"Изучение языков с использованием Священного Писания". Светлый вечер с Алексеем Макаровым и Филиппом Чэмпионом (16.01.2017)

Макаров Алексей и Чэмпион Филипп (16.01.2017)- Часть 1
Поделиться
Макаров Алексей и Чэмпион Филипп (16.01.2017)- Часть 2
Поделиться

Алексей Макаров и Филипп ЧэмпионУ нас в гостях были основатель православных языковых курсов имени святителя Фекликса Бургундского Алексей Макаров и преподаватель Библейско-богословской английской группы этих курсов Филипп Чэмпион.

Мы говорили о том, как возникли бесплатные православные курсы изучения современных иностранных языков, кто может на них обучаться, и зачем помимо обычных учебников там изучается Священное Писание.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствую вас я — Алексей Пичугин. Это «Светлый вечер». Я представляю наших гостей, ближайший час вместе с нами и с вами проведут: Алексей Макаров — основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского. Здравствуйте!

А. Макаров

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— И Филипп Чэмпион — преподаватель библейско-богословской английской группы православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Здравствуйте!

Ф. Чэмпион

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Всё правильно я вас представил?

А. Макаров

— Да.

А. Пичугин

— Замечательно! Теперь у нас есть сразу несколько вопросов, которые даже от представления отталкиваются. Православные курсы иностранного языка имени святителя Феликса Бургундского. То, что могут быть православные курсы иностранного языка, по идее, в этом ничего удивительного нет. Но вот святитель Феликс Бургундский, в первую очередь — сразу уже что-то незнакомое, какое-то незнакомое имя. Кто этот человек, кто этот святой? Он не самый известный святой. Алексей?

А. Макаров

— Святитель Феликс Бургундский — это, как его называют, апостол Восточной Англии, известный святой, живший в седьмом веке и ведший миссионерскую деятельность в этом регионе, в Восточной Англии. Мы выбрали его в качестве покровителя, поскольку в православном мире Восточной Церкви он не очень известен, но известен в Западной Церкви. У нас есть такой уклон в пользу почитания восточных святых, мы решили поэтому, что нужно взять в качестве покровителя западного святого — тем более, что первая группа у нас была посвящена изучению английского языка, — для того, чтобы расширить познания людей: что Православие это не только Восточная Европа, Греция, Россия, но это ещё и Древняя Англия, вообще Европа до раскола.

А. Пичугин

— Ну святой-то неразделённых Церквей, он почитается и там, и там. А почему вы решили вообще заняться преподаванием иностранного языка? И почему вы именно выбрали для себя такой, если можно сказать, православный подтекст?

А. Макаров

— Насчёт преподавания: дело в том, что моя бабушка была преподавателем английского профессиональным, она писала учебники, по некоторым из них до сих пор занимаются. И она с детства обучала меня английскому, поэтому я знал его на достаточно хорошем уровне. Когда я подрос, я воцерковился, и моя подруга Татьяна — передаю ей привет, пользуясь случаем, — она попросила меня вести группу английского языка для наших друзей, которые занимались миссионерской деятельностью, они были членами одного миссионерского движения, для того, чтобы у них была возможность потом поехать за границу и там общаться на английском языке, в том числе вести проповедь на нём. Так возникли наши курсы.

А. Пичугин

— А вы как сооснователь выступаете, Филипп, или вы позднее присоединились?

Ф. Чэмпион

— Нет, дело в том, что я присоединился к курсам уже позднее, когда вернулся в Россию после сравнительно долгого нахождения в Европе, где я учился. Я на тот момент услышал о курсах через интернет и проект показался мне очень интересным. Поэтому когда я вернулся в Москву, то первым делом связался с Алексеем Макаровым и предложил какую-то свою помощь в ведении преподавательской деятельности.

А. Пичугин

— И как это теперь выглядит? То есть я себе представляю… я представляю по собственному опыту разные курсы с иностранными языками: они обычно базируются в каких-то школах, университетах, институтах, домах творчества, детского творчества и так далее, могут быть отдельной структурой. А у вас это как-то по-другому выглядит, я так понимаю, тем более курсы ваши вроде как бесплатные.

Ф. Чэмпион

— Да, совершенно верно — курсы бесплатные. Но тут следует сказать, что на данный момент у нас есть 18 разных групп, где изучают четыре языка: английский — это наш основной язык, также французский, немецкий, и вот сейчас идёт набор в группу по новогреческому. И поскольку имеется 18 групп, столько же есть преподавателей, и у каждого из них имеется своя собственная методика, свой уникальный подход к преподавательскому делу.

А. Пичугин

— А как вы набираете преподавателей? Это ваши единомышленники или это люди, просто набранные по объявлению?

А. Макаров

— Практически сразу, когда я создал свою первую группу, я также организовал паблик в «ВКонтакте» через который распространял информацию про курсы, давал домашние задания. И очень скоро к нам стали присоединяться, которые тоже изучали английский язык, в основном православные. И где-то спустя год после существования моей группы, к нам присоединилась Мария Григорьева, которая стала вторым, кроме меня, преподавателем. Тогда мы поняли то, что нужно не останавливаться на этом и открывать следующие группы. Потому что у Маши была тоже своя отдельная группа. Мы давали рекламу, нам православные другие группы помогали, делали перепосты. Через это мы нашли новых преподавателей, также узнал о нас Филипп, будучи ещё в Англии.

Ф. Чэмпион

— Тут следует также сказать, что мы находимся в поиске новых преподавателей практически постоянно. Нам нужны новые люди, которые готовы были бы предложить свои услуги в этом деле. Поэтому, если у кого-то есть желание тоже к нам присоединиться, я думаю, мы будем рады.

А. Пичугин

— В качестве преподавателей, в качестве обучающих.

Ф. Чэмпион

— Совершенно верно.

А. Пичугин

— Сразу давайте тогда, может быть, какие-то контакты назовём. Вы ребята некоммерческие, поэтому, думаю, в этом рекламы никакой не будет как таковой. У вас группа в «ВКонтакте». У вас нет нет сайта, где была бы размещена информация?

Ф. Чэмпион

— Пока ещё нет.

А. Пичугин

— Но есть группа в «ВКонтакте», соответственно, сайт «ВКонтакте» — соцсеть. И здесь надо что набрать, чтобы на вас выйти?

