«Белый цветок». Светлый вечер с о. Олегом Вышинским и Анной Белавиной (19.05.2017)

«Белый цветок» (19.05.2017) - Часть 1
Поделиться
«Белый цветок» (19.05.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были клирик храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот священник Олег Вышинский и организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы “Милосердие” Анна Белавина.

Мы говорили о традициях благотворительности, об участии Церкви в помощи людям в сложных ситуациях и бездомным, а также о благотворительной акции «Белый цветок» в Марфо-Мариинской обители.


А. Пичугин

– Здравствуйте, дорогие слушатели, программа «Светлый вечер» на светлом радио. И здесь, в студии приветствуем вас мы: Лиза Горская…

Л. Горская

– И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

– Этот час ближайший вместе с нами и с вами проведут священник отец Олег Вышинский, клирик храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла у Яузских ворот, отец Олег также преподаватель Свято-Тихоновского университета, и также Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы помощи «Милосердие». Здравствуйте.

А. Белавина

– Добрый вечер.

Священник Олег Вышинский

– Христос воскресе!

А. Пичугин

– Воистину воскресе. Мы с вами здесь, в этой студии собираемся накануне акции, которая называется «Белый Цветок». Она уже не в первый раз проводится, я правильно понимаю, что далеко не в первый раз проводится у нас в Москве. 21 мая она пройдет на территории Марфо-Мариинской обители. Все верно?

А. Белавина

– Да, действительно, верно.

А. Пичугин

– Давайте об этом поговорим с самого начала. Расскажите, что за акция, почему «Белый Цветок». Я так понимаю, что история у этой благотворительной акции уже насчитывает не одно десятилетие, еще дореволюционные традиции здесь какие-то проявляются. Вот об этом обо всем расскажите, пожалуйста.

А. Белавина

– Денежные средства собирались в пользу больных туберкулезом. Символом этого праздника была белая ромашка. Идейным центром праздника была раздача белых цветов за посильное пожертвование всем горожанам. А 1911 году…

Л. Горская

– Сейчас, извините, перебью, то есть как это происходило? Кто-то ходил с охапкой ромашек, люди жертвовали на больных туберкулезом и получали ромашку из этой охапки, да?

А. Белавина

– Да, совершенно верно. Энтузиасты ходили по городу и раздавали белые цветы, ромашки за посильное пожертвование.

Л. Горская

– А ромашки, они где-то в поле нарвали предварительно?

А. Белавина

– Вообще, на самом деле, первые праздники проводились с ромашками, которые были собраны в поле, но позднее, я знаю, что белые цветы для проведения праздника в Швеции заказывали во Франции, и это были искусственные белые цветы, сделанные вручную.

А. Пичугин

– Которые потом еще можно хранить очень много лет, да?

А. Белавина

– Да, и вспоминать о делах благотворительности. Но это было в начале XX века. А в 1911 году стараниями Императорской Семьи праздник «Белый Цветок» привезли в Россию и проводили в Москве, и денежные средства на первых праздниках также собирались в пользу больных туберкулезом. Но позднее идея проведения праздника вот именно в таком формате послужила поводом для сбора денежных средств и для людей, больных другими заболеваниями и в целом для нуждающихся людей. И тогда уже праздник мог называться и праздником сиреневого цветка, и лилового цветка, даже были праздники колоска ржи.

Л. Горская

– А вот такой вопрос: а зачем вообще вот этот символизм? Почему нельзя просто взять и собрать денег, и нельзя просто взять и пожертвовать денег там больным тем или иным заболеванием, сиротам. А символизм зачем-то тоже нужен: вот эту ромашку получить в ответ или искусственный цветок, а потом целый год его хранить это для чего, про что это?

А. Белавина

– Я думаю, что унести, ну вообще принять участие в благотворительности, тем более, если ты делаешь это впервые, очень хорошо, если с собой действительно есть возможность забрать какой-то символ твоего доброго дела. И вот в данном случае это может быть белый цветок. Но почему же все-таки праздник назван «Белый Цветок», здесь опят же, как мне кажется, вот сам по себе символ цветок – цветок это жизнь, вот в какой-то степени, а белый цвет – это цвет здоровья. И, возможно, совокупность вот этих двух символов послужила названию праздника «Белый Цветок».

А. Пичугин

– Мне кажется, что дело еще и в том, что традиция с дореволюционных времен идет, и тогда, наверное, было принято, ну не то чтобы принято, но это такой добрый жест: вот вы помогли, а вот вам белый цветочек за это. Ну это описано в разных книгах классической литературы, русской, зарубежной того времени. Традиции благотворительности зарождались, ну вот там что-то такое должно было быть, замещало.

