"Банк еды". Светлый вечер с Юлией Назаровой и Анной Алиевой (эф. 15.09.2015)

Светлый вечер - Назарова Юлия и Алиева Анна (эф. 15.09.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Назарова Юлия и Алиева Анна (эф. 15.09.2015) - Часть 2
Поделиться

Анна Алиева, Юлия Назарова 2-1У нас в гостях были и.о. генерального директора Фонда продовольствия “Русь” и пресс-секретарь этого фонда Анна Алиева.
Наши гости рассказали о том, как Фонд продовольствия “Русь” организует обеспечение питанием малоимущих, как можно стать участником Фонда, или помочь в его деятельности.

Ведущие: Владимир Емельянов и Алексей Пичугин

В. Емельянов

— Здравствуйте, вы слушаете «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Алексей Пичугин.

А. Пичугин

—  Здравствуйте!

В. Емельянов

— У нас сегодня в гостях Юлия Назарова, руководитель Фонда продовольствия «Русь» и Анна Алиева, пресс-секретарь фонда.

Наше досье:

Фонд продовольствия «Русь» основан в 2012 году, оказывает продовольственную и непродовольственную помощь социально незащищенным категориям населения по всей  России. Собирает товарные пожертвования, продукты питания и товары первой необходимости от российских производителей, кафе, ресторанов, магазинов, а также денежные пожертвования от населения на закупку продовольствия в рамках всероссийского добровольческого проекта «Народный обед». Входит во Всемирную ассоциацию банков продовольствия. Распределение помощи организуется через социальные службы, приходы Русской православной церкви и частные некоммерческие организации. Каждый месяц помощь от Фонда продовольствия «Русь» получают 30 тысяч нуждающихся в разных регионах России.

В. Емельянов

— Фонд занимается очень важным таким мероприятием, которое называется «Народный обед». Ну, я думаю, что для наших слушателей и вообще для каждого разумного человека не секрет, что в нашей стране — огромное количество людей, которые нуждаются в помощи. Это и люди, которые в силу жизненных обстоятельств остались с небольшими средствами или получают пенсии и пособия по инвалидности. Ну, и пенсионеры наши, конечно, тоже находятся в незавидном положении, в отличие от многих стран мира. Пенсии мизерные, едва хватает на оплату жилищных и коммунальных услуг и на лекарства, а уж потом, в последнюю очередь, люди думают о еде. Хотя, казалось бы, пенсионерам уж сам Бог велел побольше витаминов и всего прочего, ну в общем… во всяком случае — сытое и нормальное питание, сытное и нормальное питание. Так вот, давайте поговорим о вашем фонде продовольствия, который называется «Русь». Во-первых, с чего все началось?

А. Пичугин

—  Да, и здравствуйте, кстати.

Ю. Назарова

— Добрый вечер!

В. Емельянов

— А мы не здоровались? Здравствуйте. Ну, мы с ходу так.

Ю. Назарова

— Я начну издалека. Фонд продовольствия «Русь» — это первый банк продовольствия. Что это означает? Это такая устоявшаяся культурная форма благотворительности, целью которой является передача именно продуктов питания нуждающимся. В том числе и людям старшего поколения. Мы — первый такой банк продовольствия в России, но надо сказать, что банки продовольствия есть во всем мире, во всех странах, и есть определенные технологии, которые могут отличаться от нашей страны. У нас есть своя определенная технология, в том числе… Ну, я наверно попозже об этом расскажу, да?

А. Пичугин

—  Ну, может быть, стоит сразу рассказать, что такое продовольственный банк? Потому что кто-то знает обыкновенные банки, все знают обычные банки, кто-то знает фото-банки, а вот что такое продовольственный банк, не знает никто.

Ю. Назарова

— В данном случае слово «банк» мы используем как накопительный… это как склад, то есть, мы аккумулируем…

В. Емельянов

— То есть, он реально существует, физически?

Ю. Назарова

— Нет. В этом наша фишка. Слово «банк» в данном случае используется как «накопитель» продовольствия. В данном случае как раз уникальность наших технологий заключается в том, что — именно для России, с учетом того, что у нас огромная территория — в данном случае складов у нас нет. Мы получаем, ищем продовольствие по всей России и передаем непосредственно, не используя склады, поскольку склады это огромные затраты, в том числе и финансовые…

В. Емельянов

— Ну да, аренда, транспорт…

Ю. Назарова

— Мы делаем это очень быстро, и таким образом нуждающиеся получают продовольствие достаточно быстро, поскольку когда у тебя есть склад, это достаточно долгая перевалка, хранение, логистика.