Ф. Чэмпион

— В поиске достаточно написать «православные языковые курсы имени святителя Феликса Бургундского».

А. Пичугин

— Ну да, вот у меня перед глазами открыто, здесь ещё такой тёмный логотип англоязычный и «Православные курсы иностранного языка. Бесплатно». Как вы находите людей, которые готовы на вас бесплатно трудиться?

А. Макаров

— Дело в том, что основа христианской веры — помощь ближнему. Об этом много учил Господь Иисус Христос: каждый должен свои таланты потратить и приумножить. И есть люди, которые владеют иностранными языками, преподавательскими способностями. Они хотят послужить свои братьям и сёстрам, вообще людям. Они находят нас разными путями, в основном через группу в «ВКонтакте», кто-то по знакомству, и предлагают свои услуги. Мы регулярно постим информацию о том, что нам нужны преподаватели, напишите нам, если вы готовы.

Ф. Чэмпион

— Тут следует также добавить, что, я думаю, у всех преподавателей есть какие-то свои тоже интересы, свои цели, которые они перед собой ставят. Допустим, когда я возвращался в Россию, мне было важно найти для себя какой-то своего рода английский клуб, где я мог бы продолжать практиковать навыки английского языка.

А. Пичугин

— Мне кажется, в России с этим проблем особых нет, в Москве особенно.

Ф. Чэмпион

— Совершенно верно. Однако, познакомившись с Алексеем, мы как раз пришли к выводу, что было бы интересно создать группу (вот где я сейчас преподаю), где на английском языке изучалось бы как Священное Писание, так и религиоведение, то есть и богословие, и сравнительное изучение религий. И туда люди приходят, они могут практиковать язык, во-первых. Во-вторых, они приобретают знания или уже углубляю свои знания в области религиоведения и Священного Писания.

А. Пичугин

— А всё происходит на английском языке?

Ф. Чэмпион

— Да, всё происходит на английском языке.

А. Пичугин

— А где вы базируетесь?

Ф. Чэмпион

— Вот мы, моя группа, занимаемся по благословению митрополита Волоколамского Илариона в помещениях Общецерковной аспирантуры.

А. Пичугин

— Есть другие группы, где они находятся, Алексей?

А. Макаров

— Да, есть также группы в воскресной школе храмы Никиты Мученика…

А. Пичугин

— Никиты Мученика у нас несколько храмов…

Ф. Чэмпион

— На Курской.

А. Пичугин

— На Старой Басманной, если не ошибаюсь. Большой красный храм.

А. Макаров

— Да. И также на Лубянке — храм Иоанна Богослова, в здании Российского православного университета.

А. Пичугин

— То есть аудитория у вас есть, помещениями вы не обделены.

А. Макаров

— Не обделены. Но это только в последнее время, был период прискорбный, когда у нас вообще не было помещений. И нам приходилось заниматься в кафе, парках, благо тогда было тепло. Но, слава Богу, через некоторое время мы нашли помещение. И потом нас так наградил Всевышний — то, что у нас теперь много помещений, действительно есть где учиться.

А. Пичугин

—А давно, вообще, работают ваши курсы?

А. Макаров

— Три года скоро будет.

А. Пичугин

— Самое важное, и мы с самого начала говорим, что курсы православные. И вы неоднократно за последние 10 минут упомянули в разном контексте то, что вы сами люди верующие и делаете акцент на какие-то христианские вещи в ходе обучения. К вам может прийти совершенно любой человек, вне зависимости от своего вероисповедания. Правильно?

Ф. Чэмпион

— Да, совершенно верно. К нам приходили как представители других религий, так и других христианских конфессий, и неверующие люди тоже. То есть у нас были и атеисты, и агностики, и многие из них продолжают ходить на занятия.

А. Пичугин

— А как построены сами занятия?

А. Макаров

— У нас есть разные группы разного уровня. И занятия строятся в зависимости от уровня.

А. Пичугин

— Но вот эта христианская компонента приветствует на любом уровне? Или с самого начала какие-то базовые знания по языку даются на базовых простейших примерах?

Ф. Чэмпион

— Тут идёт, наверное, по нарастающей. В группах с самым простым уровнем этот христианский элемент минимален. В то время как, допустим, в той группе, где преподаю я (это для людей с уже более продвинутым уровнем языка), там, действительно, акцент сделан серьёзный на как раз религиозном элементе.

А. Макаров

— Занятия всех групп начинаются с молитвы и заканчиваются молитвой на том языке, на котором ведётся преподавание.

А. Пичугин

— Это лично моё мнение, но мне почему-то кажется, что изучать иностранный язык на примере Писания… Вы же Священное Писания используете тоже в качестве учебного пособия?

Ф. Чэмпион

— Да. Но я бы не называл его так.

А. Пичугин

— А как?

Ф. Чэмпион

— Это, во-первых, довольно старая методика, которая применялась ещё в древние времена — когда для изучения языка брался какой-то серьёзный текст…

А. Пичугин

— Очень сложный, очень сложный по смыслу. Даже при переводе на русский язык, мы видим огромное количество смыслов того или иного выражения, которое с древнееврейского переходит или с греческого языка…

Ф. Чэмпион

— Видим.

А. Пичугин

— Опять же, это моё мнение, вам, как преподавателям виднее, поэтому я вас и спрашиваю. Кажется, что изучение иностранного языка на таких сложных примерах, хотя, может быть, вы его совсем уже в какой-то более поздний момент включаете в образовательную программу, оно очень непростое.

Ф. Чэмпион

— Священное Писание изучается как раз уже в группах продвинутого уровня, то есть на начальном уровне и среднем его нет. Что касается продвинутого уровня, то тут люди, которые к нам приходят, обладают уже достаточными знаниями, чтобы познавать английский в более глубоких его смыслах. Поэтому тут каких-то проблем не возникает. И я не помню, чтобы за всё время, что мы преподаём, были какие-то трудности.

А. Макаров

— Я добавлю. Изучение Библии — это не только изучение самого текста, но это и обсуждение. То есть люди могут высказаться, послушать других о том, как те или иные отрывки Писания применительны к нашей жизни, вспомнить какие-то эпизоды, которые с этим связаны. То есть идёт полноценная практика. Что касается групп начального и среднего уровня, то я настаиваю и продолжаю настаивать, чтобы преподаватели давали не только православный английский, православную лексику и брали не только сакральные тексты. Поскольку если человека научить разговаривать только в этих сферах, то он просто, попав в другую страну, будет высмеян. Конечно же мы даём и бытовой английский, и грамматику, и всё остальное. Но стараемся вводить вот этот элемент даже на начальном уровне.

