоже верующий, но у него все хорошо.

Е. Горская

—  А он еще богатый, а я бедный.

Иерей И. Бурлак

— Понятно. Очень хороший вопрос. Значит, на все воля Божья. Каждый находится в той или иной степени совей святости. И без воли Бога ни один волос не упадет с Вашей головы. Поэтому Господь лучше всего знает, что нужно в этот момент Пете, что нужно в этот момент Оле и так далее. Поэтому ответ очень простой: воля Божия — она нам непостижима, потому что мы не можем ее понять в силу своей греховности и загрязненности нашего сердца. Мы же духовно видим очень мало, потому что сердце наше загрязнено, замутнено нашими пороками и грехами. А вот старец какой-нибудь, прозорливый (я опять утрированно говорю — может быть, сейчас нет, может быть, есть такие, я встречал) — а он скажет, даст Вам ответ на то, почему вдруг Петя заболел, а Оля не заболела в этот момент. А он духовно видит чище. Поэтому на этот вопрос однозначно отвечайте так: на все воля Божия. Но болезни все даны нам во спасение. Единственный вопрос, что мера болезни, сила болезни — вот это очень важный вопрос. И Господь тоже на него отвечает в Евангелии: «Я не дам Вам больше страдать, чем Вы можете вынести».

А. Пичугин

—  Вопрос к Елене — такой же почти, но с поправкой на то, что Вы работаете в фонде, который занимается детьми. И в этой студии мы с Вами уже в прошлый раз, когда Вы к нам приходили, обсуждали и самые серьезные случаи рассматривали. Скажите, Вам же приходится общаться с родителями, которые, наверное, тоже задают этот вопрос?

Е. Сипягина

— Да, наш фонд имеет совершенно особый опыт работы с подопечными. Дело в том, что мы помогаем не один раз, просто оплатив операцию или приобретая какое-то лекарство тому или иному ребенку и больше с ним не встречаясь, а мы берем ребенка с его болезнью, семью, и ведем ее уже до 18 лет. То есть помогаем детям из года в год, из раза в раз. И просьбы от одной и той же семьи совершенно разные. Поэтому в результате работы завязывается глубокий и такой личный контакт с родителями, с нашими подопечными. И мамы, конечно, делятся своими переживаниями, в том числе и духовными. И, конечно же, когда случается какая-то серьезная ситуация с малышом, то единственный человек в Москве, который находится рядом, это врач. Но врач обычно занят, и вести беседу с родителями, именно вот такую душевную, врачу очень сложно долго.

А. Пичугин

—  Ну, это не входит уж так прямо в его обязанности.

Е. Сипягина

— Да, в его обязанности это не входит. И поэтому такие родители обращаются к нам, сотрудникам фонда. И здесь мне хочется привести пример одной семьи. Ребенок перенес трансплантацию печени, ребенок был нашим подопечным в течение двух лет. Потом вдруг у ребенка случилась инфекция, и состояние резко ухудшилось. Малыш впал в кому, у мамы приступ отчаянья. Она в состоянии полной беспомощности, растерянности звонит мне, как координатору, и, конечно же, говорит: «Что делать? Я молюсь. Что делать?» У нее паника. И мы приехали, мы разговаривали с мамой. Она нашла силы успокоиться. И, конечно, я всегда зову на помощь здесь и священника, потому что мама — верующая, православная. И когда мама только поняла, что нужно терпеть, нужно довериться воле Божией, нужно помолиться, ситуация стабилизировалась — вначале в сердце у мамы, у нее в голове, потом постепенно ситуация стала улучшаться и с ребенком. То есть действительно, когда такая тяжелая болезнь, когда отчаянье, что можно сделать, как можно помочь человеку? Можно только вместе помолиться.

Е. Горская

—  Но это же не обязательно так бывает, что человек помолился — и стало лучше?
Е. Сипягина

— Не обязательно. Не обязательно так бывает. Но вот конкретно в этом случае, слава Богу, ребенок выжил. Мама поверила, мама помолилась, поддержала Церковь. Ребенок вышел из комы. Сейчас девочка уже благополучно, мы надеемся, в ближайшее время отправится домой. И это замечательный пример и молитвы матери, и поддержки Церкви, и вот эта проблема разрешилась.

А. Пичугин

—  Ну, этот пример, безусловно, относится к плоскости, в которой существует верующий человек.

Е. Сипягина

— Да, да.

А. Пичугин

—  К Вам приходят разные люди, и абсолютно не воцерковленные, неверующие, в том числе.

Е. Сипягина

— К нам приходят разные люди и разных национальностей, да.

А. Пичугин

—  А как Вы им все это объясняете?

