"История обретения мощей Серафима Саровского в 1991г." Светлый вечер с Игорем Мещаном (14.01.2016)

Светлый вечер - Игорь Мещан (эф. 14.01.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Игорь Мещан (эф. 14.01.2016) - Часть 2
Поделиться

Игорь Мещан 2У нас в гостях был член правления благотворительного фонда Серафима Саровского, генеральный директор издательского дома “Фома” Игорь Мещан.
Накануне дня 25-летия второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского мы говорили о том, как в 1991 году происходил перенос мощей святого старца Серафима из запасников ленинградского музея в Дивеево, и о возрождении духовной жизни в Дивеевском монастыре и в Сарове.

А. Пичугин

— Это «Светлый вечер» на радио «Вера», дорогие слушатели! Здравствуйте! В этой студии Лиза Горская…

Л. Горская

— Алексей Пичугин…

А. Пичугин

— Мы выходим в эфир накануне Дня памяти святого преподобного Серафима Саровского 15 января, то бишь завтра, и преставление мы отмечаем святого — 1833 год, тогда это произошло, и второе обрéтение его мощей. Тут стоит сразу оговориться: мы как-то в обычной жизни говорим «обретéние», но в церковной лексике как-то правильнее говорить «обрéтение» — наверное, будем ей следовать, ну, просто чтобы не сбиваться, не ошибаться, так привычнее. Вот второе обрéтение произошло 25 лет назад, в 1991 году.

Вообще, Серафим Саровский, наверное, если спросить даже человека, очень далекого от Церкви, который практически ничего не знает о церковной традиции, о святых, о святости, попросить его назвать известных ему прославленных людей или святых, он, наверняка, назовет Сергия Радонежского, Николая Чудотворца и, подозреваю, третьим обязательно будет Серафим Саровский. То есть это человек, как человек, о котором мы сегодня будем говорить большую часть программы, безусловно, известен всей России, да и далеко за ее пределами. В какую страну, даже не только православную — католическую — приедешь, обязательно будет какая-нибудь святыня, связанная с именем Серафима Саровского. И вот сегодня мы о преподобном поговорим с Игорем Мещаном, гендиректором издательского дома «Фома» и членом правления Благотворительного фонда Серафима Саровского. Здравствуйте.

И. Мещан

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Вы участвовали именно во втором обретении, в перенесении мощей, вернее. И хотелось бы, конечно же, начать программу, наверное, именно с этого. Я знаю, что в начале 90-х — в 1991 году, в конце 1990-го нашли мощи преподобного Серафима Саровского в Ленинграде. Вот расскажите о том, как это было, и вообще, как они туда попали, и какая их история на протяжении советской власти.

Л. Горская

— Причем, обычно, когда речь об этом заходит, используется формулировка «случайно нашли», что достаточно странно звучит в отношении этого события.

И. Мещан

— Ну, я хочу сразу уточнить, что я в 1991 году не участвовал лично в обретении мощей, потому что это было 25 лет назад, это было чуть-чуть другое время, только все осталось, все только начиналось — такое серьезное церковное возрождение, только пришел новый патриарх в 1990 году — это Алексий II. И вот эта «случайность», как бы то, что говорят как «случайно»… Вы знаете, что в Казанском соборе в Петербурге был Музей атеизма?

А. Пичугин

— Атеизма, да.

И. Мещан

— И в этот Музей атеизма свозили какие-то артефакты, как казалось большевикам, из разных епархий, со всех российских весей и так далее. И, очевидно, мощи, которые изъяли чекисты в 1927 году из Саровской Пустыни, где они находились, в Сарове, из Саровского монастыря, и были отвезены, как говорят архивы, в Темниковский уезд (это Мордовия), Темниковское уездное отделение Министерства госбезопасности, и после этого их след теряется. Но совершенно очевидно, что они были какое-то время в каких-то там запасниках и так далее, а потом они были переданы в Музей атеизма…

А. Пичугин

— …в Ленинград?

И. Мещан

— …да, в Ленинград тогда, и кто-то их сохранил тем — какой-то, совершенно очевидно, музейный верующий человек, — что он не стал их выставлять напоказ. А Вы же понимаете, что такое музейные запасники. Это огромное количество каких-то вещей, это списки, перечни, и в этом разобраться крайне сложно человеку, который как бы не вникает, или человеку со стороны. Ну, свезли — и свезли. И совершенно очевидно, что кто-то спрятал эти мощи. Где-то они были записаны, где-то это самое, и они лежали в запасниках сверху, на верхнем ярусе Казанского собора, в каких-то помещениях. И когда в 1990-1991 годах уже начали разбирать этот Музей атеизма (потому что Вы помните, что прошло празднование Тысячелетия Крещения Руси, и уже как-то Церковь вздохнула после этого посвободнее), и начали разбирать этот… Во-первых, закрыли этот Музей атеизма и начали, естественно, разбирать его имущество. И там были обретены как раз мощи преподобного Серафима.

Л. Горская

— Они были во что-то зашиты, да?

И. Мещан

— Они были зашиты, был такой покров на них, и на нем было вышито, что это преподобный Серафим. Так вот начали… Потом провели определенные экспертизы, посмотрели, откуда, сделали, естественно, архивный поиск и так далее. И первыми, кого патриарх Алексий послал смотреть, эти мощи обретать, это был нынешний митрополит России, тогда, по-моему, епископ или архиепископ, не могу сказать точно…

А. Пичугин

— Епископ…

Л. Горская

— По-моему, епископ…

И. Мещан

— …епископ Арсений. И второй человек — это был ныне покойный архиепископ Евгений, который умер, будучи Тамбовским и Нижегородским архиепископом…

А. Пичугин

— Ждан.

И. Мещан

— Ждан, да. Вот это люди, которые вдвоем, первыми приехали, и вот они как бы в этой комиссии участвовали, и так далее. Я думаю, что очень интересно было бы еще с владыкой Арсением, потому что этот год — очень юбилейный такой, 25-летие обретения мощей, и поэтому, я думаю, было бы интересно и с владыкой Арсением поговорить на эту тему, потому что он непосредственно был в центре всех событий.