А. Пичугин

— Друзья, напомню, что это программа «Светлый вечер». У нас в гостях сегодня: основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского Алексей Макаров; и его коллега Филипп Чэмпион — преподаватель библейско-богословской английской группы этих языковых курсов и сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Такой очень банальный вопрос: а для чего нам сейчас вообще учить английский язык, немецкий, французский, не важно… китайский, японский?

А. Макаров

— Во-первых, конечно же для путешествий, для общения с иностранцами. Английский нужен нам, когда мы выезжаем за границу, потому что мы можем не пропасть тогда в любом месте, потому что всегда нас поймут.

А. Пичугин

— Мне казалось, что я всегда знал ответ на этот вопрос. И если мне случалось где-то там в эфире или не важно где задавать его, то он задавался просто как один из обязательных. Но тут я один раз как-то со своим бывшим много лет назад коллегой пообщался — он уже много лет живёт сам за рубежом. И до того он жил довольно долгое время в Англии, потом в России, он сам русский, естественно, мы с ним работали вместе. И он мне говорил: «Слушай, зачем тебе иностранный язык, Лёш? Я понимаю, я жил много лет в Великобритании и сейчас тоже уезжаю за границу, я понимаю, зачем он нужен мне. Ты, как турист, если ты не собираешься, конечно, никуда уезжать, как турист приезжая в любую страну, зная 20 самых распространённых фраз на английском языке, не пропадёшь. Так что я не понимаю: если человек не собирается никуда из России надолго уезжать, для чего ему изучать иностранный язык?» И вот я впервые столкнулся с таким мнением, удивился. И поэтому этот вопрос переадресую вам в таком ключе.

Ф. Чэмпион

— Вы знаете, как говорил академик Лихачёв, в жизни каждого интеллигентного человека неизбежно присутствует развитие. Это развитие как духовное, так и интеллектуальное. Я считаю, что необязательно изучать языки, чтобы только путешествовать и выезжать куда-то за границу. Языки, на мой взгляд, необходимо изучать даже тем людям, которые не собираются никуда уезжать. Потому что, если мы начинаем интересоваться самими собой, если мы интересуемся человеческой историей, культурой, необходимо читать литературу, необходимо слушать лекции. И человеку, который знает другие языки, который владеет английским, французским, немецким, он имеет доступ к гораздо более богатому источнику информации, чем тот, кто знает только русский язык.

А. Пичугин

— Вот вы — люди другой формации, другого поколения. Мы с вами примерно одного поколения, но всё-таи большинство экономически активных людей сейчас… ну, не большинство, а половина — это люди, выросшие в советское время и впитавшее в себя не то чтобы советские идеалы, но вот такой советский, даже научный подход. Мне часто приходится общаться с людьми из советской научно-гуманитарной школы, воспитанными советской научно-гуманитарной школой, и с людьми вот этой формации — поколения второй половины 80-х — первой половины 90-х годов рождения. Естественно, по, может быть, по своему базовому образованию советское поколение может превосходить своих потомков 80-90-х годов. Но вот именно благодаря знанию языка и умению читать… Вот почему-то у того поколения — опять же, советского, не настолько хорошее или практически отсутствующее понимание и знание языка для изучения научной литературы, каких-то таких основ. И мне кажется, что этим как раз поколение «Next», поколение «Пепси» выигрывает.

А. Макаров

— Да, это очень важно для научной деятельности и просто для расширения своего кругозора — знать иностранный язык. Потому что когда я чем-то интересуюсь, если это не такая сугубо русская тема, а что-то, может быть, из мировой истории или культуры, то я, в первую очередь, делаю запрос в интернете на английском языке. Потому что я знаю, что на английском языке я найду больше информации, и она будет гораздо лучше изложена, чем на русском. К сожалению, пока это так. Даже «Википедия» английская намного более информативна и содержательна, и факты там точнее, то есть меньше ошибок, чем русская «Википедия». Конечно же для того, чтобы написать полноценную научную статью…

А. Пичугин

— «Википедия» не обязательна… Не то чтобы не обязательна, но «Википедией» не исчерпывается…

А. Макаров

— Конечно же не исчерпывается. Но я вам говорю о своём опыте поиска информации в сети. Если бы я знал только русский, то мне было бы гораздо сложнее это делать, даже в некоторых случаях просто невозможно, потому что некоторые темы, которые мне интересны, на русском языке практически отсутствуют, есть только на английском. И для научной деятельности, для того, чтобы изучать что-то углублённо, просто необходимо знать европейские языки. Потому что такое море всяких исследований сейчас написано на английском, на французском, немецком языках. Как говорит митрополит Иларион, язык — это новый мир. Если человек выучил язык, он расширил свой кругозор, он узнал логику мышления других людей. И он может теперь с ними общаться. Это не только в ресторане заказать себе блюдо — он может чувствовать себя частью их социума. Потому что это тоже очень приятно: поехать куда-нибудь за границу и не просто там на пальцах объясняться, а именно мочь побеседовать, расспросить людей, как они живут, чем занимаются. Это бесценные знания, которые стоят потраченного времени.

А. Пичугин

— Мне ближе историческая сфера, поэтому я понимаю, что книги, написанные нашими соотечественниками в 40-50-е годы, составившие такой классический фонд советской исторической науки, они писались людьми, получившими классическое образование до революции, с его множеством языков. Дальше языки преподавались не сказать, что плохо, но не очень хорошо. Вот сейчас вроде как этот пробел ликвидируется. Как вы считаете, мы можем получить в перспективе хороших, действительно грамотных, гуманитарно мыслящих учёных у нас в России, в какой-то перспективе, ну, двадцатилетней? Спрашиваю именно у вас, потому что вы занимаетесь иностранными языками, а это, опять же на мой взгляд, основополагающее.

Ф. Чэмпион

— Мне кажется, безусловно можем. Это зависит всё не только от нашей образовательной системы, чему уделяется много внимания сейчас и в средствах массовой информации, и со стороны государства. Зависит здесь всё и от людей. Молодёжь в нынешнее время понимает, что языки знать необходимо. И поэтому даже среди учащихся школ уже присутствует такое осознание, что если они сейчас язык не выучат, если они не будут тратить своё время на изучение языков, то в дальнейшем им будет невероятно трудно в их жизни. Они не смогут в той мере узнавать мир, как могли бы, если бы языки знали.