В. Емельянов

— А знаете что, Юль, давайте как бы более подробно, схематично, просто  чтобы нашим слушателям и нам, кстати, тоже — я пока слабо понимаю, — как это все действует, работает в жизни в самой, реальной. То есть, вы связываетесь с какими-то магазинами или… Ну вот расскажите, это же не ноу-хау, не тайна, не коммерческая, тем более..

Ю. Назарова

— Нет, это не коммерческая тайна, мы работаем с российскими производителями, с ресторанными сетями, с магазинами… Скажу просто. Технология заключается в следующем. Мы ищем продовольствие. Ну, допустим, оно появляется в магазине или нам жертвует российский производитель. Мы его забираем и распределяем через сеть некоммерческих организаций тем людям, которые нуждаются в нашей помощи. Если просто — то наша технология выглядит именно так.

А. Пичугин

—  Вот я захожу на сайт foodbanks.ru и вижу там цифры, которые мне пока ни о чем не говорят. 2 миллиона 1 тысяча 656 порций еды, или там 7 тысяч 977 тонн продукции — это такие изменяемые параметры, как я смотрю. И вот что это такое? Порции еды, тонны продукции? Это уже готовая еда, правильно я понимаю?

Ю. Назарова

— Да, мы как раз с этого начали, простите, что я Вас перебиваю. У нас есть такой всероссийский проект, который называется «Народный обед», в рамках которого мы закупаем продукты питания, допустим, макароны, каши на пожертвования самых обычных граждан. У нас по России двадцать цехов открыто, где в назначенный день собираются добровольцы и фасуют купленные ингредиенты. Получается такой набор.

В. Емельянов

— Купленные кем?

Ю. Назарова

— Купленные нами, на их пожертвования. Они собирают набор, в котором пять порций, полноценных порций для…

В. Емельянов

— Что входит?

Ю. Назарова

— У нас два сейчас рецепта. Там овсянка с изюмом, и второй рецепт — это макароны, гуляш, морковь и лук.

В. Емельянов

— Гуляш — это мясо натуральное?

Ю. Назарова

— Соевый гуляш.

В. Емельянов

— А овсянка это завтрак? Ну, то есть человек получает два пакета?

Ю. Назарова

— Нет. В зависимости от того, какой это регион, мы фасуем либо то, либо другое. Мы можем менять в зависимости…

А. Пичугин

—  А почему от региона зависит?

Ю. Назарова

— Мы периодически меняем рецепт, поскольку некоторые регионы просят какой-то рецепт. Допустим, в Ростове нас просили макароны поменять на овсянку. В силу определенной специфики им было проще и гораздо более нужно получать именно овсянку с изюмом.

В. Емельянов

— Понятно, что ничего не понятно пока что. Но у нас есть время, мы сейчас все проясним.

Ю. Назарова

— Так вот значит. В этих двадцати цехах фасуются обеды. И как раз вот эта цифра, которая 2 миллиона с хвостиком, — это как раз то количество порций, которые мы расфасовали начиная с 2013 года. То есть, это 2 миллиона порций народных обедов, которые были расфасованы добровольцами в цехах.

В. Емельянов

— А для начала начнем вот с чего, и как бы уже предметно. Значит, так: я нуждающийся человек. Во-первых, каким образом вы определяете, нуждается ли человек в вашей помощи или нет?

Ю. Назарова

— Есть определенные критерии. Для того, чтобы человек стал «нуждающимся», он приходит либо в приход русской православной церкви, либо в НКО, в котором мы работаем, либо в социальную службу, предоставляет определенные документы, его ставят на учет. И таким образом он может стать получателем нашей помощи.

В. Емельянов

— Так. Значит, вот он я. Значит, я пришел в приход, в НКО или еще куда-то.

А. Пичугин

—  Ну, я же не в любой храм могу прийти! Наверное, есть какие-то храмы, приходы, которые с вами сотрудничают? Или я могу зайти в любую ближайшую церковь и мне подскажут ваши контакты?