Вторая тема — что после того, как эти мощи обрели, поработала комиссия, и уже в 1991 году решили эти мощи вернуть в Дивеево, потому что все знают известный… Ну, Саров был закрытый и до сих пор остается закрытым городом…

А. Пичугин

— Ядерным…

И. Мещан

— …ядерным центром. Саровский монастырь был закрыт до 2006 года, открылся только в 2006 году. А Саров — закрытый город до сих пор. И тогда принято было решение, что эти мощи перевезут таки Крестным ходом из Петербурга в Москву, и потом Крестным ходом пойдут они до самого Дивеево, и в Дивеево их принесут к празднику обретения мощей (это 1 августа).

А. Пичугин

— Ну, Крестным ходом — не пешком, конечно же?

И. Мещан

— Не пешком. Это был такой автомобильный Крестный ход, в котором участвовал, в том числе и патриарх. Но патриарх уже прибыл в Дивеево и как бы встречал эти мощи. А вот этот Крестный ход — официально была создана Комиссия по перенесению мощей, которую возглавляли митрополит Ювеналий и владыка Арсений, насколько я знаю, и вот эта комиссия вся разработала целый маршрут по перенесению мощей из Петербурга уже в Дивеево непосредственно, где и ныне пребывают мощи батюшки Серафима.
Л. Горская

— Ну вот, кстати, интересно, исходя из каких соображений этот маршрут разрабатывался, и какой он был.

И. Мещан

— Вы знаете, смотрите… Тут очень интересно, что, во-первых, православный народ, понятно, очень быстро узнал, что обрели мощи батюшки Серафима. И это был такой знак какой-то, как все восприняли, знак возрождения Церкви. То есть прошло вот это празднование еще при большевиках Тысячелетия Крещения Руси, которому придали такой очень международный статус — что «вот, у нас Церковь, мы празднуем, Горбачев, перестройка» и так далее. И после этого было такое небольшое затишье, по большому счету. И дальше, когда обрели уже мощи батюшки Серафима, уже пошло такое мощное, по всем фронтам, возрождение Церкви. Это воспринято было как знак — что батюшка Серафим вернулся, и батюшка Серафим — такой очень, самый… один из самых почитаемых русских святых. Он как бы ознаменовал то, что Церковь начнет возрождаться. Ну, вот как-то так.

А. Пичугин

— А как вообще было определено, что это именно те мощи — вот тогда, в 1991 году, в Музее атеизма и религии?

И. Мещан

— Там просто, во-первых, они были подписаны. Они были подписаны, вышиты, было облачение, на них перчаточка была…

Л. Горская

— Перчаточка была…

И. Мещан

— …с вышивкой. То есть, было, есть описание мощей, которые обретали, которые забирали. Естественно, это же архивная история.

Л. Горская

— Два акта — 1903 и 1920 года. Один — при канонизации составлялась опись мощей, а второй — при изъятии, при вскрытии раки.

И. Мещан

— При вскрытии раки, да.

А. Пичугин

— То есть в том самом облачении, в котором их изъяли, в том их и нашли?

И. Мещан

— Да, в том их и нашли. Потом понятно, что была какая-то экспертиза. Мы не знаем до конца сейчас, какая была экспертиза в то время. Но это как бы совершенно точно мощи преподобного Серафима.

Есть очень интересный рассказ митрополита Чувашского Варнавы, который говорил о том, что в 1991 году, когда обрели мощи батюшки Серафима, он очень сомневался — те ли мощи, не те ли мощи… И так как-то он думал об этом, и молился, и переживал на эту тему. И вот в таком тонком сне ему явился батюшка Серафим и сказал: «Не волнуйся, это мои мощи, все нормально».

Л. Горская

— А что такое «тонкий сон»? Может быть, Вы поясните?

И. Мещан

— Тонкий сон — это, как Вам сказать… Это как бы вот Вы не спите, Вы не ложитесь вечером спать, а легли, укрылись одеялом, заснули, и Вам что-то приснилось, Вы утром проснулись, и как бы Вы вспоминаете какой-то свой сон. То, что подразумевают под тонким сном, это как бы вот Вы вздремнули немножко, как бы… ну, вот в таком… то ли это глубокий сон, то ли неглубокий сон. То есть он ненадолго как бы вот… Немножко заснули, или в таком каком-то состоянии полудремы, и Вам вот… Вы видите какой-то… И сразу же понимаете, что это что-то было, то есть какая-то мысль, какой-то сон небольшой приснился. И это так расценивается… «В таком тонком сне» то, что называется.

Л. Горская

— Да просто святые отцы советуют очень осторожного к подобного рода вещам относиться…

И. Мещан

— Конечно, конечно! У нас нет как бы темы не верить рассказу митрополита…

Л. Горская

— Нет, в этом случае, конечно, да…

И. Мещан

— Да, в этом случае он как бы человек духовный… Он нам сказал: «Вот я сомневался, и вот мне преподобный Серафим явил такую милость, что вот он мне в тонком сне приснился и сказал, что «это мои мощи, не беспокойся». Поэтому интересная такая была история.

А. Пичугин

— Игорь Мещан, член правления Благотворительного фонда Серафима Саровского и гендиректор издательского дома «Фома» сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер». Говорим о втором обретении мощей святого преподобного Серафима Саровского.

Вы знаете, хотелось бы еще поговорить о советском времени и о почитании Серафима Саровского в советские годы, потому что ну вот про Троице-Сергиеву лавру мы знаем, про почитание преподобного Сергия мы имеем представление в советские годы. А вот как дело обстояло с Серафимом Саровским?

И. Мещан

— С Серафимом Саровским дело обстояло очень в этом плане правильно и хорошо, потому что народ никогда не забывал Дивеевский монастырь, никогда не забывал такое место, как Дивеево. После того, как его закрыли, сестры дивеевские были в рассеянии — кто-то попал в тюрьму, кто-то уехал. Часть сестер жили рядом с Дивеево, это в Осиновке (есть там такая деревня), часть сестер жили в Муроме…

А. Пичугин

— Относительно недалеко.