Е. Сипягина

— Вы знаете, таким мамам самое главное — чтобы с ними были рядом. Просто — чтобы с ними был рядом человек. Чтобы они знали, что они в своей беде — не одни, независимо от национальности, возраста и вероисповедания. Когда мама ощущает, что рядом есть люди, которые готовы ее поддержать, которые готовы разделить с ней ее горе, которые готовы искренне помогать ей вот в этой трудной ситуации, она чувствует вот эту поддержку, она успокаивается, и всегда мы приходим к какому-то решению. Даже если состояние ребенка не удалось стабилизировать, и ребенка мы потеряли (потому что у нас дети с тяжелыми заболеваниями), все равно для мамы важно, чтобы были рядом. И чаще всего мама, звонящая по телефону и обращающаяся с проблемой, говорит: «А Вы будете рядом, Вы найдете время вот оказаться рядом? Вы поддержите меня?» И когда она слышит положительный ответ в трубке — вот это самое главное, что нужно человеку. Чтобы с ним были рядом. Чтобы он ощущал помощь, поддержку и что он не один.

А. Пичугин

—  Угу.

Иерей И. Бурлак

— Я наблюдал несколько случаев воцерковления родителей (на своей вот памяти) по болезни детей. Недавно, они у меня все свежие в памяти. Когда прибегают родители в храм и: «Что делать, что делать?» У нас госпиталь рядом — Норланд Шекьюсед, это «Северная шведская больница», куда всех свозят с радиуса 600 километров. И как раз детей там тоже очень много лежит, и стариков, и онкологических больных. И вот родителям как бы деваться там особо некуда, они лежат с ними. И храм у нас совсем рядом — там 15 минут идти пешком от госпиталя. Они приходят. Я говорю: «Давайте мы начнем читать «Канон за болящего». Потихонечку с ними там. В этом состоянии люди не знают, что к чему. Некоторые, может быть, запьют, некоторые еще что-то. А эти оказались вот здесь, рядом. И, значит, потихонечку читай «Канон за болящего», потом потихонечку им Псалтырь — и подводишь их к Слову Божьему. Начинают Евангелие читать. Потом говоришь им, объясняешь, что хорошо бы вот… Ну, они уже просят причастить ребенка их — уже кто-то им что-то сказал. Душа каждого человека — христианка, и они думают, что что-то такое произойдет. И когда идешь, причащаешь, они видят, что человек-то изменяется как-то, все это происходит очень таким непостижимым для нашего конечного ума образа. И они идут дальше, молятся, и проводят в храме достаточно много свободного времени — и с детьми, и в храме. И сами готовятся потихонечку к причастию и причащаются. Им объясняют, что «Христос Вас вот соединяет». Потом эти люди, воцерковленные уже каким-то дивным образом, начинают вести нормальный христианский образ жизни, который заключается в том, что в воскресенье должны быть в храме. Но это есть вот такие, да, исключения. Но есть, конечно. когда Господь помогает. И как десять прокаженных — то есть только один пришел и поблагодарил. Вот отлегла болезнь — и все как бы пропали. Есть и такие случаи.

Е. Горская

—  Это другая евангельская история…

Иерей И. Бурлак

— Другая, другая!

Е. Горская

—  …когда Господь исцелил десять прокаженных и сказал, что «повернитесь»…

Иерей И. Бурлак

— Я знаю…

Е. Горская

—  А слушателям-то нашим надо сказать!

Иерей И. Бурлак

— Да, все верно! Все правильно Вы добавили! Это совершенно другая история.

Е. Горская

—  Вот, и только один вернулся, действительно, принес жертву, как это было положено. А вот, продолжая эту тему, а стоит ли ждать вообще от Бога чудес и исцелений, когда вот мы заболели? И вот мы пошли в храм — молиться, свечку ставить. Как, это автоматически происходит, или чего-то другого вообще стоит ждать в таких случаях?

Иерей И. Бурлак

— Ну, во-первых, только Господь знает, что ожидать нам. Мы должны ожидать только милости от Бога. Потому что Господь нас всех любит, и Он многомилостив. И Вера, Надежда и Любовь, как апостол Павел нас учит… То есть мы должны ждать милости от Бога. Поэтому мы и молимся, разговариваем с Богом в молитве. И всегда, когда мы разговариваем с чистым сердцем, когда мы горячо молимся, мы всегда получаем ответ от Бога. Какой это ответ будет — в облегчении болезни, в утяжелении болезни — значит, именно так и должно быть. Если еще больше болезнь усугубляется, значит, вот такая воля Божья. Я не просто так это повторяю — про волю Божью. Человек, значит, еще недостаточно пострадал.

А. Пичугин

—  Друзья, напомню, что это программа «Светлый вечер». Вместе с нами «Светлый вечер» в этой студии проводят священник Иоанн Бурлак, настоятель храма Святых апостолов Петра и Павла в городе Умео (это Швеция), и Елена Сипягина, сотрудник Благотворительного фонда «Жизнь как чудо». Здесь также Лиза Горская, я — Алексей Пичугин, и через мгновение мы к Вам вернемся.