Л. Горская

– А вот вы вообще не хотите поговорить еще на эту тему: зачем что-то взамен пожертвованию? Вот еще браслеты резиновые некоторые носят на руках. Вот, батюшка.

Священник Олег Вышинский

– Вот некоторый жест благодарения это, на самом деле, хорошая христианская традиция. Потому что благодарение это некоторое утверждение в своей вере. Если бы, например, вот Спаситель, известный такой евангельский эпизод, как Он исцелил десять прокаженных, Он им даровал телесное здравие. Один пришел, поблагодарил Спасителя. Он кроме телесного здравия еще укрепил свою веру. Потому что если бы он не вернулся бы, не поблагодарил, вот та вера, что это сделал Спаситель, что, так сказать, ему было действительно чудесным образом возвращено телесное здравие, эту веру у него лукавый из сердца легко бы мог похитить. Мог бы внушить что это само собой произошло, что это совпадение, случайность. Но вот он, кроме телесного здравия, еще получил здравие душевное, утвердил свою веру тем самым.

А. Пичугин

– Мне про «Белый Цветок» еще все-таки интересно. Напомните еще раз, сколько он уже проводится с момента своего возрождения?

А. Белавина

– В Москве православной службой помощи «»Милосердие» праздник был возрожден в 2011 году ,и в этом году праздник пройдет уже в седьмой раз.

А. Пичугин

– А подробности, я правильно понимаю, что есть портал, всем, наверное, уже кто часто слушает наши программы знакомый адрес – miloserdie.ru, и есть подраздел – flower.miloserdie.ru. И здесь есть хронология, то есть если кто-то интересуется историей и тем как этот праздник возник, проводился, можно зайти и посмотреть, тут каждый год расписан – 12-й, 13-й, 14-й и так до 2017-го и так далее. Вы участвуете, Анна, с 2011 года, да, непосредственно в организации?

А. Белавина

– Нет, с 2014-го.

А. Пичугин

– Ну, все равно на ваших глазах это как-то развивается. Мне уже очень давно кажется, что за последние десять, наверное, лет у нас в стране произошел резкий такой разворот в сторону благотворительности, в сторону волонтерства. И вот десять лет назад кто бы мог представить, что это будет вот так, как сейчас. С 2014 года, наверное, тоже какие-то изменения произошли в лучшую сторону. Вот как вам кажется, действительно ли у нас в стране, в мире, может быть, меняется отношение к благотворительности, исчезают какие-то страхи, меняется отношение к волонтерству?

А. Белавина

– Да, действительно это так. Вот даже наблюдая с 2014 года по праздникам «Белый Цветок», я могу сказать, что приходит больше людей на мероприятие. С каждым разом приходит все больше и больше, приходит много новых людей. К тому же, с каждым годом все больше людей обращаются к нам с предложением помочь в организации праздника. Помогают финансово, оказывают какую-то помощь в рамках своей профессиональной деятельности. Очень много людей записываются в добровольцы, именно в момент подготовки к «Белому Цветку». Люди все смелее участвуют в благотворительности, причем уже не просто делая какое-то пожертвование, но и помогая в организации мероприятия.

А. Пичугин

– Отец Олег, вы еще дольше работаете, я так понимаю в этой системе, системе «Милосердие». Несколько лет назад вы возглавляли службу автобус «Милосердие» вот эту известную, о которой очень много говорили, писали, когда автобус большой ездил по вокзалам, по местам, где могут находиться бездомные люди. Кстати, почему эта акция закончилась? Я помню, что о ней очень много писали, говорили не только православные СМИ а и центральные телеканалы показывали, делали репортажи.

Священник Олег Вышинский

– Работа-то не закончилась, потому что просто изменился формат работы. Работа вот с колес, вот именно такая, так сказать, активное патрулирование города на предмет там бездомных, которым угрожает смерть от переохлаждения, вот она оказалась неактуальной, потому что…

Л. Горская

– Припарковаться нельзя.

Священник Олег Вышинский

– Припарковаться-то и раньше было… Департамент соцзащиты, значит, активизировался в этом отношении, и он в 2014 году вот вместе нашего одного автобуса вывел на улицы пять автобусов аналогичных. И нам здесь уже просто уже, так сказать, делать было особенно нечего. Мы формат работы поменяли.

А. Пичугин

– А где автобусы? Меня это давно интересует.

Священник Олег Вышинский

– Сами единицы техники? Значит, у нас было два ЛИАЗа, Мерседес. Значит, ЛИАЗ мы продали в музей ретро-техники, второй ЛИАЗ, судьба его мне, к сожалению, неизвестна, потому что его судьба решалась, уже я не руководил. Мерседес подарили, по-моему, в Чебоксары.

А. Пичугин

– Как вы пришли в службу «Милосердие»?