И. Мещан

— Да, относительно недалеко все было. То есть они как бы были в России частью. И поэтому народ не забывал Дивеево. Дивеевский монастырь был закрыт, но мы помним, что был завет батюшки Серафима, что будет канавка Божьей Матерью выкопана там вокруг, и эту канавку еще до революции начали копать, но ее не доделали. Она есть как бы на схеме, была, и так далее, на рисунке и прочее. Сестры начали делать, но не докопали эту канавку. Но народ условно, примерно проложил вот эту тропу, где была канавка, и народ приезжал в Дивеево, в закрытый монастырь, останавливался там в частных домах — где-то у кого-то там на полу, где-то в светелке, в горнице спали. И они ходили по канавке, читали «Богородицу», как завещал батюшка Серафим, что надо прочитать 150 раз «Богородицу», пройдя по канавке. И этот поток паломников не иссякал. И даже паломники ездили…

Там есть возле Сарова… Саров весь обнесен забором, колючей проволокой и так далее. То есть это ядерный центр, и это состояние сохраняется до сих пор. Ну, Саров начался после войны, потому что его сделали… ядерный центр организовали в конце войны и уже обнесли всеми этими заборами, КПП и так далее. И народ даже в советское время ездил… Там есть такой пригорочек недалеко от Сарова, недалеко от Цыгановки, где источник батюшки Серафима, и там можно было на пригорочке встать и увидеть колокольню Саровского монастыря. То есть народ ходил даже так молиться — просто увидеть это место, где был батюшка Серафим.

А. Пичугин

— Но ведь это довольно опасная история, так как ядерный центр, огромное количество охраняющих организаций, начиная от Комитета и заканчивая просто армией. Соответственно, по отношению к паломникам тоже всякие репрессивные меры принимались, наверняка?

И. Мещан

— Ну, это была такая закрытая зона, условно говоря. Ты должен был еще как-то обосновать, что ты туда едешь, почему и так далее. В сам Саров вообще по приглашению только можно было попасть. А в эту закрытую зону… Конечно, относились с подозрением. Конечно, это самое…

А. Пичугин

— Еще деклассированные элементы…

И. Мещан

— Но поток народа… Да… Нет, ну, все равно поток народа в Дивеево был. Все равно народ приезжал, был закрытый монастырь, ходил по канавке. Эту канавку вот это все пространство попытались максимально уничтожить. Прокладывали в начале канавки какие-то трубы, еще что-то такое, зарывали это все и так далее. Но, тем не менее, вот эта тропка, которая была, осталась. И народ ходил по этой тропке, читал «Богородицу», и подходил к этим закрытым храмам и как-то пытался почтить память батюшки Серафима.

Л. Горская

— «Читал «Богородицу» — имеется в виду?..

И. Мещан

— Ну, «Богородичное правило» 150 раз. «Богородица» — это то, что батюшка Серафим говорил, что надо пройти по канавке, прочитать 150 раз «Богородицу», и будет тебе здесь и Афон, и Иерусалим, и все остальное. То есть это такая молитвенная тропинка. И еще он говорил, что в последние времена лукавый не может перескочить через «Богородицу», через эту Богородичную канавку — это в таком духовном смысле. Что ты как бы ограждаешь себя вот этой молитвой и в такое молитвенное состояние погружаешься, когда идешь по канавке. И уже канавку восстановили в наше время — сестры дивеевские ее все-таки докопали, сделали. И сейчас просто сотни, без преувеличения, сотни тысяч людей за вот эти несколько лет прошли по канавке, прочитали «Богородицу» и помолились уже…

Л. Горская

— А Вы сами ходили?

И. Мещан

— Да, конечно, конечно. Я каждый раз, когда приезжаю в Дивеево, хожу, как минимум, раз в день по канавке. И сестры ходят по канавке раз в день. У них после вечерней службы, вечернего правила все сестры, весь монастырь идет, несут икону Божьей матери и идут, читают «Богородицу» по канавке. Каждый день, без исключения.

А. Пичугин

— Это мне напоминает историю с Великорецким Крестным ходом тоже в советские годы, когда Крестный ход, естественно, был запрещен. Люди все равно совершенно разными лесными тропинками, которые сами себе прокладывали, шли в этот знаменитый поход — Великорецкий Крестный ход, который с XV века не переставая продолжается по сей день.

И. Мещан

— Ну он и сейчас там продолжается. Но сейчас уже все открыто там.

А. Пичугин

— Да, да, ну, сейчас, естественно, он стал легальным — старообрядцы в одно время ходят, уже новообрядцы — в другое.

И. Мещан

— Да-да.

Л. Горская

— Ну, вот вообще знаете, о чем еще хотелось поговорить? Преподобный Серафим — не знаю, насколько корректно так сказать — удивительно близкий нам святой. Он близкий хронологически, в том числе это святой, от которого даже образец почерка сохранился, снимок его почерка, и масса каких-то случаев из его жизни, подробно описанных изречений его, и часть приписывается ему, сложно уже сказать… Вот я хотела у Вас спросить, что именно, может быть, из изречений особенно близко Вам вот так вот, просто по жизни, и что из событий жизни преподобного Серафима Вас более впечатляет?

И. Мещан

— Вы знаете, у меня был такой период в жизни, когда я читал просто житие батюшки в Серафима просто как чтение на ночь (это было в 90-е годы). Знаете, то есть это бывает такая любимая книжка, которая лежит возле кровати, и ты открываешь ее на любой странице, прочитываешь, понимая, о чем, что было в начале, что будет в конце, прочитываешь две-три страницы — и засыпаешь. Вот у меня несколько лет такой книжкой было «Житие Серафима» почему-то. Не знаю, почему, но вот так было. При этом, вот Вы знаете, удивительное дело — мне никогда не хотелось поехать в Дивеево. То есть вот я читал это, но мне казалось, что это настолько на Небесах, что на земле не может быть такого места, которое связано с Серафимом. То есть у меня вот этот был полный такой отрыв такого небесного и того, как жил батюшка Серафим, как он молился, как он страдал, как он там… и так далее, и то, что вот в нашей жизни такого быть не может. То есть мы не это самое…

Но, тем не менее, почему батюшка Серафим? Во-первых, вот посмотрите: потому что батюшка Серафим сформулировал то, что мы знаем, по запискам Мотовилова, которые Нилус опубликовал еще в начале века, и прочее. И то, что Чичагов опубликовал, и то, что Чичагов составил летопись Серафимо-Дивеевского монастыря, который опубликовал прославление в 1903 году, и так далее. То есть мы обнаруживаем что? Что батюшка Серафим дал очень простые, выразил… Во-первых, он сформулировал во многом для современного человека смысл христианской жизни. Он же сказал, что стяжание смысла христианской жизни — в стяжании Духа Святаго. То есть что такое «стяжание»? Он говорил: «Стяжание — это как купля, как приобретение». Добрыми делами и так далее.