В гостях сегодня у программы «Светлый вечер» священник Иоанн Бурлак, настоятель двух православных храмов в Швеции, и Елена Сипягина — она сотрудник Благотворительного фонда «Жизнь как чудо».

Е. Горская

—  И у меня следующий вопрос. Если болезни — во благо, они от Бога, почему Церковь на литургии молится о здравии?

Иерей И. Бурлак

— Вы возьмите все прошения, которые у нас идут в ектеньях, о здравии. Чтобы облегчил Господь, облегчил несение тягот — вот это самое главное. Люди начинают роптать. Некоторые не понимают этого. Некоторым становится тяжело, они начинают отталкивать свой Крест. И для того, чтобы им было легко переносить эти тяготы… Легко — это не значит, что физически — выпил таблетку какую-то… Легко — духовно, прежде всего, духовно. Бог есть дух.

Е. Горская

—  А как отделяется здоровье телесное от здоровья душевного, духовного? Это связано или это абсолютно разные, не зависящие друг от друга вещи?

Иерей И. Бурлак

— Это зависит все от одного… ну, все зависит от сердца от Вашего. «Если будет сердце Ваше чисто, — тоже в Евангелии, — дух у Вас будет чистый, тело Ваше будет здорово». То есть все взаимосвязано. Если Вы, как говорили в советское время, «в здоровом теле здоровый дух». Ведь откуда-то это взяли, «содрали».

Е. Горская

—  Ну, это же не значит, что все, что они воспроизвели… как бы все, что они говорили, правда. Ну, взяли, ну, «содрали».

Иерей И. Бурлак

— Нет, конечно, ну, не все правда.

Е. Горская

—  Ну нет. А сколько примеров, когда людям, чистым сердцем и вообще очень полезным и замечательным, Господь посылает болезни, и зачастую неизлечимые, и преждевременную смерть?

Е. Сипягина

— А можно мне включиться?

А. Пичугин

—  Да, конечно.

Е. Горская

—  Да конечно, нужно! Да-да-да.

Е. Сипягина

— Дело в том, что мы знаем множество примеров святых людей, которые вымаливали себе болезни. Тот же самый Паисий Святогорец, недавно канонизированный, молился о том, чтобы Господь ему послал опыт несения болезни онкологии, рака. И Господь послал ему эту болезнь, и он ее нес.

Е. Горская

—  Вот тоже странный поступок, да, с точки зрения?..

Е. Сипягина

— Да, странный поступок. Но дело в том, что болезнь, когда она присутствует в жизни человека, или когда больной человек присутствует в жизни нас, это те самые духовные вериги, которые помогают совершенствоваться и спастись в таком глобальном смысле человеку. И поэтому через болезнь человек отсекает страсти. Через несение болезни отсекаются очень многие страсти. Человек более глубоко воспринимает этот мир, он становится более духовен. И я наблюдаю, тоже, как координатор по семьям… Мне пишется письмо от семьи, что «заболел малыш, помогите, возьмите нас к себе в подопечные». Мы берем ребенка. Но каждый раз поступает новое письмо, с новым обращением. И от письма к письму я вижу, как меняется мир этой семьи. И очень часто можно проследить — ну, если это православная семья, если это христиане, то с каждым письмом человек все чаще пишет: «Спаси Господи Вас за помощь!», «Мы молились — Господь дал нашей девочке улучшения самочувствия», «Помоги Господи Вашему фонду трудиться, побольше Вам добрых друзей, помощников!» И я вижу, что люди раскрываются, приходят к вере, к Богу, начинают молиться. Неспроста и в Институте траснсплантологии, с которым мы работаем, сделан храм, и в клинике РНЦХ сделан храм, и врачи пришли к выводу, что это нужно, что это важно, чтобы присутствовала Церковь, чтобы у больных людей, у мам с детьми была возможность помолиться, причастить детей, пообщаться со священником. То есть вот это изменение в результате несения болезни, конечно, у людей происходит очень часто.

Е. Горская

—  Угу.