Священник Олег Вышинский

– Пришел в 2004 году, когда увидел объявления, что службе помощи «Милосердие» требуются фельдшера с опытом работы на скорой помощи, коим я…

А. Пичугин

– Вы врач.

Священник Олег Вышинский

– Да, я фельдшер. Коим я в свое время и был, 13 лет работы. По благословению своего духовника я пошел в эту службу.

Л. Горская

– Не жалеете?

Священник Олег Вышинский

– О том, что было в жизни жалеть это все равно, что плакать о пролитом молоке. А эти годы, они, можно сказать, лучшие в моей жизни, три года, которые я работал на бригаде просто, рядовым сотрудником, вспоминаются очень тепло.

Л. Горская

– Но тяжело ведь смотреть на людское горе.

Священник Олег Вышинский

– Да, тяжело. Если не знаешь, чем человеку помочь, это тяжело. Когда работает команда и, так сказать, вырабатываются определенные методы помощи, понимаешь, что действительно эти проблемы можно решить. Не все, конечно. Тем не менее, чувствуешь свою причастность к решению той проблемы, которая, так сказать, будучи один, один в поле не воин, да, так сказать, оставалось только стоять и плакать.

А. Пичугин

– Напомним, дорогие слушатели, что в гостях у радио «Вера» сегодня священник Олег Вышинский, клирик московского храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот, преподаватель Свято-Тихоновского университета, и Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы помощи «Милосердие». Давайте вернемся к «Белому Цветку». В этом году будут какие-то изменения? Вообще вот как это мизансценически будет выглядеть то, что будет проходить в Марфо-Мариинской обители.

Л. Горская

– И для чего оно будет проходить, вот самое главное, цель.

А. Белавина

– Да, самое главное это цель. В этом году «Белый Цветок» мы проводим в помощь детям с ДЦП, подопечным центра реабилитации «Милосердие». Это медицинский центр, который располагается на территории Марфо-Мариинской обители. О программе праздника. Праздничный день начнется с Божественной литургии, которую возглавит епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, начало в 9 часов утра. Далее у нас будет молебен на совершение благого дела. И в 12 часов у нас начнется праздничная концертная программа. В целом, сценарий проведения праздника у нас идентичен прошлогодним, но каждый раз у нас на импровизированной сцене в саду обители выступают разные музыкальные коллективы, кто-то приходит к нам, кто-то уходит. Мы проводим большое количество мастер-классов, которые тоже каждый год разные. Есть зона, в которой проводятся подвижные игры с детьми. У нас очень интересная и обширная ярмарка авторских изделий ручной работы, ярмарка угощений. В саду обители целый день работают художники, шаржисты, портретисты, пейзажисты, которые могут либо выполнить ваш портрет, либо можно просто полюбоваться их работой. Есть небольшие развлекательные шоу для детей, выступления фокусников, кукольных театров небольших. В этом году нас поддерживает московский Театр кошек Куклачева.

Л. Горская

– А Театр кошек каким образом будет выступать, на улице прямо?

А. Белавина

– Да, у нас две небольших сцены, ну одна побольше, одна поменьше, и выступление будет на большой сцене, а через час на малой. Будет небольшое количество инвентаря и четыре пушистых актера. В этом году нас снова поддерживает Большой театр России, и у нас будет выступление Камерного ансамбля солистов оркестра Большого театра, и солистка оперы Большого театра выступать.

Л. Горская

– А вот расскажите, со стороны обычного гражданина, не организатора, не участника этого концерта и так далее, как это мероприятие выглядит? То есть это некое действо, к которому можно присоединиться в течение дня, кому что интересно. Кто-то может с утра прийти на литургию, кто-то может там подтянуться попозже. А вот это как ярмарка, да? Мы пришли, там нам кто-то нарисовал шарж, мы за это заплатили деньги, и часть этих денег идет на благотворительность, так, как это все устроено?

А. Белавина

– Прежде всего, я хотела бы сказать, что все собранные средства передаются на благотворительность в пользу нашего медицинского центра, в пользу центра реабилитации. И праздник, я бы не хотела, чтобы он ассоциировался с ярмаркой. Потому что это на самом деле большой семейный праздник.

А. Пичугин

– Ну почему, ярмарка же, она всегда, по-моему, в традиции проведение ярмарок в России, и она всегда праздничная, карнавальная, ну такая вот именно ярмарка-праздник.

Л. Горская

– А с чем еще сравнить? Вот семейный праздник, и у каждого он свой, семейный праздник.

А. Белавина

– Да, он действительно у каждого свой. Но мы все-таки стараемся приглашать и именитых артистов для выступления, и музыкантов. И поэтому хотелось бы, чтобы ну не было такой, вот именно стопроцентной ассоциации с ярмаркой.