А. Пичугин

— А как может узнавать мир человек, который знает язык, но у него нет возможности куда-то поехать? Интернет?

Ф. Чэмпион

— Опять же, литература. Интернет не ограничивается той же самой «Википедией», о которой мы сегодня говорили.

А. Пичугин

— Интернет ничем не ограничивается.

Ф. Чэмпион

— Совершенно верно. Есть множество литературы, есть множество лекций. Каждому человеку, в принципе, можно найти то, что ему по вкусу. То есть кто-то любит приобретать информацию путём просмотра видеолекций, кто-то слушает лекции, кто-то читает научную литературу, кто-то читает научно-популярную литературу. То есть тут всё зависит от вкусов человека. Очень много зависит от желаний самого учащегося.

А. Пичугин

— Дурацкий вопрос сейчас задам, но без него никуда. Вот вы уже смеётесь! Сколько нужно времени для того, чтобы человеку выучить английский язык (пускай будет английский) в самом таком базовом представлении для того, чтобы более-менее свободно изъясняться на улицах Лондона? Без нюансов каких-то профессиональных.

А. Макаров

— Я полагаю, что если учить его без фанатизма — так, как обычно учат, то можно изъясняться уже за несколько месяцев обучения.

Ф. Чэмпион

— Вопрос трудный, и вот почему: люди же совершенно разные…

А. Пичугин

— Он банальный, он не трудный.

Ф. Чэмпион

— Я не хотел это называть так!

А. Пичугин

— Это так. Но без этого вопроса никуда — он всегда возникает!

Ф. Чэмпион

— Дело в том, что люди же разные. И я встречал людей, которые могли выучить новый язык за феноменально короткое время. В то же время есть те, кому требуются года, чтобы освоить даже такие минимальные, базовые знания английского языка. Необходима, на мой взгляд, практика. Причём практика необязательно подразумевает под собой опять же выезд за границу или поиск носителя языка. Я всё возвращаю людей к этому: аудиоматериалы, аудиолекции. У нас на курсах есть человек, его зовут Георгий, он никогда не был в Великобритании, но тем не менее разговаривает с замечательным британским акцентом. И он не учился на лингвиста…

А. Пичугин

— Может, у него прикус такой?

Ф. Чэмпион

— Нет, у него не прикус такой.

А. Пичугин

— Мне когда-то говорили в детстве, что у меня неправильный прикус, поэтому у меня хорошее английское произношение.

Ф. Чэмпион

— Вы знаете, произношение в первую очередь зависит и от интонации, а интонация уже не столько зависит от прикуса. Но каким образом он приобрёл свои знания? Аудиолекции.

А. Пичугин

— Давайте вернёмся буквально через минуту, после небольшого перерыва. Я слушателям напомню, что сегодня у нас в гостях: основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского Алексей Макаров; и Филипп Чэмпион — преподаватель библейско-богословской английской группы этих же курсов, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Я — Алексей Пичугин. Не переключайтесь!

А. Пичугин

— Возвращаемся в нашу студию, где сегодня, напомню, мы говорим про преподавание иностранного языка. У нас в гостях: основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского Алексей Макаров; и Филипп Чэмпион — преподаватель библейско-богословской английской группы этих курсов, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Я почему ещё задал вопрос в конце первой части нашей программы о том, сколько нужно времени, чтобы постичь какие-то первоначальные азы языка — вы, наверное, знаете, но не помните, что году в 93-м в России появилась массово программа, совершенно какие-то разные люди её предлагали, «Английский без грамматики», «Английский без всего»: «Вы вставляете в плеер нашу кассету, слушаете её по дороге на работу, засыпаете вместе с ней. Через две недели гарантированный результат: вы — носитель языка (фактически)!» Сейчас есть такая «замануха» или это уже всё в прошлом?

Ф. Чэмпион

— Есть, конечно.

А. Пичугин

— Она бессмысленная или всё-таки в ней что-то есть?

А. Макаров

— По-моему, это шарлатанство.

Ф. Чэмпион

— Это совершенное шарлатанство.

А. Пичугин

— А почему? Они делали акцент на то, что это какая-то подсознательная штуковина, она всё время в уши льёт какой-то английский текст с переводом. И в итоге в конце всё-таки через две недели что-то там откладывается.

Ф. Чэмпион

— Знаете, подсознание действительно работает в плане изучения языков интересно. Я помню, когда попал в немецкую среду…

А. Пичугин

— А вы сколько языков знаете?

Ф. Чэмпион

— Английский, немецкий, в принципе понимаю французский, если не брать какие-то древние языки, которые мне нужны по специальности. Я оказался в немецкой гимназии в Швейцарии, не зная немецкого языка. Так как мне тогда было 16 лет, я оказался оторванным от своего родного города, и у меня не было даже никакого желания этот язык учить. То есть такой стандартный подростковый протест. Вот в течение, пожалуй, нескольких месяцев, полугода, всё, что я делал на занятиях, это просто читал какую-то русскую классическую литературу…

А. Пичугин

— На русском языке?

Ф. Чэмпион

— На русском языке. Мне тогда казалось это весьма хорошим способом провести время. И вот через полгода я уже понимал, наверное, примерно 65-70% того, что говорилось на занятиях. Хотя в течение всех этих шести месяцев не прикладывал практически никаких усилий для изучения языка.

А. Пичугин

— Известный писатель один рассказывал, что, когда он вынужденно переехал из Соединённых Штатов во Францию жить, не знал французского языка вовсе. Естественно, он хорошо знал английский, потому что много лет жил в США. Когда переехал жить во Францию, он французского не знал вовсе. И он каждое утро просто шёл и покупал свежую газету, читал заголовки статей, пытался понять, о чём идёт речь. И, по прошествии года с небольшим, вполне себе азами, опять же, но владел. Но он в среде был.

Ф. Чэмпион

— Обратите внимание: вы сейчас сказали про человека, которому потребовался год.

А. Пичугин

— Это я из головы придумал — год. Я не знаю, но, наверное, это так.