Иерей И. Бурлак

— Я сейчас еще по своему опыту Вам добавлю. Где-то полгода, может быть, назад у меня был случай. Я так вечером очень сильно отбил коленку — так прямо, вообще невозможно, еле ходил. А завтра литургия. Уже после вечерней службы. И начал молиться. То есть сел. Не могу стоять. Потом думаю: нет, надо все-таки встать и пересилить боль. И вот постоял-постоял, помолился, поготовился к литургии, еще думаю: надо еще вот канон прочитать. Потом думаю: нет, надо… Полистал молитвослов, там много сейчас у нас молитвословов всяких, молитв к святым, когда что-то у тебя болит. Это очень полезно. Ну, и провел очень хорошо молитвенный вечер. Ночь, и утром надо служить. И еще болит колено. Когда я только зашел в алтарь — вообще никакой нету боли, ничего. И, отслуживши литургию, то есть причастившись, я вдруг понял: это Господь вот так мне дал такую боль, чтобы я тщательно готовился к литургии в этот день. Потому что я мог сделать что-то не то. Он меня остановил от чего-то. Я что-то не совершил. И вот так же во всех болезнях — нас Господь от чего-то останавливает, от чего-то Он нас спасает. Он всегда нас спасает от чего-то своими действиями. Но мы не можем… Мы же все… «Кто не смиренный? Я — не смиренный?!!!»

Е. Горская

—  (Смеется.)

Иерей И. Бурлак

— То есть мы считаем себя смиренными, а на самом деле начинаем роптать и свой крест отталкивать: «Господи, да, Ты же мне… За что мне столько страданий?» Какие страдания, да? Мы еще живем в хороших условиях.

Е. Горская

—  Ну, это да.

А. Пичугин

—  А есть ли какая-то выработанная позиция в христианстве — ну, хорошо, скажем, в православии — по отношению к лечению болезней?

Иерей И. Бурлак

— Конечно, есть. Мы же не отрицаем врачей. Врачи нам даны от Бога. Мы молимся святым бессребреникам Косьме и Дамиану, Киру и Иоанну, Пантелеймону и Ермолаю…

Е. Горская

—  Антип еще есть.

Иерей И. Бурлак

— Да, мученик Антип. Когда у кого-то зуб заболит, все начинают ему (нрзб.)…

А. Пичугин

—  (Нрзб.).

Е. Горская

—  Но это же… Это, мне кажется, уже тоже какой-то перебор — какие-то вот эти, как это сказать, «специализация святых».

Е. Сипягина

— Нет, мне кажется, это (нрзб.)…

Иерей И. Бурлак

— Ну, конечно, нет. Это все…

Е. Сипягина

— Это традиции такие народные! (Смеется.)

Иерей И. Бурлак

— Ну, во-первых, я Вам привел просто молитву из соборования, из елеосвящения. Таинство елеосвящения.

А. Пичугин

—  Да, но я имею в виду отношение к традиционной медицине. Потому что от разных священнослужителей приходится слышать разные вещи. Кто-то там приходит и говорит: «Батюшка, благословите — вот операция тяжелая», а он говорит: «Нет, вот пусть все на волю Божию». А кто-то говорит: «Ну, конечно, естественно, беги срочно, сейчас уже можно опоздать!»

Иерей И. Бурлак

— Да, это сложный вопрос. В каждом конкретном случае нужно разбираться, что за операция, что за человек, во-первых, и вообще — зачем ему операция.

Е. Горская

—  Мне кажется, это все индивидуально… Настолько вот…

Е. Сипягина

— Да.

Иерей И. Бурлак

— Индивидуально. Вопрос очень хороший.

Е. Горская

—  Да, вот недавний пример: у нас заболел наш друг игумен, его как-то неправильно полечили. И я звоню другому своему другу, врачу.

Иерей И. Бурлак

— Друг — игумен, друг — врач… (Смеется.)

Е. Горская

—  Ну, слава Богу, да, друзья хорошие! И он говорит: «Как же так — вот твой друг игумен позволил так себя неправильно полечить!» Я говорю: «Ну, монах — что с него взять? Ну, вот монах, доверяет врачам». Он говорит: «Ну у меня духовник — монах, так он на каждую таблетку под лупой смотрит и в Интернете ее проверяет, и еще двести раз уточняет, правильно ли ему выписали». То есть вот два игумена.

Иерей И. Бурлак

— Ключевое слово — «Интернет».

(Смеются.)

Е. Горская

—  Ну вот да, да, да. То есть…

А. Пичугин

—  Я знаю игумена, про которого говорит Елизавета. Тот — крайне интернетизированный человек.

Е. Сипягина

— Ну, Вы знаете, тоже хочется включиться в разговор. Мамы очень часто делятся, как они лечат детей, как проходит их обследование. Очень часто они говорят, что, обращаясь к священнику… Или даже врач рекомендует сводить ребенка в храм, причастить ребенка, а потом приступать к какому-то серьезному вмешательству. То есть, безусловно, это очень важно, чтобы работал и врач духовный, чтобы и священник помолился за ребенка, чтобы над ребенком было совершено таинство (это я говорю о верующих семьях), и, конечно же, непосредственно врач оказывал помощь.