Л. Горская

– То есть вам кажется, что ярмарка это что-то такое, такой карнавальный низкий стиль а у вас…

А. Белавина

– Ну не низкий, но может быть, менее эстетическое что-то.

Л. Горская

– Ну зато более народное.

А. Белавина

– Ну, может быть, вы правы.

Л. Горская

– Да я с вами не спорю…

А. Белавина

– Да я понимаю.

Л. Горская

– Я просто пытаюсь рассуждать. Ну так все-таки, что там происходит, как это устроено? Ну, например, что может быть интересно детям. Ну понятно, что котики, это мы уже выяснили.

А. Белавина

– На смену кошкам придут собачки. У нас будет выступление проекта канис-терапия «Солнечный пес». Это выступление специально обученных собак, которые, ну скажем так, умеют общаться с детьми, специально обучены для того, чтобы находиться с детьми. У нас будет большое количество мастер-классов, они будут не только детские, но они будут в целом даже семейные. Это интересные мастер-классы: изготовление воздушных змеев, модели авиамоделей, роспись керамических изделий. Будет мастер-класс по гигиене полсти рта.

Л. Горская

– Неожиданно.

А. Белавина

– Ну именно этот мастер-класс проходит уже не в первый раз, и он пользуется популярностью среди детей, потому что, на самом деле, очень построен сам сценарий мастер-класса, и поэтому всегда очень много людей в нем участвует. Далее будет у нас выступление фокусника с научными экспериментами, это тоже часть детской программы.

Л. Горская

– А вот я по поводу предварительной, как сказать, предваряющей части этого дня, хотела у батюшки спросить.

Священник Олег Вышинский

– Про литургию?

Л. Горская

– Нет. Молебен о совершении благого дела. Вот, может быть, батюшка объяснить, ведь благое дело, оно само по себе вот как благое дело, хорошее, еще и молебен дополнительный – зачем, почему? Что за чин такой? Объясните нашим радиослушателям и нам с Алексеем, пожалуйста.

Священник Олег Вышинский

– Ну существует такое, Соломонова такая притча, что «суть пути мнящиеся бытии мужу благи, обаче последняя их зрит во дно адово» – существуют благие дела, которые вроде бы, так сказать, благие, а результат их может быть не очень благим. И молебен, он предназначен для того, чтобы попросить у Господа, чтобы Господь как бы направил это дело в нужное русло. Чтобы не получилось так, что хотели как лучше, а получилось совсем по-другому.

Л. Горская

– А благими намерениями устлана дорога вниз – это про это же?

Священник Олег Вышинский

– Да, это про это. Вот это я, собственно, и процитировал.

А. Пичугин

– Я хотел спросить вообще про другое, но это важно. Анна, вы говорили про центр реабилитации, куда пойдут деньги от акции «Белый Цветок». Мы об этом центре уже говорили в нашей студии, но я думаю, что не грех напомнить, тем более, слушатели, наверное, должны знать, если они соберутся прийти в Марфо-Мариинскую обитель 21 мая, куда все-таки пойдут их деньги.

А. Белавина

– С 2010 года на территории Марфо-Мариинской обители существует медицинский центр «Милосердие», в котором как раз таки и есть центр реабилитации детей с ДЦП. Это центр уникален своими специалистами. В нем есть врачи ЛФК, медицинские сестры по массажу, врачи-неврологи, дефектологи, психологи, физиотерапевты. Также в этом медицинском центре сотрудниками проводится работа с родителями, дети которых проходят курс реабилитации. И после, возвращаясь домой, родители смогут, пройдя курс обучения, смогут правильно продолжать начатую врачами реабилитацию ребенка. И правильно с ним взаимодействовать и адаптировать его к социальной среде. Реабилитационную помощь получают дети от полутора лет и молодые люди до 20 лет.

А. Пичугин

– Давайте вернемся через минуту к нашему разговору. Напомним только, что священник Олег Вышинский, клирик московского храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот, преподаватель Свято-Тихоновского университета, и Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы помощи «Милосердие» в гостях у радио «Вера». Лиза Горская и я, Алексей Пичугин, через минуту снова здесь.

А. Пичугин

– Возвращаемся в студию светлого радио. Здесь сегодня, я напомню, Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы помощи «Милосердие», священник Олег Вышинский, клирик московского храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот. Давайте еще буквально пару слов о центре реабилитации. Вы говорили перед началом программы, что государство не полностью финансирует работу этого центра и необходимо дособрать денег – что это за история.

А. Белавина

– Государство финансирует работу медицинского центра на 8 месяцев, и вот как раз таки на оставшиеся 4 месяца в году нам и необходима помощь.

Л. Горская

– На 8 месяцев ежегодно?

А. Белавина

– Да, ежегодно.