Ф. Чэмпион

— Я думаю, что примерно столько. То есть это не две недели, не 10 дней, когда он засыпал под радио английское или французское и вдруг стал, как вы говорите, носителем языка через 10 дней.

А. Пичугин

— Язык можно начинать учить в любом возрасте или есть всё-таки ограничения?

Ф. Чэмпион

— Изучать можно начинать в любом возрасте. Конечно, ребёнку это легче — в определённых нейронах причина и так далее. Но во взрослом возрасте тоже язык выучить можно — всё зависит от времени и усилий. Вот пример, который я люблю приводить, это занятия спортом: если человек, допустим, ходит в спортивный зал и занимается там по 15-20 минут в неделю, то никаких результатов серьёзных заметить не удастся никому. То же самое с языком, абсолютно то же самое: если заниматься по 30 минут в неделю, раз в 10 дней, то результаты будут весьма плачевны. Лучше это делать мало, допустим, по 15-20 минут в день, но регулярно, ежедневно, тогда результаты будут.

А. Макаров

— Я всегда начинаю свои занятия с того, что говорю ученикам, что самое главное в изучении языка — это мотивация: «Если у вас не будет мотивации, то ничего не получится. Поэтому давайте с вами подумаем, по каким причинам именно вам нужен язык. И вы себе запишите на бумажке. И когда вам будет лень, не хотеться, вы будете думать, что надо это бросить, ничего не получается — вы просто перечитайте эти причины и возжгите в себе опять этот огонь желания, который в вас был». Вот это — самое основное. Потом уже дальше методика, разные комплексы упражнений, аудирование, видеоразговор — это уже второстепенно. Только если будет мотивация всё получится.

А. Пичугин

— Некоторые мои знакомые учат язык по фильмам в оригинале — либо с русскими субтитрами, либо вообще без таковых. Правда, без субтитров я с трудом представляю себе, что они могут выучить, слушая просто речь.

Ф. Чэмпион

— Знаете, они могут подправить себе произношение как минимум — это уже хорошо.

А. Пичугин

— Если оно когда-то было.

Ф. Чэмпион

— Конечно с нуля это делать весьма затруднительно. Но если у человека есть базовое знание языка, то он вполне может таким образом…

А. Макаров

— Сначала нужно смотреть с русскими субтитрами, потом, когда уровень уже наберётся, с английскими субтитрами, потом без субтитров вообще.

Ф. Чэмпион

— С русскими субтитрами здесь может быть проблема: человек будет читать эти субтитры и не обращать внимание на сам язык, не вслушиваться…

А. Пичугин

— Интонирует актёр, да, он красиво интонирует, но он актёр, его так научили. А о чём он говорит… тем более говорит он бегло…

А. Макаров

— Надо стараться. Сначала будут некоторые слова, которые вы будете слышать. Потом их будет становиться всё больше и больше. То есть нужно именно концентрироваться на том, чтобы слушать, что он говорит, и пытаться понять, как это связано с субтитрами. Главное, чтобы субтитры были хорошие. Есть специальные сервисы, где субтитры делаются специально так к фильмам, чтобы они повторяли английские слова. Я советую найти какой-нибудь из них.

Ф. Чэмпион

— Здесь также важно сказать, что мы часто не любим изучать язык, читая литературу со словарём. Это вызывает раздражение — невозможно расслабиться человеку и как-то провести этот процесс обучения с хотя бы минимальным удовольствием. Знаете, мы сейчас живём во время, когда достаточно скачать этот словарь на телефон, вбить слово и уже через две секунды ты будешь знать его значение. Это не старые словари, которые нужно было листать, и таким образом отнималось много времени.

А. Пичугин

— Я не могу сказать, что я хорошо знаю английский язык, но мне нравилось включать одну радиостанцию англоязычную, ныне почившую, на которой были каждый час новости на английском языке. И мне очень нравилось, сидя в машине и едучи с работы домой, просто слушать и пытаться понять, какой процент из этих новостей я осознал и перевёл для себя.

А. Макаров

— Особенно хорошо это делать, когда вы уже их отслушали до этого по-русски, знаете, что происходит в мире. Тогда вам будет гораздо легче понять их на английском. То же самое касается фильмов, которые можно сначала посмотреть по-русски, потом пересмотреть на английском — какие-нибудь свои любимые, например, фильмы, сюжет которых вы хорошо знаете. И то же самое касается книг: просто взять вашу любимую книгу, которую вы уже много раз читали на русском, и попробовать прочитать её на английском.

А. Пичугин

— А новости, я думаю, что любой может найти даже в телевизоре своём собственном, переключив на какой-нибудь англоязычный канал, благо их сейчас предостаточно.

Ф. Чэмпион

— Это, кстати, возвращает нас к вашему изначальному вопросу: а зачем людям изучать язык? То есть не только же это необходимо тем, кто интересуется научной литературой или художественной литературой, или тем более религиозной — все мы так или иначе следим за событиями в мире…

А. Пичугин

— Это вы так считаете. Далеко не все следят за событиями в мире, я вас уверяю. А кому-то, к сожалению, вообще хватает только чего-то такого общефедерального, и всё.

Ф. Чэмпион

— Мне кажется, что косвенно следят все. Они, может, этого сами не замечают и, может быть, целенаправленно не читают газеты и не смотрят новости, но они же члены социума, поэтому неизбежно слышат вот эти обрывки новостей. Так вот, для того, чтобы получить более полную картину того, что происходит в мире, важен доступ к средствам массовой информации разных стран.

А. Пичугин

— Да, ведь говорят, что надо читать британскую и арабскую прессу для того, чтобы понимать, что сейчас происходит. Но здесь я открываю сайт своих любимых арабских или британских изданий, могу загнать их в переводчик, он переведёт их криво, но суть, представляя информационную картину дня, я пойму. Здесь знание языка как раз и не важно!

А. Макаров

— Кстати, переводчик — это тоже неплохой способ учить язык. Если какая-то тема вам интересна и вы хотите прочитать про неё информацию на английском языке, можно просто забить английский текст в переводчик и сверять. Он, конечно, переводит не совершенно, но лексику учить так очень хорошо.

А. Пичугин

— А с чего, вообще, надо начинать? Мы очень много сейчас примеров привели совершенно разных, но с чего вы на своих занятиях начинаете всегда работать с группой? Вот познакомились вы, а первые шаги — это учебник, это какие-то задания? Или как для первоклашки: напиши в прописи английские буквы?