А. Пичугин

—  А у меня такой еще вопрос…

Иерей И. Бурлак

— Сейчас, я еще доотвечу. Вот если ты полностью положился на волю Божию, то твой врач — Господь. Если ты благословился и пошел по врачам мирским, то уж выполняй все, что они тебе говорят.

А. Пичугин

—  А мне всегда было интересно: скажем, вот жила была абсолютно неверующая семья. У них случилось горе, в этой семье — после тяжелой болезни ушел близкий человек. Это абстрактный случай, я сейчас привожу пример. Я слышал много раз, что после такого люди приходят к Богу. Но кажется, что все должно быть наоборот, у человека должен возникнуть вопрос — как же так?

Е. Горская

—  За что?

А. Пичугин

—  Ведь он же ничего плохого никому не сделал! И вот он болел-болел — и умер. Внезапно заболел, болел и умер. А после этого почему-то случается приход в Церковь его близких. Почему так происходит?

Иерей И. Бурлак

— Господь призывает к Себе.

А. Пичугин

—  Нет, я о другому. Я о том, что у людей вдруг возникает в голове потребность какая-то, мысль о том, что нужно пойти в храм. Казалось бы, что у человека в данном случае должен случиться — наверное, нехорошо так говорить, но — обратный процесс какого-то отторжения, что «как же так, почему Ты забрал у нас близкого человека?». А люди наоборот…

Е. Горская

—  Ну, Алексей, ты какую-то формальную логику хочешь применить к абсолютно неформальным и метафизическим вещам.

А. Пичугин

—  Ну почему? Это же тоже из случая…

Иерей И. Бурлак

— Нет, он задает земной вопрос.

А. Пичугин

—  Да, абсолютно земной вопрос. Я как бы светский…

Е. Сипягина

— А можно мне сказать свое мнение на эту тему?

А. Пичугин

—  Да, конечно!

Е. Сипягина

— Дело в том, что болезнь — это напоминание человеку о том, что он смертен. И когда мы сталкиваемся с болезнью, особенно с тяжелой, сразу же для всех окружающих встает вопрос вечности. И люди начинают углубляться в это, в эти размышления, начинают об этом думать, и начинают встречаться со священником, и случается их приход к Богу — не только того человека, который болеет, но и тех, кто окружает больного человека. То есть болезнь — это напоминание о том, что человек вечен.

Е. Горская

—  Но Алексей как раз про смерть вопрос задал, да? Ну, а смерть — это тем более напоминание о том, что…

Е. Сипягина

— Да, это напоминание.

Иерей И. Бурлак

— Можно несколько примеров из таинства отпевания привести и так далее. И таинство отпевания совершается в белых одеждах, торжественных одеждах, так же, как и таинство крещения.

Е. Горская

—  В господских одеждах.

Иерей И. Бурлак

— Поэтому… В белом облачении.

А. Пичугин

—  Торжественно.

Иерей И. Бурлак

— Поэтому вот так вот. Я могу Вам для беседы еще по врачам отдельно пригласить уникального человека. Есть такой Сергей Семенович Шестопалов. Это был главный реаниматолог Военно-морского флота. У него очень много орденов, «горячих точек». Он уже сейчас пожилой. Реаниматолог. Это человек, который со смертью постоянно. Он алтарник Храма Христа Спасителя и в Елоховском соборе, окончил Свято-Тихоновский университет и очень заслуженный человек. И настолько интересный собеседник… И вот эти вопросы Вы ему позадаете именно в той плоскости,  которую Вы сейчас имели в виду. Он Вам даст совершенно уникальные ответы. Потому что этот человек связан со смертью и с жизнью, с этим переходом постоянно. И Вам будет очень интересно. Вот Вы сделаете такую передачу…

А. Пичугин

—  А человек может отказаться от лечения сам — ну, по каким-то внутренним причинам?

Е. Горская

—  Может!

А. Пичугин

—  А это не будет считаться самоубийством? Ну, когда понятно, что если он будет лечиться, он будет жить — ну, скорее всего, а не будет лечиться — ну, скорее всего, не будет? И он выбирает отказ от лечения. Вот это не считается самоубийством, если у него есть выбор?

Иерей И. Бурлак

— Что значит «отказ»?

А. Пичугин

—  Ну, он тоже скажет: «На все воля Божья, вот если так случилось»…

Иерей И. Бурлак

— Если этот человек ведет такой образ жизни христианский, то есть он молится, искренне молится, ходит причащается до последнего момента — это никакое не самоубийство. Нет, это не самоубийство, потому что… Я, может быть, не так понял вопрос, но…

Е. Горская

—  Алексей, ты как-то этот вопрос задал не очень понятно.

А. Пичугин

—  Не-не-не, я думаю, что нет, я…

Е. Горская

—  То есть — какой человек, какая болезнь, какое лечение, в каких обстоятельствах?