А. Пичугин

– Отец Олег, а вы чем сейчас занимаетесь в службе «Милосердие»? Вы продолжаете сотрудничать с ними или у вас сейчас…

Священник Олег Вышинский

– Да-да, я сотрудничаю в проекте «Ангар спасения» сейчас.

Л. Горская

– Расскажите про него, пожалуйста. Все этих ангаров так ждали, там какие-то сложности несколько лет назад были с их установкой.

А. Пичугин

– Да, я помню, Аня Овсянникова приходила, рассказывала про это.

Священник Олег Вышинский

– Ну сложности преодолели, с Божией помощью, установили ангар. Были сложности с территорией, где его установить. Но, наконец, владыка Пантелеимон принял решение установить ангар на территории Синодального отдела. Значит, это решение смелое, потому что бездомные это такой контингент, который…

Л. Горская

– Ну вот у меня язык не повернулся сказать…

Священник Олег Вышинский

– Который, так сказать, ведет себя совершенно по-разному и, так сказать, глаз да глаз за ними нужен. Это обязательно условие работы с ними – сочетать христианскую любовь с твердостью.

Л. Горская

– А тут определенные профессиональные навыки же нужны.

Священник Олег Вышинский

– Ну, если можно так сказать, то да. Когда мы начинали работать, конечно, у меня о каких-то профессиональных навыках работы с бездомными, так сказать, речь не могла идти, потому что мы только начинали. Ну вот как-то выработалась методика, так сказать, тактика, этика определенная взаимоотношений с этими людьми и с людьми, находящимися в такой трудной жизненной ситуации. Ну поставили ангар на территории Синодального отдела. Значит, ангар сейчас, вот сама палатка она имеет чисто функциональное значение – это некоторый такой дневной стационар, где бездомные могут там в холодное время переждать непогоду, погреться, попить чайку, посидеть, отдохнуть от своей нелегкой жизни. Но вокруг ангара работает еще служба помощи бездомным, которые решают вот конкретные проблемы этих людей: проблемы с восстановлением документов, с отправку на родину, если у кого-то что-то есть какое-то жилье где-то, так сказать, в регионе. Значит, занялись недавно проблемами их трудоустройства. Тоже достаточно такое направление, оно подлежит развитию, ну и, так сказать, другие разные направления присоединяются, как бы вот как на каркас, как на скелет вот мясо наращивается, вот таким образом. Чем там я занимаюсь в данный момент: я провожу с бездомными либо индивидуальные консультации по духовным вопросам, ну я, поскольку священник, я их там могу исповедовать, могу и молебен послужить…

А. Пичугин

– А исповедуются?

Священник Олег Вышинский

– Да. Да. Ну я не скажу, что это массовое явление. Но исповедь, так сказать, это индивидуальное такое таинство.

А. Пичугин

– А кстати вопрос, который как-то вот почему-то сейчас возник, никогда не задумывался. А есть бездомные люди, которые ведут осознанную церковную жизнь?

Священник Олег Вышинский

– Крайне мало таких людей.

А. Пичугин

– Крайне мало, то есть получается, все-таки кто-то есть.

Священник Олег Вышинский

– Крайне мало. И скорее всего, это вот как бы исключение из общего правила. Потому что люди, которые приходят в Церковь, приходят к Богу, у них и социальные проблемы как-то, с Божией помощью, решаются.

Л. Горская

– То есть они перестают быть бездомными.

Священник Олег Вышинский

– Потихонечку постепенно, да, то есть они куда-то прибиваются, к какому-нибудь приходу, в монастырьке там.

А. Пичугин

– Есть дома трудолюбия так называемые.

Священник Олег Вышинский

– Дома трудолюбия, да. Хороший такой проект интересный вот Дом трудолюбия Емилиана Сосинского

А. Пичугин

– Да, вот.

Священник Олег Вышинский

– Я с ними работал, так сказать, туда ездил, проводил там беседы. Ну сейчас какое-то время я к ним не ездил, по независящим от меня обстоятельствам. Ну тоже интересный проект достаточно.

Л. Горская

– У меня сложилось впечатление, что бездомных в Москве стало меньше. Вот скажите, это правда так, если это так, то почему, они, может, они за 101 километром все или они действительно социальная проблема каким-то образом решается эффективно. Или просто у меня неправильное впечатление сложилось?

Священник Олег Вышинский

– Дело в том, что меняется сама структура этой группы. Значит, стажированные бездомные, которые вот идентифицируются нами как бездомные, вот их стало меньше.

Л. Горская

– Почему?

А. Пичугин

– Социальная ситуация стала меняться в лучшую сторону или…

Священник Олег Вышинский

– Она просто стала меняться. Люди, благодаря большому количеству таких проектов, которые помогают бездомным, они могут поменять одежду, помыться, привести себя в порядок, и они уже не бросаются в глаза как бездомные. Они при этом остаются бездомными, то есть у них проблем куча, на самом деле, но они уже, так сказать, не бросаются в глаза, как вот…

Л. Горская

– Как раньше.