Но есть там один нюанс. Он говорил, что только ради Христа сделанное дело стяжает Дух Святой. Не просто так чего-то сделал там, а вот ради Христа когда ты делаешь доброе дело, тогда это стяжает Дух Святой. Это вот первое — то, что очень близко для всех и понятно для всех, то есть понятно для христиан.

Вторая тема, и как бы его… Он говорил, что «спасешься ты — спасутся тысячи вокруг тебя».

А. Пичугин

— Ну, это самое известное выражение, которое все цитируют.

И. Мещан

— Это самое известное выражение. Почему? Потому что вот посмотрите на нас: мы все пытаемся кого-то спасти. Вот мы все пытаемся кому-то жизнь исправить, вот мы пытаемся кого-то вразумить, кого-то наставить, кого-то там, не знаю, обличить, вывести на чистую воду, уже в таком грубом варианте, да? Мы пытаемся все это сделать. Ребята, но начинать-то надо с себя! И батюшка Серафим совершенно так мягко, красиво, по-доброму и совершенно доступно говорит: «Спасешься сам — спасутся тысячи». Почему? Потому что они смотрят на тебя. И вот для нас это с каждым днем становится все более и более актуально. То есть ты, как христианин, должен вести себя так, чтобы тысячи на тебя смотрели и спасались, видели в тебе пример.

Л. Горская

— Или, во всяком случае, не искушались.

И. Мещан

— Не искушались, конечно! А когда как бы мы ведем себя по-другому, то какие мы христиане? Вот об этом, вот я так это понимаю, да? Спасешься сам — спасутся тысячи, потому что они видят. Особенно это касается каких-то публичных фигур. То есть как бы человек подает пример, как христианин, и сразу к этому христианству и к этому христианину хочется прийти и хочется быть таким, как он, потому что еще Тертуллиан говорил, что душа по природе — христианка. То есть у нас все-таки вот это хорошее, доброе, христианское начало, вот эта искра Божья есть в каждом человеке. И вот Серафим обращался именно к этой искре и говорил, что «раздувайте вот эту искру в себе, спасайтесь, и тогда тысячи вокруг Вас будут спасаться, увидя вот это, то что это возможно».

Точно так же и… Вот в чем… Как бы вот у нас много рассуждает народ о духовниках. В чем хороший духовник, по моему разумению, отличается от просто батюшки, который исповедует? Потому что он в любом человеке находит вот эту даже маленькую-маленькую искорку такую доброты и вот эту искру Божью.

Л. Горская

— О которой, может быть, даже человек сам не знает.

И. Мещан

— Да. И он ее начинает раздувать. И человек постепенно заполняется вот этой добротой, вот этой благодатью, вот этим всем, что есть хорошее в нем. И это хорошее вытесняет уже у него плохое и нехристианское. Вот в чем тема. Поэтому для батюшки Серафима… А его «Житие», конечно, читаешь как детектив, по большому счету. Особенно, конечно, самая поразительная там история, когда он благословил Елену Мантурову — сестру Миши, Михаила Мантурова, который ему помогал, на то, чтобы она умерла. Это очень сильная такая история, да? То есть чтобы она умерла.

А. Пичугин

— Давайте Вы расскажете эту историю нашим слушателям буквально через одну минуту. Напомню слушателям, что в гостях у нас сегодня Игорь Мещан, гендиректор издательского дома «Фома» и член правления Благотворительного фонда Серафима Саровского. Собственно, о Серафиме Саровском мы сегодня здесь и говорим. Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. Через минуту снова здесь.

Еще раз здравствуйте, друзья! Здесь «Светлый вечер». Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. И в гостях у нас Игорь Мещан, гендиректор издательского дома «Фома» и член правления Благотворительного фонда Серафима Саровского. И говорим сегодня о святом преподобном Серафиме Саровском. Минуту назад Вы обещали рассказать историю про то, как Серафим Саровский благословил Елену Мантурову на смерть. Вот что это такое? Так просто, со стороны слышится довольно…

Л. Горская

— …мрачновато.

А. Пичугин

— …жутковато и мрачно, да.

И. Мещан

— Нет, это эпизод «Жития батюшки Серафима». Дело в том, что… Есть такой эпизод, когда был Михаил Мантуров, который помогал батюшке Серафиму в устроении Дивеевской обители. Почему? Потому что Мантуров принял на себя добровольную нищету, он раздал все свое имущество, продал и потом эти деньги и все остальное вкладывал в какие-то вещи, которые приводили к строительству Дивеевского монастыря — по благословению батюшки Серафима. При этом сам батюшка Серафим говорил, что «я по своей воле ничего не делаю — только то, что мне говорит Царица Небесная, то есть Божья Матерь». Вот если как бы есть такое благословение Божьей Матери — тогда… Так как это Дивеево является четвертым уделом Божьей Матери на земле. И вот Михаил Мантуров что-то делал и так далее, и, очевидно, старец Серафим духом прозрел, что Михаил Мантуров должен умереть. Мы же не понимаем законов духовной жизни. Мы можем только догадываться о них, в отличие от батюшки Серафима. И он позвал его родную сестру Елену Мантурову и сказал: «Умри вместо брата». Вот «умри вместо брата». И она… Она была молодая девушка, она только пришла в монастырь, ей было что-то в районе 18-19 лет. И он ей сказал: «Умри вместо брата». Она сначала смутилась, но сказала, что «благословите, батюшка!» И он долго с ней беседовал, он что-то, как-то ее утешал, после этого благословил, и она в тот же день слегла, и через три дня ее причащали, и на третий день она умерла. И это прославленная святая дивеевская, одна из сестер дивеевских Елена, которую прославили в лике святых. Вот она по благословению батюшки Серафима умерла, исполнила такое послушание. Для нас это кажется не то чтобы странным, но это такая для нас во многих вещах необъяснимая ситуация. Ну, вот очевидно — мы же не понимаем замысел Божий. Мы не понимаем законов духовного мира.