Е. Сипягина

— То есть если человек не может стоять, он не может не лечиться. Или, допустим…

Е. Горская

—  Или если ему говорят…

А. Пичугин

—  Ну, хорошо, я переформулирую по-другому: у него практически нет выбора. Вот у него крайняя стадия рака, ему врачи говорят, что все, уже…

Е. Горская

—  То есть «лечись — и будешь умирать долго и мучительно» или «не лечись — и будешь недолго и мучительно»?

А. Пичугин

—  Недолго и мучительно, да.

Иерей И. Бурлак

— А может быть, и не на что лечиться, да? Тоже такие есть вопросы…

А. Пичугин

—  Бывает такое, да, конечно, естественно.

Иерей И. Бурлак

— …бывают.

А. Пичугин

—  Ну, скажем, вот он отказывается от лечения, от долгого и мучительного, которое продлит ему жизнь, но все равно, скорее всего…

Иерей И. Бурлак

— Ну, перекрестившись, я скажу, что если он пособоруется и его причастят в последний момент, то ему будет легче — на частном Суде, скорее всего. Но если он будет сознательно что-то делать — может быть, он боль будет не выносить, то тогда это уже отталкивание своего Креста. Если он (нрзб.).

Е. Сипягина

— Потом, лечение — оно требует терпения и послушания. Послушания…

Е. Горская

—  Последовательности.

Е. Сипягина

— Последовательности, да, к доктору. И для церковного человека, для верующего человека очень важно быть послушным и терпеливым. Поэтому, я думаю, такой вопрос не встает — в послушании доктору, в соблюдении каких-то рекомендаций врача. Если это верующий человек и относится очень строго к своей жизни, к тому, что ему дает Господь. Потому что он доверяет врачу себя.

А. Пичугин

—  Дорогие слушатели, я напомню, что в гостях сегодня у программы «Светлый вечер» священник Иоанн Бурлак, настоятель двух православных храмов в Швеции, и Елена Сипягина — она сотрудник Благотворительного фонда «Жизнь как чудо». Говорим о болезнях в разных их аспектах христианских, с христианской точки зрения на них смотрим. Поводом у нас стало евангельское литургическое чтение, которое будет завтра утром. Евангелие будет читаться на литургии — «Евангелие от Луки», «Об исцелении прокаженного».

Е. Горская

—  А вот у меня вопрос — я даже не знаю, к кому именно из наших гостей. А вот почему как-то так сформировался некий стереотип в обществе, что болезнь — это что-то такое стыдное, достойное того, чтобы это скрывать, стесняться и так далее? Насколько это вообще правильно?

Е. Сипягина

— Ну, я с этим часто сталкиваюсь. Очень часто родители не хотят даже ребенку говорить, что он инвалид, считая, что это будет не признано в обществе, что это скажется на его обучении, на последующей его жизни. Мне кажется, это гордыня, гордость.

А. Пичугин

—  Ну, ребенок так или иначе сам поймет это.

Е. Сипягина

— Да, все равно это поймет. И это по гордости происходит. И если люди принимают ситуацию такой, какая она есть, и живут в ней достойно, это более правильный, мне кажется, путь, с христианской точки зрения. Не закрывание глаз на проблему здоровья, а достойное несение своего креста и преодоление болезни. Если ты инвалид, и у тебя нету, допустим, руки, ты все равно можешь трудиться. Есть множество удивительных примеров, когда люди не имеют каких-то частей тела, или слепы, или у них отсутствует слух, но при этом они прекрасно служат и обществу, и Церкви, и людям, и живут.

Иерей И. Бурлак

— Здесь есть вторая сторона, у этого вопроса. То есть некоторые и святые, и выдающиеся наши отцы, которые, может быть, и не прославленные, они все скрывали свои болезни. То есть они несли свой крест, они четко понимали, для чего нужна болезнь. Каждый человек в меру очищенности своего сердца воспринимает болезнь. И они понимали, за что дает им Господь болезнь. Или, как вот был пример…

Е. Сипягина

— …Паисия…

Иерей И. Бурлак

— …да, наш старец Паисий, да. То есть они несли этот крест.

Е. Сипягина

— Тайно. Тайный подвиг.

Иерей И. Бурлак

— Они скрывали. Тайно, тайно это скрывали.

А. Пичугин

—  А вот что касается того примера, который привела Елена, со старцем Паисием и его просьбой к Богу о болезни, ведь Господь делает нас здоровыми, Господь делает нас… На самом деле, наверняка, его замысел о нас — не в том, чтобы мы болели.

Иерей И. Бурлак

— Замысел — чтобы мы спасли свои души.

Е. Сипягина

— Чтобы мы были вечные, да. Чтобы наследовали Царство Божие.

А. Пичугин

—  Наверное, не очень хорошо просить себе какую-то болезнь?