А. Макаров

— Как Филипп уже сказал, у нас 18 преподавателей. И у каждого из них разная методика.

А. Пичугин

— Сейчас у нас в студии двое преподавателей. Расскажите. Может быть, человек не дойдёт до ваших курсов, но хотя бы по крайней мере, услышав нашу программу, он захочет сам изучать язык, и с чего-то ему нужно будет начинать.

А. Макаров

— Я начинаю свои занятия с преподавания технологии обучения. Это то, чему, к сожалению, не учат у нас в школах. Я учу, как надо учиться, как нужно учить иностранный язык, для того, чтобы сделать это наиболее эффективно. Я говорю, что в первую очередь нужно постараться максимально окружить себя английским языком. Это, по возможности, постоянное слушание всяких подкастов, просмотр видео, чтение литературы, занятие грамматикой. Грамматику никто не любит, но нужно себя заставлять хотя бы по 20 минут в день какое-нибудь правило прочитать, что-нибудь выписать в тетрадочку. Это, как говорится must have, потому что эти все методики, что грамматика не нужна, она сама придёт, это не работает. Она, если придёт, то это нужно потратить на это уйму времени, говорить как мавр — криво, коряво. И легче просто этим заняться и выучить. И потом, я рекомендую использовать метод так называемых флэш-карточек: когда мы учим слова, мы выписываем с одной стороны слово на иностранном языке, с другой стороны — перевод на русский язык, транскрипцию. И просто когда едем куда-то, листаем эти карточки — в метро, троллейбусе — и стараемся их запомнить. Здесь очень важно использовать метод визуализации. То есть вы смотрите слово на иностранном языке и ищите какие-то аналоги, ассоциации, которые возникают в русском языке. То есть можно его разделить на несколько частей, если оно большое, но обязательно нужно как-то его привязать к какому-то образу, ассоциации — использовать своё воображение. Это очень быстрый способ овладеть лексикой — можно выучивать до ста слов в день, если им пользоваться.

А. Пичугин

— Но всё-таки я бы вернулся ещё и к христианской составляющей. Ещё раз давайте проговорим: а для чего это нужно. Ведь человек, казалось бы, учит язык, например, английский, и он сознательный христианин или делает первые шаги в Церкви. А для чего вот эта связка? Вряд ли он будет делать свои первые шаги в христианстве, живя в Москве, в каком-то англоязычном сообществе.

Ф. Чэмпион

— Вы знаете, у нас есть люди, которые делают сейчас первые шаги в Церкви, как раз находясь в англоязычном православном сообществе.

А. Пичугин

— А в Москве есть таковое?

Ф. Чэмпион

— Во-первых, такое есть действительно. Это много иностранцев — православных американцев, православных англичан — ходят в храм святой Екатерины.

А. Пичугин

— Да, безусловно. Но это люди, которые, скорее, учат русский язык.

Ф. Чэмпион

— Необязательно. Это люди, которые приехали сюда работать. Они, может, вообще русский не собирались учить, но тем не менее попадают в среду англоговорящих людей, тех, кто выучил язык, или носителей, и начинают слышать о Православии. Я также хотел добавить. Вы ранее сказали о 90-х, о том, что у нас в 90-х появились вот эти группы шарлатанов (как нам кажется), которые предлагают выучить язык за две недели, за 10 дней и так далее. В 90-х приехали и другие люди в Россию — это были в основном миссионеры из других стран, мормонские миссионеры, миссионеры других конфессий, в том числе и сект, которые как раз пытались привлечь внимание людей путём преподавания английского языка. Они позиционировали свои курсы, как обычные курсы.

А. Пичугин

— Это и сейчас есть, кстати говоря!

Ф. Чэмпион

— Это и сейчас есть. Так вот, дело в том, что мы живём в обществе, где высок запрос не только на языки, но и на определённое духовное развитие. И как раз мы на наших курсах пытаемся удовлетворить потребности тех, кто хочет и язык изучить, и религию узнать получше.

А. Макаров

— По поводу вот этих курсов, которые устраивают сектанты, я расскажу маленькую историю. Как-то раз я возвращался домой, и ко мне подошли два человека в пиджаках. Они заговорили со мной на английском языке. Я очень обрадовался, увидев их, потому что я в то время смотрел на телеканале «Радость моя» передачу профессора Дворкина, где он рассказывал про тоталитарные секты. И как раз последняя передача была, где он рассказывал про мормонов, которые едут в Москву и вообще в Россию, чтобы обращать людей в свою через бесплатные курсы английского. Я так развеселился, увидев этих ребят, — они мне попались буквально на следующий день. Мы с ними разговорились, и они меня пригласили на свои курсы. Я пошёл туда просто для того, чтобы посмотреть, попрактиковать язык. У нас был с ними богословский диспут. И в течение где-то полугода я ходил на их курсы просто для того, чтобы практиковать язык. Я, конечно, не буду рекомендовать это нашим слушателям, потому что у меня была соответствующая миссионерская подготовка, и я делал это по благословению. Но надо сказать, что эти курсы сильно отличаются от наших. Там всё направлено на то, чтобы обратить тебя в свою веру.

А. Пичугин

— Но не с начального этапа?

А. Макаров

— С самого начального этапа. Там проходят занятия — это какие-то игры, разговоры, — а потом говорят, что «а сейчас у нас будет духовная беседа». И дальше начинаются какие-то проповеди, агитация. И если ты не обращаешься, то становишься им просто неинтересен, то есть тебя воспринимают просто как объект.

А. Пичугин

— А язык-то продолжают преподавать?

А. Макаров

— Я не видел, чтобы там кого-нибудь выгоняли. Может быть, они ждут, когда кто-нибудь обратится. Но к нам они относились не очень положительно, потому что мы проповедовали православную веру, и им это не нравилось.

Ф. Чэмпион

— Они дают просто понять, что присутствие ваше там уже нежелательно. Наверное, также следует добавить, что на наших курсах такого рода сектантский дух, может быть, тоталитарный, авторитарный дух отсутствует. Мы, во-первых, сразу говорим людям, куда они пришли. То есть нет такого, что люди приходят вроде как на языковые курсы, а оказываются на изучении Священного Писания на английском языке — люди знают, куда они приходят. А во-вторых, нету никакого давления: если кому-то нравится, они возвращаются; если не нравится — они могут уйти хоть через 10 минут. У нас нету первостепенной цели кого-то обратить. Целевая аудитория наша — это, конечно, прежде всего люди, относящиеся хотя бы этнически к православной вере.