Ю. Назарова

— Да, пока, к сожалению, не каждый приход с нами сотрудничает, но мы стараемся расширять.

В. Емельянов

— Так, я предоставляю, значит, все документы о размере моей пенсии, финансовый расчет о моих реальных месячных доходах.

Ю. Назарова

— Вы просто подтверждаете свой статус нуждающегося.

В. Емельянов

— Ну да, нуждающегося. А у них, значит, все эти бумаги на руках. Дальше, мои действия какие?

Ю. Назарова

— Дальше вам звонят и говорят, что вы можете в какой-то определенный день прийти и получить, допустим, народный обед.

В. Емельянов

— Это один раз в месяц?

Ю. Назарова

— Фасуем два раза в месяц в цехах по всей России, поэтому дважды в месяц вы можете прийти и получить.

В. Емельянов

— У меня еще есть вопрос. На сколько дней хватает этих двух пакетов, которые я получу гарантированно в месяц. На сколько порций?

Ю. Назарова

— Все зависит от того, кто получает. Мы даем примерно на две недели. И если это многодетная семья, соответственно, мы даем…

В. Емельянов

— Ну то есть, вот месяц худо-бедно продержаться я могу?

Ю. Назарова

— Да.

В. Емельянов

— Без особых изысков, конечно, это не красная икра и не красная рыба, но…

Ю. Назарова

— Да, без изысков.

А.Пичугин

— Но с голоду не помрешь.

В. Емельянов

— Не помрешь с голоду.

Ю. Назарова

— Это вкусная, сытная, полезная пища. Достаточно качественная.

В. Емельянов

—  А кто с вами работает? Вот вы говорите — российские производители. Конечно, мы не просим здесь — чтобы не было рекламы — называть фирму, учреждение. Но кто эти люди, как они на вас выходят, как вы на них выходите. Где они? В разных регионах России? Или в Москве?

Ю. Назарова

— Мы работаем по всей России. У нас есть определенная технология поиска продуктов питания. Мы созваниваемся, списываемся, встречаемся с руководителями. Есть определенные базы: производителей, ресторанных сетей, магазинов. Это целая работа, которой мы занимаемся каждый день. И, собственно говоря, мы с ними встречаемся, обсуждаем их возможности, их желание жертвовать ту или иную продукцию. И, в принципе, у нас это получается неплохо.

В. Емельянов

— Это производители. Кстати, к слову о производителях. Сами производители, рестораны, магазины, поставщики, ну я не знаю.. У нас есть посредники? Ну, наверно тоже есть… Они какие-то преференции от государства в связи с тем, что сотрудничают с Фондом продовольствия «Русь», имеют? В виде каких-то, может быть, налоговых поблажек, еще чего-то?

Ю. Назарова

— Нет, это чистая благотворительность.

А. Пичугин

—  Я думаю, что нет, потому что Фонд продовольствия «Русь» это тоже НКО, правильно?

Ю. Назарова

— Да, да.

А. Пичугин

—  То есть, как-то так обычно.

В. Емельянов

— Как не очень имущий человек может получить помощь, мы разобрались, а вот как стать участником? Как, например, если я горю желанием помочь вашему фонду и у меня есть для этого средства, вот какие мои шаги как добровольца, как человека, который хочет что-то пожертвовать в этот фонд? Что мне нужно для этого сделать?

Ю. Назарова

— Вы можете, поучаствовать и пожертвовать деньги, на которые мы покупаем ингредиенты. Это первое. Во-вторых, вы как доброволец можете прийти в наши двадцать цехов, в зависимости от того, где вы проживаете.

А. Пичугин

—  А вот здесь давайте расскажем, где они находятся, я думаю, это важно.

Ю. Назарова

— У нас в Москве был открыт первый цех на территории Марфо-Мариинской обители милосердия.

А. Пичугин

—  В Замоскворечье, да? На Ордынке?

Ю. Назарова

— Да. У нас также работает цех в Мытищах, в Сергиевом Посаде, в Ростове-на-Дону…Каменск-Шахтинский есть такой город под Ростовом… Манычское, Тверь, Смоленск, Екатеринбург, Хабаровск…

А. Алиева

— Полный список можно посмотреть у нас на сайте.