Е. Сипягина

— Человек ведет борьбу… Ну, если говорить о Паисии Святогорце, он очень четко объяснял, что человека борют страсти, борют искушения, и когда человек несет болезнь, эта борьба находится под надежным забралом, защитой вот этой болезни.

Е. Горская

—  Но если человек не хочет болеть, это нормально? Если он хочет быть здоровым?

Е. Сипягина

— Конечно.

Иерей И. Бурлак

— Всегда вспоминайте апостола Павла в этих случаях, как он говорит все время. И как он страдал, и как Иоанн Златоуст страдал, и сколько эти наши святые нам помогли в своих произведениях — Посланиях апостола Павла, вообще в экзегетике святителя Златоуста…

Е. Горская

—  Вы знаете, если взять первые века христианства, там вообще сонмы мучеников, которые перенесли страдания такого масштаба, которые современный человек, мне кажется, редко когда способен перенести. А там таких людей тысячи, целая Синайская пустыня — ну, например.

А. Пичугин

—  Да у нас тут не так давно, всего лишь 60 лет назад…

Иерей И. Бурлак

— 60 лет назад у нас было много новомучеников…

Е. Горская

—  Ну вот да… Но это все равно… Но сейчас какая-то другая эпоха. Я не к тому, что «вот измельчал человек, то ли дело тогда»… Но, тем не менее, стоит ли себя так вот сравнивать с апостолом Павлом запросто?

Иерей И. Бурлак

— Нет, мы себя не сравниваем. Я говорю пример, что они несли вот тайно… Мы же говорили про то, что тайно, да?

Е. Сипягина

— Тайно или явно нести болезнь.

Иерей И. Бурлак

— Тайно или явно нести болезнь. Я в этом аспекте только говорю.

Е. Сипягина

— Что и такой, и такой путь возможен.

Иерей И. Бурлак

— При том состоянии организма, которое было, по записям и по летописям, у святителя Иоанна Златоуста…

Е. Сипягина

— Дело в том, что здоровье…

Иерей И. Бурлак

— Сейчас, я договорю… Там было столько болезней! Но при этом он выходил и говорил многочасовые проповеди, беседы, вел милостыню, службы и так далее.

А. Пичугин

—  А нормально ли то, что, я знаю, некоторые люди молятся за своих болящих близких и просят, чтобы Господь послал эту болезнь им, а вот болящего человека от нее избавил?

Е. Горская

—  Чего-то… Ну, это как-то очень дерзновенно…

Иерей И. Бурлак

— Я вопрос понял.

А. Пичугин

—  Ну, я знаю таких людей просто, поэтому я и спрашиваю.

Иерей И. Бурлак

— Все правильно, да. Есть такие вопросы, и на моей практике тоже были такие случаи, что родители вот так вот молятся за детей. Бывает так…

А. Пичугин

—  Ну это нормально, с христианской точки зрения?

Иерей И. Бурлак

— У Бога… Ну, как… Мы можем у Бога просить всего, чего угодно.

Е. Горская

—  А уж дать или не дать… (Смеется.)

Иерей И. Бурлак

— А уж дать или не дать — это нам… Как мы про матушку Матрону говорили, да? Что «будет воля Божия»…

Е. Сипягина

— Дело в том, что просить здоровья — это тоже очень верно и очень правильно. Потому что человеку, отягощенному болезнью, очень трудно молиться, очень трудно послужить ближнему, очень трудно быть не раздражительным, никого не обижать, не обозлиться на всех, вот если серьезная болезнь. Поэтому Церковь и молится о здравии. Потому что когда человек здоров, он способен к деятельности, в том числе и к духовной. Молиться тяжело, когда ты болен.

Иерей И. Бурлак

— Ну и даже…

Е. Сипягина

— Поэтому мы и молимся за болящих, потому что им самим трудно иногда бывает физически, то есть настолько сильна боль, помолиться за себя самим.

Иерей И. Бурлак

— В ектеньях за болящих мы говорим: «Верни их в лоно своей христианской Церкви».

Е. Горская

—  Мы неспроста вот эту тему подняли и пытаемся такое развить, потому что то, о чем говорите Вы, это, безусловно, все да, но об этом надо еще задуматься, и к этому прийти, и это знать. А так, в повседневной жизни, болезнь — это безусловное зло, от которого стоит избавиться. И если, допустим, она какая-то сложная, или тебе врачи сказали, что она неизлечимая, или у тебя нет возможности ее лечить, то как бы у тебя все равно остается задача от нее избавиться любым способом. Многие люди обращаются к нетрадиционным методам исцеления, например — к экстрасенсам и всяким целителям, ну, и прочим так называемым целителям, и прочим, и прочим странным, непонятным людям. Вот что Вы на этот счет скажете?