Это есть очень замечательное сравнение, что в законы духовного мира мы смотрим снизу, как будто мы смотрим на вышивку, которая находится сверху, а мы видим только стежки и нитки, которые висят с изнанки. И по этим ниткам и стежкам мы пытаемся судить о том узоре, который сверху. Но мы этого не понимаем и не знаем. Поэтому вот такой эпизод из жития батюшки Серафима, который меня, конечно, очень сильно поразил в сове время и поражает до сих пор, потому что это такая очень серьезная история.

А. Пичугин

— Ну, эту историю еще надо принять.

И. Мещан

— Ну, это принять надо, да. И это благословение, и это как бы такое смирение — причем, смирение не перед человеком, а смирение перед волей Божьей. То есть я думаю, что Елена отнеслась к этому как к воле Божьей, которая пришла через батюшку Серафима. Вот если относиться к этому как к воле Божьей, тогда, соответственно, ты это понимаешь и принимаешь. Понимаете… Но, конечно, есть такие вещи, как смерть, которая необъяснима, или, там, жизнь. Это все такая тайна, на самом деле, которую мы не можем постичь.

Л. Горская

— Вот Вы сказали, что Дивеево — это четвертый удел Богородицы на земле. Расскажите, пожалуйста, о других трех.

И. Мещан

— Иерусалим, Киев, Афон и, соответственно, Дивеево.

А. Пичугин

— Ну, это такие, очень условные представления, на самом деле. Мы, живущие на Земле, люди, понятно, что можем спастись или не спастись в любой точке Земного шара…

И. Мещан

— Конечно.

А. Пичугин

— …поэтому, мне кажется, такие деления — они больше довлеют к традиции…

И. Мещан

— Ну, что такое удел? Удел — это как бы… В понимании Дивеево, удел — это место, где, во-первых, ощущается присутствие Божьей Матери и делается все по Ее как бы указанию и по Ее молитве. И мы верим в то, что Божья Матерь каждый день бывает в Дивеево. Понимаете, да? То есть ее присутствие — оно на уровне таком физическом ощущается. Вот это как бы… Вот это и есть удел — это то место, где Божья Матерь бывает всегда — раз. И второе — что такое удел — это то место, которое находится под особым попечением Божьей Матери, что там все устрояется по Ее решению, по Ее как-то благословению, понимаете? По Ее и батюшки Серафима. Потому что он же говорил, что мы служки Божьей Матери, что мы как бы прислуживаем Божьей Матери, и по ее воле все делается в Дивееве. Вот это — удел, мне кажется, так.

А. Пичугин

— А Вам часто приходится бывать там?

И. Мещан

— Мне — часто. Ну, я бываю там, как минимум, раз в месяц, а как максимум — несколько раз в месяц. Ну, с Дивеево и с батюшкой Серафимом очень много связано у меня лично, поэтому я как бы стараюсь туда…

А. Пичугин

— А расскажите вот то, что можно рассказать так публично слушателям. Интересно даже. Вот Вы… Все-таки это не ближнее Подмосковье-то! Нижегородская область, за Нижним Новгородом, порядка 600 километров…

И. Мещан

— Ну, 500 километров.

А. Пичугин

— 500 километров, да.

И. Мещан

— 500 километров, и это южнее Нижнего Новгорода.

А. Пичугин

— Ну, южнее, но получается, что все равно как бы до Нижнего, потом еще в Дивеево…

И. Мещан

— Понимаете, как бы так случилось, что мы участвовали в Столетии прославления Серафима Саровского в 2003 году. Это Столетие прославления, и мне пришлось входить в подготовительную комиссию, которая готовила все эти торжества и которая организовывала приезд туда людей. Туда приехали представители всех 15 поместных церквей, в том числе покойный патриарх Сербский…

А. Пичугин

— …Павел.

И. Мещан

— …Павел, да. Чудесная совершенно была с ним тоже история там, в Дивеево.

Л. Горская

— Расскажите.

И. Мещан

— Расскажу, да. Нет, мне очень понравилось. Там, представляете, что такое — приезжает патриарший поезд в Саров. Патриарх Алексий приехал на поезде в Саров с храмом-вагоном, с этим самым… Вот представляете прибытие патриаршего поезда в город Саров? Значит, естественно, и в этом поезде ехали все представители поместных церквей, и, там… Ну, это такая вот… Все такие… Все как бы такое мировое православие, представители мирового православия. И вот подъезжает этот поезд к перрону Саровскому. Значит, представляете, какая суета? Кого-то встречают, какие-то люди, все это самое… Выходит святейший патриарх Алексий с гостями. И было два совершенно фантастических эпизода… Первый — что… А патриарх Алексий тогда болел накануне много. Болел, и вот как бы после болезни его такой первый выезд, первый выход был как раз в Дивеево. И он выходит из Саровского этого вокзала, а там стоит оцепление, и народ стоит за пределами этой небольшой площади, за барьерами. И патриарх поворачивает голову и сопровождающим говорит: «А можно я подойду к народу?»

Л. Горская

— (Смеется.) Ничего себе!

И. Мещан

— Он говорит: «А можно я подойду к народу?» И ему говорят: «Конечно, Ваше Святейшество!» И он подходит к этому бордюру и так благословляет всех. И народ — ну, представляете, там город ученых, да? И народ начинает аплодировать. То есть они… Ну как они ответят, как они выразят свою поддержку?

Л. Горская

— Как умеют.