А. Пичугин

— А что такое «этнически к православной вере»?

Ф. Чэмпион

— Так я поэтому и сказал «так называемые». Это люди, которые принадлежат к православной культуре, к русской культуре, которая, можно сказать, что сформировалась под влиянием Православия. У нас же есть такой феномен в стране как «православные атеисты» — люди, которые как раз считают себя этнически, культурно православными, будучи русскими, но саму православную веру они не исповедают.

А. Пичугин

— Но это очень сложная тема, на самом деле.

Ф. Чэмпион

— Сложная, для отдельного разговора.

А. Пичугин

— Абсолютно для отдельного разговора.

А. Пичугин

— Напомню, дорогие слушатели, что сегодня у нас в гостях: Алексей Макаров — основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского; и преподаватель библейско-богословской английской группы этих курсов Филипп Чэмпион, он также сотрудник Отдела внешних церковных связей. А как вы относитесь к методике преподавания иностранного языка по Скайпу или по каким-то другим видеосообщениям: видеотрансляции, видеоконференции с носителем языка, например?

Ф. Чэмпион

— Всё зависит от уровня человека, который хочет изучать язык. Если у него уровень нулевой, то изучать язык по Скайпу ему будет чуть более затруднительно, может быть, даже во многом более затруднительно, чем тому, у кого уже есть базовое знание языка.

А. Пичугин

— А почему?

Ф. Чэмпион

— Вот Алексей ранее сказал о визуализации, о том, что необходимо каким-то образом изучать новую лексику, учить её. Это трудно без того, чтобы видеть преподавателя, не находясь в одном кабинете с ним, не имея доступа к каким-то материалам, карточкам, учебникам и так далее.

А. Макаров

— У преподавания по Скайпу есть как плюсы, так и минусы. Я долгое время сам занимался по Скайпу, и мне очень нравилось. Есть многочисленные сервисы, которые помогают найти соответствующего преподавателя со своей системой рейтинга. И это может быть как носитель языка, так и русский человек, который живёт где-то в другом городе и готов преподавать. Из плюсов нужно отметить, что это, во-первых, дёшево. То есть можно заниматься с носителем языка рублей за 400—500, если за 600—700, то это уже будет профессионал очень высокого уровня.

А. Пичугин

— За занятие.

А. Макаров

— За час, да. Но если заниматься с носителем, находясь в Москве, то это будет значительно дороже, это огромные деньги сейчас. И также можно заниматься с русским. Если на начальном этапе, то, конечно, лучше заниматься с русским, чтобы он объяснил тонкости грамматики, а потом уже перейти на носители. Из минусов это то, что лично мне дома сосредоточиться труднее. Всё-таки сидишь у себя, хочется как-то расслаблено сесть, прилечь. Когда куда-то ходишь, то это стимулирует: ты делаешь домашние задания и идёшь, и лучше воспринимаешь. Но с другой стороны, если у вас нет возможности заниматься лично или это дорого, или нет хорошего специалиста, то я рекомендую найти себе преподавателя по Скайпу.

Ф. Чэмпион

— Важно найти именно специалиста!

А. Пичугин

— А как его искать? Это отзывы в интернете на разных сайтах?

Ф. Чэмпион

— Это отзывы в интернете, это образование человека, это, во-первых пробное занятие.

А. Пичугин

— Но если я вообще не знаю языка, то для меня пробное занятие вряд ли что-то покажет, если уж преподаватель не совсем полнейший профан в своём деле.

Ф. Чэмпион

— Понимаете, любой преподаватель имеет определённую методику. И как раз об этой методике и следует спрашивать человека на этом пробном занятии: как именно вы планируете преподавать мне язык, какие задания вы собираетесь мне давать? Потому что носитель языка совсем не всегда может свой язык преподать какому-то другому человеку. Одно дело язык знать, другое дело — уметь преподавать.

А. Пичугин

— Да, это важный совет, действительно. А как часто, какая периодичность должна быть в занятиях? Понятно, что идеально — это каждый день. Но опять же — мы живём в большом городе с его ритмом, у каждого своя рабочая занятость. Поэтому хорошо, если можно в этой рабочей занятости уделить языку какое-то время каждый день. Но если смотреть объективно, то это два раза в неделю, наверное.

А. Макаров

— Да, 2-3 раза в неделю обязательным условием является выполнение домашнего задания. Потому что наш мозг устроен так, что если мы услышали какую-то информацию и мы потом её не закрепили, то она пропадает просто — она не переходит в долгосрочную память из краткосрочной. Поэтому обязательно нужно делать их.

А. Пичугин

— Мы всё время говорим про большой город, про мегаполис, но слушают нас много городов вещания. Мы вещаем ещё к тому же достаточно много вне городов. Вот человек хочет учить язык. Интернет сейчас есть практически везде худо-бедно. Возможно, не везде он пригоден для Скайпа. Что вы можете советовать людям, которые хотят изучать язык, но объективно найти себе преподавателя нормального, вменяемого возможности нет, по Скайпу заниматься тоже довольно затруднительно — может быть, интернет не высокоскоростной или денег нет? Но заниматься хочется.

А. Макаров

— Я бы посоветовал попробовать найти какие-нибудь англоговорящие клубы в своём городе, они есть, где люди просто собираются, практикуют язык.

А. Пичугин

— А вы много таких клубов видели в России?

А. Макаров

— Да, они есть.

Ф. Чэмпион

— В Москве.

А. Пичугин

— Вот Филипп прав, что в Москве.

А. Макаров

— В больших городах, да…

А. Пичугин

— А мы говорим про сельскую местность.

А. Макаров

— В сельской да, трудно.

Ф. Чэмпион

— Если человек живёт в сельской местности, то, наверное, хоть где-то, допустим, в школе, в институте, на работе доступ к интернету есть. И вот в таком случае, мне кажется, надлежит просто скачивать какую-то информацию. Легальным способом.

А. Пичугин

— Мне предлагает всё время телефон скачать разные языковые приложения.

Ф. Чэмпион

— Я ничего не могу сказать о тех приложениях, которые предлагает скачать ваш телефон. Их, во-первых, очень много. Конечно, среди них есть и те, которые весьма полезны, то есть тут нужно просто смотреть.