Иерей И. Бурлак

— Я ничего не могу сказать. Я скажу, что это зло. То есть…

Е. Горская

—  Почему?

Иерей И. Бурлак

— Это не от Бога. Всяк дух — да, не проповедующий Христа, распятого и воскресшего, он не от Бога.

Е. Горская

—  Ну, а если, там, условно, тетя Маня, извините… условно, Мария Петровна — ей врачи ничего не пообещали, в храме ей тоже сказали — вот молитесь, поститесь, а там как Бог даст… А вот она пришла к какой-то «целительнице» в кавычках, которая рекламируется где-то там, и та ей все пообещала, сказала: «Ну, вот ты у меня, там, послезавтра будешь здоровенькая, только сделай то-то и то-то и заплати мне денег». В чем вред ля условной Марии Петровны у этой целительницы?

Иерей И. Бурлак

— Вред для целительницы или для больной?

Е. Горская

—  Да целительница — Бог с ней, пускай это будет дело ее совести, это ее бизнес. Для больной, да.

Иерей И. Бурлак

— Для больной?

Е. Сипягина

— Мне кажется, что здесь дается ложная надежда родителям, и люди, очень часто попадая в руки таких мошенников, которые спекулируют на болезни ребенка или самого человека, отвлекают его и от духовного здоровья в рамках Православной церкви, и от помощи врача. То есть люди доверяют шарлатану и не следуют тем указаниям, которые дает врач. И это, безусловно, страшное зло — вот эти экстрасенсы, различные целители. Потому что верующий человек прекрасно знает, что целитель и спаситель их от болезни — это Христос. И именно Он может помочь человеку восстать от болезни — в первую очередь, в духовном смысле, потом — и в физическом. То есть человек вначале молится, а потом уже получает исцеление от Бога. И, конечно же, обычный врач тоже проводит терапию, и человек получает исцеление. А эти люди иногда заводят в совершенный тупик больных или родителей с таким ребенком, потому что они дают ложную надежду.

Е. Горская

—  Ну, получается, что они просто спекулируют на родительской любви?

Е. Сипягина

— просто спекулируют. И точно так же люди спекулируют на чувствах, когда обещают вернуть любимого или воссоединить семью, вот эти шарлатаны. И такие спекулянты есть во всех областях человеческой жизни. То есть то, что важно, то, что для человека является самым главным, на этом очень часто происходят спекуляции. И, конечно, двигает этим абсолютно не Господь, а совершенно противоположная сила.

Е. Горская

—  Да, но, насколько мне известно, если мошенники и спекулянты — это одна история, то вообще обращение и общение с экстрасенсами несовместимо с церковной жизнью?

Иерей И. Бурлак

— Нет, Вы же помните в Евангелии, что даже на Синедрионе сказали: «Ну, пусть они ходят. Если человек от Бога или не от Бога. Если он не от Бога, то они там сами рассеются». Было много таких групп иудеев, которые ходили и потом куда-то пропадали, чтобы побороть Римскую империю. А то, что от Бога, это не рассеется. Вы посмотрите — где все эти экстрасенсы? Они попадают в поле зрения на два-три года, на пять лет, а потом все исчезают куда-то.

А. Пичугин

—  Пора заканчивать нашу программу. Я напомню, что у нас в гостях сегодня были отец Иоанн Бурлак, настоятель православного храма, храма Московского патриархата в Швеции, даже целых двух храмов, и Елена Сипягина, сотрудница Фонда «Жизнь как чудо». Елизавета Горская, я — Алексей Пичугин. Будьте здоровы!

Иерей И. Бурлак

— Мы желаем всем нашим слушателям радио «Вера», кто включил… Случайно, может быть, не бывает такого, что он услышал эту беседу. Не верьте ни в какие случайности. То есть переносите болезни все с молитвою и с благодарностью — «слава Богу за все». Есть такой замечательнейший акафист митрополита Трифона Туркестанова: «Слава Богу за все!» И вот хочется, чтобы Вы чаще благодарили Бога за все его благодеяния.

Е. Сипягина

— Мне тоже хочется попрощаться со слушателями. И, конечно же, как координатору благотворительного фонда, хочется сказать, что всем тем, кому нужна помощь (а наш фонд занимается детьми с тяжелыми заболеваниями печени), мы всегда рады помочь, и Вы можете на сайте http://kakchudo.ru в рубрике «Нужна помощь?» написать к нам обращение, и мы поможем и откликнемся. А если Вы хотите помочь нашим подопечным, то Вы тоже можете сделать это на сайте http://kakchudo.ru, любым удобным способом.

Е. Горская

—  Спасибо.

А. Пичугин

—  Спасибо! Всего доброго!

Е. Сипягина

— Всего доброго!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 4,00 из 5)
Загрузка...