И. Мещан

— Да, как умеют. И они начинают аплодировать. И это было так трогательно — ну просто до слез, что они вот такую поддержку патриарху оказали, понимая, что он болел, что он это… И вот он пришел их приветствовать, дошел до этого народа и барьера…

А. Пичугин

— То есть, это люди совершенно нецерковные? Это ученые?..

Л. Горская

— Наукоград.

И. Мещан

— Это ученые. Наукоград, да.

И вторая тема была: патриарх Павел, который ехал в этом же поезде… Вот представьте: суета, вокзал, бегает народ, какие-то чемоданы носит, кого-то рассаживает, какой-то протокол, кого-то встречают. И вдруг я поворачиваю голову и смотрю — стоит «ГАЗель». Обычная наша «ГАЗель». И рядом с водителем сидит патриарх Павел с посохом, который забрался в эту «ГАЗель», чтобы просто от этой суеты уйти. И сидит, наблюдает за этим всем совершенно спокойно, пока его там найдут и пока там этот самый… То есть он ушел от этой суеты, сел и с посохом сидит в этой «ГАЗели», ждет, пока его куда-то отведут, отвезут и так далее. Тоже такой… Интересная была такая зарисовка, понимаете…

Л. Горская

— Да-да, колоритная.

И. Мещан

— И потом, в связи с этим празднованием, тоже была очень интересная штука — что мощи батюшки Серафима перенесли Крестным ходом в Саров и установили в восстановленном храме Серафима Саровского. Это там, на месте, где была его келья. И вот трое суток были мощи в Сарове, и трое суток круглые сутки шел саровский народ приложиться к мощам. Саров — большой город, там под 90 тысяч населения. И вот народ круглые сутки шел приложиться к мощам. То есть до Дивеево 20 километров — это было тяжело доехать, но вот пришел батюшка Серафим к ним, и как бы это фантастически совершенно сыграло свою роль.

А. Пичугин

— Ну, это часто бывает, когда привозят какую-то святыню из-за рубежа. Опять-таки, часто бывает, что часть этой святыни всегда находится в Москве но туда никакой очереди нет, а…

Л. Горская

— Ну, мне кажется…

И. Мещан

— Да, да-да.

Л. Горская

— А я как раз хотела сказать, что это некорректное сравнение.

А. Пичугин

— Ну вот даже с Матронушкой, да? Два храма рядом. Часть мощей — в храме Мартина Исповедника, куда никогда никакой очереди нет, и большая часть — в Покровском монастыре. Ну…

Л. Горская

— Ну, с Поясом Богородицы тоже часто пример приводят. В храме Ильи Обыденного лежит все время частичка, можно приложиться, а привезли целый Пояс…

И. Мещан

— Да, часть ризы Божьей Матери в лавре есть.

А. Пичугин

— Ну, да.

Л. Горская

— Но с преподобным Серафимом, мне все-таки кажется, другая история.

И. Мещан

— Но, Вы знаете, еще меня очень потрясла история с преподобным Серафимом. В 2004 году праздновали 250-летие со дня его рождения. И праздновали, и по решению тоже патриарха мощи батюшки Серафима перенесли в Курск, в место, где он родился. Причем, из Сарова взлетел самолет транспортной авиации — морской, маленький совершенно. И перенесли, взяли этот ковчег с мощами и Крестным ходом… Прилетели туда… Я тоже участвовал просто в этой истории. И прилетели туда, и взяли этот ковчег, и на руках перенесли — 13 километров — из аэропорта города Курска в Знаменский собор города Курска. Это было совершенно невероятное зрелище. Почему? Потому что вдоль всех этих 13 километров стоял народ. И когда проносили мощи батюшки Серафима вдоль этого народа, весь народ становился на колени. И когда мощи проходили, весь народ вставал и присоединялся к этому Крестному ходу. В результате почти вся дорога была забита вот этим народом — ну, половина дороги от аэропорта, несколько километров — была забита этим народом, который сопровождал мощи своего курского святого, который в Курске вырос, в Курске крестился и так далее. И интересно, что три дня были мощи там, приложились… Перед тем, как отправить мощи, начали литургию и хотели остановить прикладывание к мощам. Но не остановили, потому что еще хвост какой-то был, стоял в очереди. И до «Отче Наш» прикладывались люди к мощам. И когда начали петь «Отче Наш», последний человек из очереди приложился, и очередь закончилась. Вот это было такое совершенно необыкновенное чудо. Потому что все, кто хотел приложиться к батюшке, все приложились. Никто не опоздал, никому не было отказано. Вот такое тоже чудо небольшое было.

А. Пичугин

— Игорь Мещан, член правления Благотворительного фонда Серафима Саровского и генеральный директор издательского дома «Фома» сегодня в гостях у программы «Светлый вечер». А все-таки Ваша личная история, связанная с Серафимом Саровским? Ведь я думаю, что жизнь Ваша теперь уже неразрывно связана с Дивеево и с преподобным Серафимом. А вот как, с чего все начиналось?

И. Мещан

— Ну, я уже сказал, что начиналось все с чтения жития…

А. Пичугин

— Да, понятно. Но вот как-то ведь…

Л. Горская

— Алексей хочет подробней узнать!.. (Смеется.)

И. Мещан

— Нет-нет, подробней — очень все просто. Ну, я могу кратко рассказать несколько эпизодов. Понимаете, в чем дело… Чтение «Жития» — это одно, и мне казалось, что это как такое Небо, которое — ты сам, да? Мы очень много общались и помогали Троице-Сергиевой лавре, когда там был такой архимандрит Георгий — он был эконом. Сейчас он митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий. И вот когда он переместился на Нижегородскую кафедру, то, соответственно, все, кто… ну, не все, а я лично много с ними работал и общался, поэтому я автоматически переместился ему помогать в Нижегородскую ныне митрополию. Ну, и, соответственно, первое же дело, когда переместили его туда… Он приехал туда в 2003 году, и первое — это 2003 год, это столетие прославления Серафима. И вот я вошел в эту комиссию, и так далее. То есть, таким образом, как бы я начал с Дивеево общаться.