А. Пичугин

— Они оффлайновые зачастую.

Ф. Чэмпион

— Есть оффлайновые, есть те же словари оффлайновые, переводчики или какие-то учебники электронные. Это всё нужно искать. И если у человека хотя бы периодически доступ в интернет бывает, то он может сам себя снабжать необходимой информацией.

А. Пичугин

— Я думаю, что с периодическим доступом в интернет, в общем-то, конечно, у людей проблем не должно быть. А ваши занятия как часто проходят? Или каждый преподаватель выстраивает график и периодичность по-своему?

А. Макаров

— Изначально у нас все занятия были в пятницу первые два года. У нас была такая большая тусовка, там все собирались, потом мы пили чай вместе. А дальше групп стало настолько много, что мы уже не помещались все в одном помещении…

А. Пичугин

— А где вы начинали?

А. Макаров

— Начинали мы, вообще, в храме Знамения Божьей Матери на Шереметьевом дворе. Но потом мы переместились оттуда. Сейчас у нас все преподаватели выбирают тот день, в который им удобно преподавать. На данный момент у нас есть группы на все дни, кроме воскресенья.

А. Пичугин

— Фактически вы, Алексей, выступаете как модератор. Вы создатель вот этой площадки. Дальше на эту площадку приходят преподаватели, которые уже собирают вокруг себя такие тусовки, группы набирают.

А. Макаров

— Да, сейчас я выступаю как модератор, у меня даже нет своей группы. Я преподавал в течение двух лет, сейчас я в отпуске.

А. Пичугин

— Почиваете на лаврах?

А. Макаров

— Я занимаюсь организационной деятельностью. Надо сказать, что не только я — мне помогают остальные преподаватели учащихся курсов, вносят очень большой вклад. Особенно много делает Мария Григорьева, которая даже несмотря на то, что она недавно родила ребёночка, всё равно продолжает следить, принимать анкеты, созваниваться со всеми. Она даже рассказывала историю, что когда у неё начинались схватки, ей позвонила женщина, которая не могла найти курсы. И она, рожая, объяснила, как нужно дойти. Так что ей большое спасибо за это!

А. Пичугин

— Настоящий фанат! А скажите, на каком основании вообще вы берёте людей в качестве преподавателей? Как они должны подтвердить свой уровень знаний и владения языком, чтобы с вами работать?

Ф. Чэмпион

— Знаете, зачастую люди, которые хотят у нас преподавать, если брать английский, они приходят как раз в группы продвинутого уровня, на их занятия. И там участвуют так или иначе в обсуждении, потом проходит беседа. Эта беседа проходит либо с преподавателем, либо с кем-то из представителей руководства курсов — с Алексеем Макаровым или ещё с кем-то. Мы таким образом, во-первых, получаем информацию об уровне владения человеком языком и о его взглядах тоже, о желаниях, целях, интересах, прочем.

А. Пичугин

— Вы предоставляете образовательные услуги — тоже не могу не спросить: а у вас есть какая-то лицензия для этого? Или абсолютные энтузиасты, добровольцы, и это не оформлено как образовательная деятельность?

Ф. Чэмпион

— Это никак не оформлено как образовательная деятельность. Между тем у большей части наших преподавателей есть педагогическое образование, есть лингвистическое образование. Поэтому для многих из них, кстати, это тоже как дополнительная практика преподавательская.

А. Пичугин

— Но они работают бесплатно при этом?

Ф. Чэмпион

— Совершенно бесплатно.

А. Пичугин

— Мы с вами общаемся в конце года. Обычно набирают группы осенью, в конце лета. Если кто-то, услышав нашу программу, захотел к вам присоединиться, он может это сделать сейчас, в начале нового года, например? Или ему надо ждать набора до лета?

А. Макаров

— Нет, ему не нужно ждать набора. Присоединиться можно в течение всего года. Для этого нужно заполнить анкету, которая вывешена в нашей группе и отправить её по адресу, который там указан. Все анкеты мы рассматриваем, потом связываемся с учениками и распределяем их в группу, соответственно их уровню.

А. Пичугин

— То есть вы к тому же ещё кому-то отказываете? А какие причины отказа, вообще, бывают?

Ф. Чэмпион

— Не было, по-моему, таких случаев.

А. Макаров

— Вообще, у нас не бывает причин отказа. У нас было такое, что переполнена группа и просто нет мест, куда человек пристроить. Поэтому мы сохраняем анкету и с ним связываемся, когда у нас появляются места.

А. Пичугин

— А сколько человек в группе?

А. Макаров

— Мы сначала набираем, в зависимости от уровня, порядка 15 человек, потому что знаем, что через несколько недель их станет меньше. Часто люди идут просто попробовать, посмотреть, что это такое. И потом дальше, через несколько месяцев, остаётся нормальная группа из 8 человек. Надо сказать, я заметил за свою практику, что чем выше уровень, тем люди меньше уходят в процессе обучения. Больше всего уходят новички. Поэтому новичков мы набираем сразу 20 человек в группу начального уровня, потому что знаем, что из этого числа останется потом пять, и нужно будет добирать группу.

Ф. Чэмпион

— Необходимо добавить, что запись требуется во все группы, кроме продвинутых. То есть в продвинутые группы, в принципе, можно прийти и без предварительной записи.

А. Пичугин

— Я смотрю, что в этой вашей группе некоторые мои друзья даже состоят. Выясняется — вот я сейчас листаю её. Спасибо! Давайте только в конце программы ещё раз напомним ваши контакты: это группа в социальной сети «ВКонтакте». Чтобы найти эти православные языковые курсы имени святителя Феликса Бургундского, надо забить в поиске в «ВКонтакте» — и вот вы сюда попадёте, здесь вся информация дана.

Ф. Чэмпион

— Либо в «Гугле» просто.

А. Пичугин

— Просто выпадет та самая группа в «ВКонтакте», о которой мы говорим. Спасибо, время наше истекло. Я напомню слушателям, что сегодня эту часть «Светлого вечера» вместе с нами и с вами провели: Алексей Макаров — основатель православных языковых курсов имени святителя Феликса Бургундского; и Филипп Чэмпион — преподаватель библейско-богословской английской группы тех самых православных курсов, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Я — Алексей Пичугин. Прощаемся с вами — до новых встреч, всего хорошего!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...