Ю. Назарова

— То есть, в принципе, если посмотреть географию, она достаточно обширна.

В. Емельянов

— Сайт так и называется «Фонд продовольствия «Русь».

Ю. Назарова

— В том числе.

А. Пичугин

—  Foodbanks.ru

А. Алиева

— Если вы наберете в поисковой строке Фонд продовольствия «Русь», то вы попадете на наш сайт. Это наверно будет самый простой путь. И на сайте, зайдя в раздел «Народные обеды», вы сможете посмотреть все наши цеха, которые открыты по всей России, и там указаны контакты, по которым можно обратиться, чтобы стать добровольцем или получателем помощи.

Ю. Назарова

— Как раз вот для вас, если Вы хотите помочь, пофасовать, стать нашим добровольцем.

В. Емельянов

— Вы знаете, я бы с радостью, но… Я вот здесь в основном фасую, в студии радио «Вера». Вот тут у меня, так сказать, приемный и раздаточный пункт одновременно, поэтому я не знаю…

А. Пичугин

—  «Большой цех Владимира Емельянова».

А. Алиева

— Кстати, вы знаете, это очень интересная тема, потому что у нас фасовки стали очень популярны среди компаний разного рода.

В. Емельянов

— Вот я хотел спросить как раз. Вы-то сами, несмотря на то, что руководящие посты занимаете, вы этих добровольцев в глаза-то видели? Кто эти люди, расскажите!

Ю. Назарова

— Конечно! На самом деле я постоянно хожу на фасовки, в том числе и со своим ребенком. И вот буквально на выходных мы были с ней в Марфо-Мариинской обители милосердия. Это обычные люди, которые просто хотят делать добро, и хотят при этом делать добро осознанно, что очень важно.

В. Емельянов

— Ну, и у которых, конечно, есть свободное время.

Ю. Назарова

— Да, конечно. В принципе, время можно выделить, это два раза в месяц. Мы фасуем примерно три-три с половиной часа. Все очень просто, но при этом сама атмосфера — она очень необычная, потому что в наше время, такое суетное, люди забывают о чем-то важном. И в какой-то момент мы предоставляем возможность просто остановиться и… делать. То есть, обычно мы много говорим  — о помощи, о милосердии. А здесь ты просто приходишь и делаешь. И вот у меня ребенок три с половиной часа стоял, фасовал, и это все было удивительно добрым. И время пролетело очень быстро.

В. Емельянов

— Ну, в общем, компания хорошая.

Ю. Назарова

— Да. И компания, и дело, что самое главное!

А. Пичугин

—  Руководитель Фонда продовольствия «Русь» Юлия Назарова и Анна Алиева, пресс-секретарь фонда, сегодня у нас в гостях, они проводят вместе с нами этот «Светлый вечер». У вас на сайте, я смотрю, есть такая плашка — «Сколько стоил ваш обед». Я на него нажал, тут по умолчанию стоит сумма в 500 рублей, и можно рассчитать, сколько нуждающихся получится накормить на эту сумму. Вот я нажимаю 500 рублей, и оказывается, что можно накормить 142 человека.

В. Емельянов

— Да ладно!…

Ю. Назарова

— Да!

А. Пичугин

—  Стоимость одной порции — 3 рубля 52 копейки.

В. Емельянов

— А как вы считаете??

Ю. Назарова

— Да, вот такие расчеты.

В. Емельянов

— По себестоимости?

Ю. Назарова

— Это чистая себестоимость ингредиентов. Мы ничего не закладываем лишнего. В принципе, там есть вся информация. Туда входит все самое необходимое. Это ингредиенты, это одноразовая одежда и расходы на то, чтобы мы довезли.

В. Емельянов

— Упаковочные материалы наверно?

Ю. Назарова

— Да, конечно. Но ни зарплата… Ничего лишнего туда не входит. Поэтому стоимость настолько мала. «Сколько стоит твой обед» — на самом деле наша старая идея, которую мы пытались как-то обыграть, потому что…

В. Емельянов

— Ну, хорошо получилось.