А личная история… Понимаете, личные истории — их много. Вот в Москве есть храм Серафима Саровского.

А. Пичугин

— И не один, наверное.

И. Мещан

— Их два. Самый первый храм — это был храм 1911, по-моему, или 1914 года постройки… 1911 года… Это храм на Донском кладбище.

А. Пичугин

— Угу. Крематорий будущий.

И. Мещан

— Потом его сделали крематорием, потом вернули обратно Церкви, и так далее. И вот в этот храм Серафима Саровского мы никогда в жизни не ходили. То есть не было такой темы. Есть еще один храм, который возле Москва-Сити, где настоятель — отец Максим Козлов, да. Это тоже…

А. Пичугин

— Отец Максим Козлов. Ну, это новый храм.

И. Мещан

— Это новый храм Серафима Саровского.

Л. Горская

— Ну, кстати… Извините… Кстати, удивительно — такой почитаемый святой, а так немного храмов в Москве ему посвящено.

А. Пичугин

— Да, вот мне, честно, казалось, что больше.

И. Мещан

— А он… Подождите, нет. Вот смотрите, какая простая тема… Нет, сейчас уже что-то строится, насколько я знаю. Вот смотрите, какая тема есть. Его прославили в 1903 году. Потом что происходило? Революция 1905 года.

А. Пичугин

— Пятый, четырнадцатый, семнадцатый…

И. Мещан

— Мировая война, 1917 год — все. Когда их строить? Их начали строить реально уже после… Как бы после начала возрождения Церкви. Вот единственный храм в Москве, который был построен, это на Донском кладбище.

А. Пичугин

— Ну, наверное, в Нижегородской епархии больше?

И. Мещан

— В Нижегородской епархии — больше. Нет, сейчас прекрасное есть подворье Дивеевского монастыря на проспекте Мира, 22. Это подворье было исторически там до революции, и сейчас его как бы восстановили почти на том же месте, и там замечательно каждый день служба, и там сестры… Ну, то есть все… Там храм всех дивеевских святых.

Л. Горская

— Но я Вас перебила. Мы слушаем Вашу историю.

И. Мещан

— История… Понимаете, когда часто приходишь, и приходишь к Серафиму в Дивеево, эта история вся идет одна за одной, условно говоря. Ну, не знаю… Даже тут не могу, не хочу как бы в такие совсем личные истории уезжать, но вот, например… Не знаю… Еще почему я очень люблю Дивеево, помимо всего? У меня мама там похоронена, например, в Дивеево. Потому что она очень любила туда приезжать, и так сложилось, что она там похоронена, хотя она не была монахиней и так далее. И батюшка Серафим, понимаете, это такое очень внутреннее ощущение. Это внутреннее ощущение радости, когда ты туда приходишь. Почему? Потому что он же всех встречал приветствием…

Л. Горская

— «Христос Воскресе!»

И. Мещан

— …«Христос Воскресе, радость моя!» И вот это то, чего нам не хватает в жизни. Вот этой радости. Не веселья именно, а радости. Вот мы какие-то очень безрадостные люди. И вот когда ты хочешь порадоваться, то надо, конечно, приходить к батюшке Серафиму, и он тебя порадует. Ну, а лично — не очень мне хочется, если честно…

А. Пичугин

— Ну, и не надо, не надо.

И. Мещан

— Если честно, не очень хочется.

А. Пичугин

— У нас уже не так много времени остается. Мы Вас представляем как члена правления Благотворительного фонда Серафима Саровского. Про фонд еще расскажите, пожалуйста. Чем он занимается, почему благотворительный?

И. Мещан

— Благотворительный фонд был создан сразу после вот этих торжеств 2003-2004 года…

А. Пичугин

— Уже 13 лет.

И. Мещан

— В 2005 году, да. В 2005-м он создан, в прошлом году фонду было 10 лет. Почему? Потому что во время организации и проведения этих торжеств был получен такой очень уникальный опыт такого сотрудничества, соработничества разных-разных людей, которых объединяет… Которые есть во власти, которые есть в бизнесе, которые есть в Церкви, но которых объединяет преподобный Серафим Саровский.

Чем фонд занимается? Фонд занимается разными проектами, которые связаны с батюшкой Серафимом, в первую очередь. Начиная от восстановления каких-то вещей в Дивеево и Сарове… Потому что сейчас строится Храм на Канавке, который завещал батюшка Серафим. По его предсказанию, будет большой и теплый собор, который будет замыкать канавку. Уже освящен нижний придел Успения Божьей Матери. Замечательный, совершенно фантастический, кстати, храм, очень большой и так далее. Значит, делается в Сарове. Вот есть тема по возрождению и строительству — это возродить Успенский собор в Сарове. Уже вся подготовительная работа в течение многих лет, в принципе, проведена. Потому что это же Успенский…

А. Пичугин

— А он разрушен? Или он просто?..

И. Мещан

— Он взорван. Он был взорван. Два собора — Успенский и Живоносного Источника — были взорваны в Сарове в 50-е годы.

А. Пичугин

— Ну, понятно, что после войны.

И. Мещан

— Да. Но странно что? Что они взорвали их, чтобы они, типа, не давали ориентира для чего-то там из каких-то военных целей. Но колокольню-то оставили. То есть два собора взорвали, а колокольню оставили.

Л. Горская

— Может быть, взрывчатки не хватило.

А. Пичугин

— А часто же бывает… Я знаю, что колокольни в храмах почему еще не взрывали часто — иногда взрывали, чтобы не была ориентиром, а иногда, наоборот, оставляли, как стратегические… телебашня стратегическая…

И. Мещан

— Телебашня. Это была телебашня. А теперь, сейчас ее убрали, и там восстановили внутри колокольни… Там храм Николая Чудотворца, его полностью восстановили, и он… там уже проходят службы…

А. Пичугин

— А что-то от церковного Сарова еще осталось?