А. Пичугин

– А в 90-е годы вообще у нас не было никакой системы помощи бездомным? Или была какая-то государственная?

Священник Олег Вышинский

– В 90-е годы была система приемников-распределителей. Это была чисто полицейская система. Людей, так сказать, вот в таком виде, которых идентифицируют как бездомных…

А. Пичугин

– Их главное было выселить из Москвы, правильно?

Священник Олег Вышинский

– Ну, в общем-то, техническая задача сводилась к этому.

А. Пичугин

– Потому что в 90-е годы я прекрасно помню, как особенно в середине – 94-й – 96-й, я помню, когда в моем подъезде на каждом этаже по два-три человека ночевали.

Священник Олег Вышинский

– Ну да, 90-е годы это вообще лихие годы.

А. Пичугин

– Сейчас такого нет?

Священник Олег Вышинский

– Сейчас, так сказать, поспокойнее в этом отношении.

Л. Горская

– А помнишь, были даже объявления в общественном транспорте, что лицам в пахнущей одежде нельзя заходить…

А. Пичугин

– В пачкающей одежде.

Л. Горская

– Ну как-то, формулировка такая была, как раз бездомных касалось.

А. Пичугин

– Мне казалось, что это касается людей, которые просто краску несут, например.

Л. Горская

– Нет. Это возникло, мне кажется, как раз в пик…

А. Пичугин

– Only for White?

Л. Горская

– Нет, батюшка?

Священник Олег Вышинский

– Да, так сказать, ну это касалось, безусловно, бездомных, эта проблема.

Л. Горская

– А сейчас, мне кажется, нет этих объявлений. Или они до сих пор есть?

Священник Олег Вышинский

– В метро объявляют, так сказать, если вы увидите там хулиганящих, курящих там занимающихся попрошайничеством и, в том числе, находящихся в пачкающей одежде, там просьба сообщать, так сказать, правоохранительным органам. Это объявления такие…

Л. Горская

– А как вы думаете, это правильно вообще или это неправильно? Просто мне кажется, что это формирует такое отношение в обществе заведомо, как же это сказать, отторжения.

А. Пичугин

– А оно уже сформировано.

Л. Горская

– Неправда.

А. Пичугин

– Правда.

Л. Горская

– Ну зачем такой фатализм, что значит сформировано? Его можно как в одну сторону сформировать, так и в другую.

А. Пичугин

– Надо сформировать в другую, естественно. Но сформировано оно достаточно прочно.

Л. Горская

– А я батюшку спросила, а не тебя, Алексей.

А. Пичугин

– А я тебе тоже ответил.

Священник Олег Вышинский

– Значит, нет, ну здесь, на самом деле, два аспекта этой проблемы. Аспект общественного порядка и аспект, так сказать, гуманитарный, да, они как бы между собой эти два аспекта почему-то враждуют очень сильно. На самом деле, они друг друга не взаимоисключают. Мне кажется, так сказать, вот неправильным я считаю это тактика выжима с земли в отношении бездомных. Это там где около каких-то гипермаркетов шипы какие-то, ставят, чтобы бездомные там не спали.

А. Пичугин

– Это тоже есть?

Священник Олег Вышинский

– Когда власти запрещают осуществлять их кормление. То есть вот эта тактика выжима с земли. Вот из-за того, что они нарушают общественный порядок, мы их не будем кормить, мы будем обрекать их на голодную смерть. Вот это совершенно неправильная тактика.

Л. Горская

– У нас такая тактика не только в отношении бездомных.

Священник Олег Вышинский

– Нет, если человек находится в общественном месте в пачкающей одежде там, нетрезвый там, так сказать, в виде, так сказать, который несопоставим с человеческим обликом это общественное нарушение, и этим должна заниматься полиция. Ну полицейский подход здесь неизбежен, к сожалению, да. Но полицейский это не значит обязательно дубинка, не значит грубость, это просто обращение к человеку лицом. Да, лицо может иметь разное выражение, может иметь ласковое выражение, может иметь суровое выражение, но чтобы это было лицо, а не там не нечто противоположное. Мне кажется, что вот эти два подхода – гуманитарный и полицейский, они друг друга не исключают.

Л. Горская

– А вот Алексей сказал, что уже сформировано отношение негативное общества, это правда?

Священник Олег Вышинский

– Сформировано отношение, и это выражается, в общем-то, и в нашем языке выражается. Вот это распространенная, так сказать, аббревиатура БОМЖ, которая сейчас…

Л. Горская

– Которой вы ни разу за программу не произнесли.

