Герои моего времени: Вячеслав Воробьёв

Герои моего времени. Вячеслав Воробьёв.
Поделиться

vorobiev«Вызываю огонь на себя!» – эта фраза совсем не из фильма о Великой Отечественной войне. Она из новейшей военной истории. В феврале 2009 года бойцы ОМОНа проводили в Ингушетии спецоперацию по ликвидации бандформирования. Боевики засели на окраине Назрани в четырехэтажном особняке. Старший сержант Вячеслав Воробьёв был среди тех, кто обнаружил бандитов.

Вячеслав Воробьёв: «Все три месяца в принципе искали, ловили эту банду и 12 февраля всё-таки мы нашли».

Боевики укрылись за высоким забором с железными воротами. Прежде, чем начать штурм, нужно было провести разведку. На задание отправился Вячеслав Воробьёв. Проникнув во двор, он увидел вооружённых бандитов. Автоматы, пулемёты, снайперские винтовки, гранатомёты  –  сама смерть поджидала здесь наших ребят. Как же дать знать своим о засаде? Решение старший сержант принял мгновенно – нужно вызвать огонь на себя. Вячеслав выстрелил и тут же подвергся обстрелу в упор. Одним этим Воробьёв спас жизни своим товарищам, в противном случае огонь обрушился бы на них. Так считает Евгений Барильченко – боевой товарищ Вячеслава.

Евгений Барильченко: «Раздались выстрелы. Не просто выстрелы, а ураганный огонь. Было непонятно, кто, куда, откуда стреляет. Но было понятно, что те, кого мы ищем, как раз находятся внутри».

Услышав перестрелку, омоновцы успели перегруппироваться и вступили в бой совсем не там, где их ждали боевики. А Вячеслав в это время один противостоял двадцати бандитам. Он вёл бой и не сдавался. Знал, скоро придёт подкрепление. 40 минут Вячеслав отвлекал боевиков. Несмотря на прицельный снайперский огонь, сумел занять позицию в доме. Омоновцы пытались ворваться во двор на бронетранспортёре, но боевики подбили машину и открыли по штурмовой группе шквальный огонь. Понимая, что путь во двор отрезан, Вячеслав вышел на радиосвязь. Изрешечённый пулями, он уже не мог держать в руках пистолет. Рация – единственное оружие, которым Вячеслав ещё мог владеть, докладывая командиру о действиях боевиков. Евгений Барильченко вспоминает об этих минутах так.

Евгений Барильченко:  «Вот в этот, я считаю, самый критический момент боя, Слава выходит на связь и сообщает о передвижениях боевиков. То есть движение на втором этаже. Движение там. Соответственно мы огонь корректируем. «Выстрел из гранатомета – прячьтесь!». Ну, мы, естественно, под колеса техники прячемся. И их осколки все летят мимо. То есть, как бы инициативу перехватываем мы. Мы уже знаем, где боевики. Знаем, куда стрелять. И знаем, когда прятаться».

Поняв, что бой проигран и, деться им некуда, боевики взорвали дом, похоронив себя под грудами кирпичей. Полчаса искали омоновцы своего Славу под руинами. Самому Вячеславу показалось, что меньше.

Вячеслав Воробьёв: «Мне показалось, что минута прошла, а может, две… Оказалось, что чуть-чуть попозже и я просто задохнулся бы там».

Вячеслав даже под завалами не потерял сознания. Первое, о чём спросил, когда увидел своих: «Живы ли товарищи?» Потом, в госпитале, врачи удивлялись, как уцелел сам Вячеслав. Он получил 16 огнестрельных ранений, некоторые из которых несовместимы с жизнью. Больше месяца Слава провёл в реанимации. В госпитале узнал, что его наградили Звездой героя России – за личное мужество, самоотверженность и отвагу.

Сегодня Вячеслав живёт в родном Белгороде. Он женился, мечтает о детях, хочет закончить институт, и не теряет надежды на то, что снова начнёт ходить. Но прокручивая минута за минутой день 12-ого февраля 2009 года, Вячеслав признается, что если бы всё повторилось, поступил бы так же.

 В данной программе использованы материалы телеканала “РЕН-ТВ”.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (13 оценок, в среднем: 4,54 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.