И. Мещан

— Нет, в Сарове 11 храмов уже. Вот в советское время был один храм, который разрешили открыть, — это Всех Святых на Саровском кладбище. Это было раньше монастырское кладбище, там открыли. А сейчас — Иоанна Предтечи, Германа, Соловецких Святых и так далее. Сейчас все открыто. Батюшки Серафима, Николая Угодника. Построены храмы Иова Многострадального…

А. Пичугин

— Это новое. Это новопостроенное, да?

И. Мещан

— Это новое, да.

А. Пичугин

— Нет, а историческое?

И. Мещан

— Сейчас строится замечательный храм Царских Мучеников. Исторический — вот храм, который Серафима Саровского, он восстановлен; Зосимы и Савватия Соловецких — восстановлен. Это тот, куда ходил батюшка, причащался, и где он служил всегда. Этот храм восстановлен. Восстановлен в колокольне, полностью восстановлен. И храм внутри Николая Чудотворца восстановлен. Исторический — это Иоанна Предтечи — это монастырский храм, тоже восстановлен. Ильи — там, где источник под Иоанном Предтечей, нижний храм, тоже восстановлен. Восстановлены Саровские пещеры и Пещерские пещеры… Это же был пещерный монастырь, там были пещеры. И там внутри пещер есть подземный храм Антония и Феодосия Киево-Печерских. Вот это все восстановленное, это то, что было до того в церковном Сарове.

А. Пичугин

— Угу. А попасть туда непросто? Арзамас-16?

И. Мещан

— Нет, он Саров и есть.

А. Пичугин

— Ну, теперь — да. (Нрзб.) Саров, угу.

И. Мещан

— Но попасть туда можно только по приглашению от внутренних, местных людей. Либо как бы нам все — и Ядерный центр, и всевозможные компетентные органы идут навстречу, когда проводится… Например, когда там праздники — Серафимов день или Основание Саровской Пустыни, то в рамках ограниченной делегации Русской Православной церкви или епархиальной делегации допускают туда людей в рамках делегации.

А. Пичугин

— Но это ограниченная делегация?

И. Мещан

— Это ограниченная делегация.

А. Пичугин

— Просто если кто-то из слушателей как паломник захочет туда приехать, то вот Дивеево.

И. Мещан

— То это сложно, да. Это сложно. Дивеево — раз. Во-вторых, понятно, что это можно все увидеть с того же холма, где все и видели. Понятно, что можно будет съездить на источник, и так далее, но вот в сам Саров сейчас пока еще попасть сложно. Поэтому вот такая история.

А. Пичугин

— Понятно. А помимо… То есть я правильно понимаю, что Фонд Серафима Саровского?..

И. Мещан

— Да, Фонд Серафима. Мы же начали с этого, да?

А. Пичугин

— Да.

И. Мещан

— Значит, чем мы еще занимаемся? Вот один из наших последних проектов, который вышел, это мультфильм…

А. Пичугин

— …«Необыкновенное путешествие Серафима».

И. Мещан

— …«Необыкновенное путешествие Серафима».

Л. Горская

— Наш любимый!

И. Мещан

— Да. Необыкновенное путешествие Серафима». Это тоже при участии Фонда, потому что Фонд был инициатором, обеспечивал основное финансирование этого мультфильма, и как бы вот он вышел сейчас — кстати, огромным тиражом издали диски. Не Фонд, естественно, издавал это — там же права передаются и так далее, все по определенным законам. И сейчас диски разлетаются просто как горячие пирожки, потому что…

Л. Горская

— Но мультфильм правда замечательный!

И. Мещан

— Ну, да, мы старались.

Л. Горская

— …«скромно сказал»… (Смеется.)

И. Мещан

— Мы старались! (Смеется.) Мы старались. Поэтому это такой резонансный очень получился и мультфильм. Его показали на Рождество по телевизору.

А. Пичугин

— Правда, да? Я не знал даже.

И. Мещан

— Да, по «России». Я надеюсь, что мы еще покажем на Пасху. Причем, в утреннем эфире. Причем, мы договорились, чтобы он был без рекламы, в утреннем эфире, чтобы посмотрели все — и церковные, и нецерковные люди — совершенно спокойно такой мультфильм. Поэтому…

Мы думаем о других проектах, мы проводим… Я думаю, что мы сейчас запустим такой конкурс сценариев по разным вещам — по Серафиму таки…

А. Пичугин

— То есть не только связанный с Серафимом Саровским?

И. Мещан

— Ну, я думаю, что, понимаете, поскольку Фонд — Серафима Саровского, то лучше, конечно…

А. Пичугин

— …то хотя бы косвенно — да, чтобы (нрзб.)…

И. Мещан

— Да, лучше, конечно, сильно от темы не отвлекаться. Потому что… Понимаете, Есть же много всего, но нельзя объять необъятное. Батюшка Серафим — он такой теплый, близкий, родной людям святой, которого… Он, в каком-то смысле, бесконечен, понимаете? Потому что ты все время постигаешь, на каждом новом уровне его вот это все, что он нам дает.

Л. Горская

— Мы говорили целый час и даже не коснулись общения его с диким медведем.

А. Пичугин

— Да-да! (Смеется.) Ну мы вообще жития не касались!

И. Мещан

— (Смеется.)

Л. Горская

— Которое само по себе феноменально.

И. Мещан

— Ну, в житие только одна вот эта история — по Елене Мантуровой.

А. Пичугин

— Да. Но я думаю, что большинство наших слушателей может найти и в Интернете, и в печатном виде, и где угодно. Поэтому интереснее было поговорить о том, что происходит вокруг, о том, что происходило в ХХ веке. И пора заканчивать. Я напомню, что Игорь Мещан, гендиректор издательского дома «Фома» и член правления Благотворительного фонда Серафима Саровского был сегодня у нас в гостях. Мы выходим в эфир накануне Дня памяти преподобного Серафима Саровского. Завтра одновременно отмечается и День его преставления в 1833-м, и второе обретение мощей в 1991 году, 25 лет назад. Вот об этом с Игорем Мещаном мы говорили. Лиза Горская…

Л. Горская

— …Алексей Пичугин…

А. Пичугин

— Спасибо большое!

И. Мещан

— Всего Вам доброго!

А. Пичугин

— Всего доброго, будьте здоровы!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...