Священник Олег Вышинский

– Которая сейчас, так сказать, вообще даже и не пишется как аббревиатура, пишется строчными буквами как имя существительное, надо сказать.

А. Пичугин

– Как слово «зек» например.

Священник Олег Вышинский

– Да.

А. Пичугин

– Никто же не помнит, что это заключенный канал-армеец.

Священник Олег Вышинский

– Да. То есть это некоторая стигматизация, то есть наделение группы людей, искусственно люди как-то вот собраны в группу, и вот по одному признаку какому-то там, который определяется, этот признак наделяется дискредитирующим значением. И, таким образом, получается, что человек с прочерком в паспорте в месте прописки, он уже, так сказать, наделяется всем признаками.

Л. Горская

– Но меняется отношение в обществе?

Священник Олег Вышинский

– Меняется.

Л. Горская

– И, может быть, менялось ваше отношение каким-то образом? Вот сравните свое отношение нынешнее с вашим отношением…

Священник Олег Вышинский

– Меняется в лучшую сторону.

А. Пичугин

– 15 лет назад.

Л. Горская

– В первой поездке в автобусе.

Священник Олег Вышинский

– Меняется в лучшую сторону.

Л. Горская

– Расскажите подробнее. О хорошем давайте подробнее, этого так немного и это так ценно. Как меняется?

Священник Олег Вышинский

– Меняется, ну даже вот, я не знаю там… Вот даже там если в социальных сетях там смотреть, какие там бывают комментарии там и так далее. Даже смотрел на каком-то там рыболовном форуме, там один рыбак говорит, что я пошел на реку кидать спиннинг, выходит бомж и говорит: ты это, аккуратнее кидай, потому что у меня тут сеть стоит. И он вот это факт с возмущением так выставляет. А ему другой отвечает: ну и что? если бомж, значит есть человеку нечего, так что ты смотри там, аккуратней. То есть вот уже какая-то, так сказать, с пониманием относится к проблемам человека. И я знаю, что в 90-е года это часто было, что бездомных в подъездах обливали бензином, поджигали и так далее.

Л. Горская

– Ну это вообще, это, не знаю…

Священник Олег Вышинский

– Вот у нас один знакомый бездомный, который у нас в храме очень часто, так сказать, окормлялся, хороший человек, на самом деле, сам по себе. Но вот его убили, просто так вот, не понравился кому-то – его убили и бросили его, в яму сбросили. Ну то есть это было совершенно таким обычным явлением, и никто на это не обращал внимания. Вот уже в 10-х годах уже о таких случаях писали, как о чем-то возмутительном. То есть уже просто общество начало уже воспринимать эти случаи как нечто вопиющее, а до этого оно не воспринимало их как вопиющие, да, вот начали воспринимать уже обостренно такие вещи.

Л. Горская

– Ну я хочу сказать, что у нас есть в одной из социальных сетей соседское сообщество просто по району. И там попытки, да, пожаловаться на бездомных в такой пренебрежительной форме тоже последнее время сталкиваются с такой очень серьезной атакой со стороны других соседей, которые напоминают, что это тоже люди, и что не надо вот так вот с ними по-хамски. Вот это хорошо. Но есть перспективы какого-то дальнейшего развития?

Священник Олег Вышинский

– Очень много зависит от… Ну вот общество как бы повернулось к проблеме лицом, да, общество благотворительное, Церковь повернулись к проблеме лицом. И очень много зависит от политической воли властей. Насколько это, так сказать, вот это значит, общественные…

Л. Горская

– Федеральных, городских, каких?

Священник Олег Вышинский

– Городских. Потому что ну это городские, это создает проблемы городу. Бездомные – это проблемы мегаполисов, как правило. В маленьких провинциальных городах бездомных нет, там, может быть, есть один-два пьянчужки, так сказать.

А. Пичугин

– Ну у них никто квартиры не отбирают в маленьких городах обычно. Или это происходит по-другому?

Священник Олег Вышинский

– По-разному происходит, так сказать, разные схемы вот этой мобильности социальной. Ну обычно люди тянутся, стягиваются в мегаполисы, потому что там есть возможность прокормиться, да. Если есть регионы, в которых экономическая ситуации очень тяжелая, то люди, которые некрепко стоят на ногах в экономическом плане, они имеют как бы свойство тянуться к богатым городам.

А. Пичугин

– Священник отец Олег Вышинский, клирик столичного храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот, преподаватель Свято-Тихоновского университета, Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных акций службы помощи «Милосердие» в гостях у светлого радио. Отец Олег, мы вас представляем уже в третий раз как преподавателя Свято-Тихоновского. Я так понимаю, что в университете вы тоже преподаете какие-то вещи, связанные с благотворительностью, правильно?

