Благоверный князь Дмитрий Донской

Благоверный князь Дмитрий Донской
Поделиться
Дмитрий Донской

«Куликовская битва»
Адольф Ивон

Тяжкий груз лежал на сердце московского князя Димитрия. Полтора столетия Русь страдала под гнётом монгольских племён, горделиво именовавших себя Золотой Ордой. Ордынцы обложили города и деревни данью, и совершали на селения смертоносные набеги, не щадя ни старых, ни малых. А русские князья, вместо того, чтобы сообща сбросить бесславное иго, боролись между собой за земли и титулы.

Править вотчинами Рюриковичи могли, только имея особое разрешение захватчиков – так называемый ярлык на княжение. Димитрий получил такой ярлык в девять лет, сразу после смерти своего отца, Ивана Красного. Малолетнего князя взял под опеку митрополит Алексий, человек глубокой веры и необычайной мудрости. Святитель благословил мальчика отправиться в ставку Орды, чтобы вместе с Московским престолом получить еще и великокняжеский – право первенства среди правителей русских городов. В путешествии Димитрию грозили опасностью злокозненные происки родственников, также претендовавших на титул великого князя. Но из странствия отрок вынес драгоценный трофей: он своими глазами увидел бескрайние просторы родных земель, и не понаслышке узнал о страдании народа. Димитрий вернулся воином, готовым постоять за Отечество. Именно такого человека и чаял видеть великим князем митрополит Алексий.

Воспитанный святителем в любви к Богу, Димитрий вел политику, в которой непреклонная сила сочеталась с христианским милосердием. Удерживая центральную власть в своих руках, он старался сплотить князей вокруг Москвы, объединить их против общего врага. Он верил, что настанет время великой битвы с Ордой.

И роковой час пробил. В 1380 году на Русь двинулись полчища Мамая. Они были неисчислимы, и Димитрий стал сомневаться – принять бой, или попытаться откупиться от захватчика? Князь привык следовать отеческим советам святителя Алексия, но теперь наставника не было рядом – уже два года, как московский митрополит отошел к Богу. Димитрий излил свои сомнения князю Серпуховскому – двоюродному брату и близкому другу.

Дмитрий Донской:

Трудное решение предстоит мне, Владимир. С юных лет я мечтаю сбросить постыдное ярмо с русского народа. Но под силу ли нам тягаться с ордой? Не должен ли я уберечь своих воинов от напрасной смерти? Дорого бы я заплатил, чтоб услышать сейчас наставление святителя Алексия!

Князь Владимир Серпуховской:

Митрополита не воротишь. Но духовного совета ты справедливо желаешь. И есть такой человек, который тебе поможет! Это игумен Троицкой обители Сергий. Он против Бога не погрешит, и твоему титулу угождать не станет – наставит тебя на верный путь.

Дмитрий Донской:

Правду говоришь! Немало доброго сделал этот славный инок для русской земли. Не раз мирил он князей, в гордыне своей враждовавших друг с другом, отводил пролитие братской крови. И если уж не время сейчас воевать, остудит мудрый пастырь мой пыл. Его благословение и станет мне опорой!

Преподобный Сергий Радонежский осенил великого князя крестом: «Иди, господине, на бой небоязненно, Господь поможет тебе одолеть безбожных врагов!».  Укрепился Димитрий, отступили его сомнения. И народ воспрянул духом, узнав о благословении святого на битву с Мамаем.

В теплый сентябрьский день на Куликовом поле, там, где Непрядва впадает в Дон, сошлись две рати. Сам их вид, казалось, знаменовал противостояние тьмы и света. Ордынцы в чёрных доспехах стаей саранчи растекались по золоту осенней земли, а светлые одежды русских воинов, по слову летописца, были «как вода, что при ветре струится». Посреди войска развивалось алое знамя с изображением Нерукотворного Спаса.

И была сеча лютая и великая. Куликово поле не вмещало борющейся рати, и земля прогибалась под тяжестью воинов. Великий князь Димитрий, оставив под знаменем боярина Михаила Бренко, ринулся в самую гущу битвы. Он устремлялся на коне от полка к полку, в одиночку выдерживая атаки сразу нескольких ордынцев. Когда Мамай бежал, побросав обозы, и русские стали подсчитывать потери, то оказалось, что меньше трети воинов осталось в живых. Великого князя нашли без сознания, он чудом выжил, но был сильно изранен.

Победа на Куликовом поле не стала окончанием монголо-татарского ига. Но она помогла русским людям поверить в свои силы, убедила, что Золотую Орду можно одолеть. И в благодарность за это князь-победитель получил в народной памяти особый титул – Димитрий Донской.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...