Ю. Назарова

— Да, мы попытались с чем-то сравнить, потому что в наше время люди все по себе меряют. Мы попытались сделать это на стоимости обеда. Все обедают, все понимают, что есть бизнес-ланч, он стоит у каждого по-разному, но каждый человек оперирует этими суммами. Он понимает: «Завтра я иду есть, и у меня примерно вот такая сумма идет на обед». И мы попытались на этом сравнении показать людям, какое количество людей они могли бы накормить, пожертвовав такую же сумму нам.

А. Пичугин

—  Ну, то есть, с одной стороны , мне, может быть, должно стать стыдно, что я иду обедать. В Москве бизнес-ланч в среднем стоит около трехсот рублей. А на эту сумму можно накормить — вот я уже посмотрел — 85 человек.

Ю. Назарова

— Стыдно не должно быть, ни в коем случае. Люди должны есть, и ритм жизни не должен меняться. Но мы пытаемся обратить внимание людей на то, что есть такая возможность кормить людей и делать это очень дешево.

А. Алиева

— И эффективно.

Ю. Назарова

— Вы обязательно должны есть!

В. Емельянов

— Запомни это, Алексей! Ты обязательно должен есть!

Ю. Назарова

— Но при этом вы можете пожертвовать не такую же сумму, вы можете пожертвовать меньшую сумму.

А. Пичугин

—  Да, я все, конечно, понимаю. Так просто спрашиваю, потому что…

Ю. Назарова

— Это просто сравнение.

А. Алиева

— Механизм визуализации, чтобы человек представил наглядно.

А. Пичугин

—  Это я просто к тому говорю, что сделано действительно очень хорошо, и сразу задумываешься о том, сколько денег тратится на обед и скольким людям эта сумма могла бы помочь, которая на первый взгляд для Москвы не такая уж и большая.

В. Емельянов

— Ну хорошо, вы все это расфасовали, добровольцы пришли, в течение трех часов поработали — и вот они стоят, эти готовые обеды. Дальше как? Дальше просто приходят люди, в какое-то конкретное место?…

Ю. Назарова

— Да.

В. Емельянов…или они отправляются адресно, эти пакеты?

Ю. Назарова

— По-разному, то есть, может быть и так и так.

В. Емельянов

— Допустим, если человек сам не может прийти?

Ю. Назарова

— Если он сам не может прийти, то, конечно, ему эти обеды довозятся, доносятся. Если человек может прийти, то они приходят в пункт раздачи, где обеды раздаются, выдаются в пакетах.

В. Емельянов

— А вот скажите, пожалуйста, уважаемые наши гости. Мне почему-то сейчас такой вопрос в голову пришел. А вот, скажем, пенсионер или просто малоимущий человек, которому тех денег, которые он реально получает в месяц в виде пенсии или пособий каких-то, — пенсии или маленькой зарплаты ему хватает лишь на лекарство и оплату жилищно-коммунальных услуг . Пользуясь услугами и предложениями вашего фонда, других организаций, других фондов, он, в принципе, может достойно жить?

Ю. Назарова

— Поскольку мы даем не только Народные обеды, мы также даем параллельно другие продукты, которые мы получаем от наших партнеров на благотворительной основе, я очень надеюсь…  мы будем всячески стараться, чтобы количество продовольствия, которое мы передаем, росло. И да, я думаю, что, допустим, в Москве — если мы возьмем по месяцу, среднестатистического человека, который получает нашу помощь, — я думаю, что да, это возможно. То есть, таким образом, он тратит гораздо меньше на что-то необходимое из продовольствия, и он может выделять больше денег на все остальное.

В. Емельянов

— Ну да. Потому что ведь жизнь состоит не только из квартиры, еды и лекарств. Ну, то есть, человек должен выйти в город, стало быть, он должен каким-то образом быть одет, он же голым не пойдет! Ну и наверно ему должны быть доступны какие-то мероприятия. Если это пенсионер, то я знаю, что у нас ряд кинотеатров проводит утренние сеансы для малоимущих граждан, для пенсионеров. То есть, они за какие-то совсем смешные деньги могут пойти посмотреть… ну , если, может быть, не какой-нибудь суперблокбастер, то хотя бы классику мирового кинематографа. Огромное количество благотворительных концертов. То есть, он не вычеркнут из жизни, если у него мало средств для существования. Вот что я имел в виду. От вас он получил продукты, от другого какого-то фонда он смог, предположим, получить бесплатно книги, от третьего фонда он смог получить одежду. Там он получил бесплатные билеты, здесь ему пришли помогли убрать квартиру социальные работники — если силенок маловато, — а кто-то, может быть, принес продукты, которые он захотел. То есть, в принципе, если ты не скис и ты не в унынии, что является грехом, как мы помним, то наверно можно нормально продолжать жить. Полноценной жизнью.