Священник Олег Вышинский

– Я преподаю на кафедре социальной работы, миссионерского факультета. На миссионерском факультете существует кафедра социальной работы.

Л. Горская

– Насколько она емкая, эта кафедра, какие там направления?

Священник Олег Вышинский

– Кафедра у нас по двум направлениям: это работа в системе НКО – некоммерческих организаций НКО добровольцев и социальная работа – два таких направления.

Л. Горская

– То есть теория и практика.

Священник Олег Вышинский

– Практика и теория там везде, там они равно поделены между вот этими двумя направлениями. Просто некоторые предметы, так сказать, на одном направлении, некоторые на другом направлении. Там, например, социальная работа направление – там есть, например, такой предмет как реабилитация инвалидов. Вот у ребят, которые изучают социальную работу в НКО и добровольчество, у них этого предмета нет. То есть вот тут как бы предметы, они разделяются.

Л. Горская

– Как давно кафедра существует?

Священник Олег Вышинский

– С 2010 года существует.

Л. Горская

– То есть уже прилично.

А. Пичугин

– Опыт уже какой-то, наверное, есть.

Священник Олег Вышинский

– Да, уже несколько выпусков было.

Л. Горская

– А вот выпускники, они, как сказать, то есть эта кафедра, она заточена на подготовку кадров, которые дальше именно в церковных структурах будут реализовываться или в целом, то есть неважно, церковная структура, государственная, городская?

Священник Олег Вышинский

– Выпускники могут работать как и в церковных структурах, так и в государственных, так и в НКО в светских. То есть они получают полноценное образование социального работника

А. Пичугин

– То есть в дипломе ничего церковного не прописано, у них социальный работник.

Л. Горская

– Название прописано.

Священник Олег Вышинский

– Специалист по социальной работе. Особенное образование для того, чтобы быть социальным работником.

А. Пичугин

– А вы пришли вот к этому социальному служению, благотворительности до воцерковления или после?

Священник Олег Вышинский

– Так сказать как бы это этап моего воцерковления.

А. Пичугин

– В процессе.

Священник Олег Вышинский

– Я когда пришел в службу «Милосердие» работать, я уже, наверное, лет пять трудился пономарем, то есть алтарником в храме. То есть я уже был церковным человеком. Духовник постоянный.

А. Пичугин

– Вопрос, скажем, в другом. Чаще люди воцековляются благодаря тому, что они участвуют в таких проектах или же наоборот?

Священник Олег Вышинский

– Вопреки?

А. Пичугин

– Нет, почему вопреки, нет. Или они, уже придя в Церковь, пытаются как-то приложить свои усилия?

Священник Олег Вышинский

– Бывает по-разному, бывает и так и так. То есть есть люди церковные, которые, так сказать, принимают участие в социальных проектах, и это способствует более глубокому их воцерковлению. Есть люди, которые приходят, как бы новоначальные в Церкви, приходят в благотворительные проекты. Разные там случаи, бывает вплоть до отторжения. Скажем, человек пришел в благотворительный проект – и такое тоже бывает. Такое тоже бывает. То есть бывает по-разному, я хочу сказать. А бывает, что добровольцы приходят, нецерковные люди приходят в добровольческую службу «Милосердие» и воцерковляются. Общаясь с церковными людьми и общаясь с верующими, они втягиваются в церковную жизнь.

А. Пичугин

– Наше время потихоньку подходит к концу. Давайте в конце напомним про то, что 21 мая в Марфо-Мариинской обители… Анна, напомните, пожалуйста, в двух словах еще раз про «Белый Цветок», как это будет выглядеть и что это.

Л. Горская

– Когда куда приходить, кому это будет интересно, и для чего это все делается.

А. Белавина

– 21 мая, в Марфо-Мариинской обители, это район станции метро «Третьяковская», состоится большой благотворительный семейный праздник «Белый Цветок». Праздник начнется в 9 часов утра с Божественной литургии, которую возглавит епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, а торжественная часть начнется в 12 часов праздничным концертом. На празднике будет ярмарка угощений и изделий ручной работы, мастер-классы и две концертные площадки.

А. Пичугин

– Ну что же, приходите. Вас будут ждать, дорогие слушатели, 21 мая в Марфо-Мариинской обители. Мы напомним с Лизой, что в гостях сегодня у нас были священник Олег Вышинский, клирик московского храма апостолов Петра и Павла у Яузских ворот, преподаватель Свято-Тихоновского университета и Анна Белавина, организатор массовых мероприятий и благотворительных программ службы помощи «Милосердие». Спасибо вам. Лиза Горская…

Л. Горская

– Алексей Пичугин.

А. Пичугин

– Будьте здоровы, всего хорошего.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пожалуйста, оцените материал)
Загрузка...