Ю. Назарова

— Я думаю, да.

А. Пичугин

—  Единственное, я бы здесь оговорился. Мы все время, когда рассказываем про эти вещи, держим в уме Москву, большие города, большинству из нас приходится выезжать за пределы крупных городов…

В. Емельянов

— Согласен.

А. Пичугин

—  …А вот там, где население по 10-15 тысяч человек и возможностей гораздо меньше… Я очень часто задаю этот вопрос, когда к нам в студию приходят люди, которые представляют благотворительные фонды и учреждения. Вы как-то работаете с маленькими, совсем маленькими городами, где 10-15 тысяч человек, где завод, который держал этот город, уже давным-давно обанкротился, развалился и был по частям распродан, а народу… Ну, это такая депрессивная провинция.

Ю. Назарова

— Буквально вчера ездила в Боровск. Такой небольшой как раз город.

А. Пичугин

—  Ну, Боровск  — он так еще, в орбите Москвы.

Ю. Назарова

— В любом случае, Боровск это уже не Москва, надо сказать. И как раз там у нас тоже открыт цех. И поскольку, как я говорила уже, мы работаем по первому направлению, по передаче от крупных производителей, по всей России, я как раз разговаривала с бабушкой, она получала наши продукты, которые мы довозили нашим партнерам.  Получает она и наши обеды, и продовольствие. Да, конечно, там жизнь не очень разнообразная, как в Москве, но люди это видят, люди это ценят, они понимают, что благодаря этому у них есть возможность купить те же самые лекарства. Да, она не может пойти в кино, наверно она этого и не хочет. Но, по крайней мере, в разговоре она мне говорит: «Зато я могу купить те лекарства, на которые я не смогла бы потратить деньги раньше, потому что их просто нет».

А. Алиева

— Вы знаете, я бы еще добавила. Буквально на днях мы подводили итоги полугодия. Я вам хочу сказать, что 200 населенных пунктов по России — это примерная цифра, которую мы подсчитали по нашим благотворительным передачам. И, конечно же, там присутствуют города-миллионники, крупные населенные пункты, но и огромное количество деревень, поселков, селений, станиц по всей России, поэтому да, мы помогаем маленьким населенным пунктам тоже очень активно.

А. Пичугин

—  Вот я к чему веду… Как можно открыть, например, цех по фасовке еды в маленьком городе с населением 10 тысяч человек? Ну вот от вас, от Фонда продовольствия?

Ю. Назарова

— Мы в первую очередь ищем денежные средства, на которые мы сможем открыть данный цех. Потому что мы не можем сделать так, что сначала мы его открываем, потом мы его закрываем, потому что нет финансирования. Взявши слово — держи. Поэтому мы ищем финансирование, оно должно быть постоянным, для того чтобы мы могли кормить людей на постоянной основе. Так вот, если эти деньги мы нашли, то технология очень простая. Мы ищем поставщиков тех или иных ингредиентов, которые мы закупаем и которые добровольцы дальше фасуют. Мы также получаем благословение на открытие данного цеха, поскольку все цеха открыты на базе епархий. И, собственно говоря, это — вся технология. То есть, мы получили благословение, мы его открыли, и раз в две недели приходят люди, фасуют эти ингредиенты. Собственно говоря, это и есть наш цех.

А. Пичугин

—  Ну предположим если нас слышит сейчас человек из небольшого города, у которого есть какие-то возможности, денежные возможности, он может приехать в епархию, в областной центр и обратиться туда, чтобы его как-то с вами связали?

В. Емельянов

— А зачем? Он же может зайти в интернет и позвонить.

Ю. Назарова

— Он может нам позвонить и сказать, что…

В. Емельянов

— Напрямую, без епархии.

Ю. Назарова

— Да, конечно!

В. Емельянов

— Юль, скажите… или Вы, Аня, ответьте на вопрос… Вы работаете в тесной связи с церковью, с отделом по благотворительности, социальному услужению. Почему это так важно?

А. Алиева

— Давайте я тогда отвечу. Дело в том, что Церковь исконно является тем институтом в России, который оказывает благотворительную помощь, поддерживает нуждающихся. То есть, и церкви, и монастыри, как правило, помогают людям, попавшим в беду. В том числе, что касается кормления, в церкви есть возможности и приготовить, и накормить, и возможности правильно подойти к человеку, ему помочь.

В. Емельянов

— Ну …..не в каждой…

А. Алиева

— Не в каждой. Но, тем не менее, если сравнивать на общероссийском уровне, то, конечно, Церковь  в любом случае лидирует. И они умеют это сделать настолько тактично, настолько по совести, что в тесной связи с ними работать сам Бог велел, что называется. У них есть и возможности по распределению, и помещения для фасовки. И мы уверены, что если, например, мы начали в той или иной епархии по благословению цех по фасовке, то он будет открыт два раза в месяц, в назначенное время, никаких перебоев не будет, потому что люди ответственные, дисциплинированные, а главное, имеют доступ к добровольцам. Если надо — ну, недобор по добровольцам,  — в последнюю ночь клич кидают, и люди приходят.

А. Пичугин

—  Юлия Назарова и Анна Алиева — девушки представляют Фонд продовольствия «Русь» — сегодня у нас здесь в студии радио «Вера». Здесь также Владимир Емельянов и Алексей Пичугин. И буквально через несколько мгновений мы в эту студию вернемся.

В. Емельянов

— Вы слушаете «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Алексей Пичугин. У нас сегодня представители Фонда продовольствия «Русь» Анна Алиева, пресс-секретарь фонда, и Юлия Назарова, руководитель этого самого фонда.

В. Емельянов

— Уважаемые гости, 16 октября отмечается Всемирный день продовольствия. Ну, во-первых, пару слов об этом Всемирном дне: что это за праздник такой, почему он вдруг стал отмечаться?

А. Пичугин

—  Тем более, это скоро, через месяц всего лишь.

В. Емельянов

— Вот на прошлой неделе у нас был Всемирный день трезвости, или отказа от алкоголя, а где-то в мае или в июне — Всемирный день отказа от курения. Всемирные дни вообще всего на свете существуют. Календарь открой, и каждое число — Всемирный день чего-нибудь. Вот. Что такое Всемирный день продовольствия, каким образом Фонд продовольствия «Русь» участвует в этом Всемирном дне, какие у вас намечены мероприятия? Давайте немножечко об этом поговорим.

А. Алиева

— Всемирный день продовольствия не призывает ни от чего отказаться, как раз таки наоборот, он был провозглашен ООН, для того чтобы люди задумались о продовольственной ситуации в мире, о том, сколько продовольствия производится, сколько продовольствия уничтожается, и при этом сколько остается нуждающихся в этом продовольствии. И, конечно же, такие организации, как наша, банки продовольствия по всему миру, не могут остаться вне этой истории, они активно участвуют каждый год в различного рода мероприятиях, более того, они их инициируют по продуктовой тематике. То есть, это всевозможные продовольственные марафоны, различные добровольческие акции.

В. Емельянов

— Я не совсем понял, что такое продовольственные марафоны. С утра до ночи надо бегать по магазинам? Продукты, что ли, покупать? Или…. или что??

А. Алиева

— Ну, вы знаете, можно, конечно, с утра до ночи, но идея заключается в том, чтобы люди объединились и начали сбор продовольствия для нуждающихся. Это такой марафон, сбор.

В. Емельянов

— Вот это важно.

А. Алиева

— То есть, им дается списочек, например, нам нужен рис, мука, какая-нибудь там овсянка и хлеб.

В. Емельянов

— Кто дает эти списки?

А. Алиева

— Банки продовольствия. Как инициаторы.

В. Емельянов

— Ну я ведь по почте 16 октября, или, там, накануне, 13 октября, я ведь по почте на свой домашний адрес не получу этой заявки?

А. Алиева

— Конечно, не получите. Понимаете, здесь ситуация достаточно сложная, просто так, откуда-то, мы взять эти продукты не можем. То есть, существуют определенные ограничения: где мы можем взять их, по каким спискам, какие нужно документы предоставить нам. Поэтому расскажу, как это организовано в России.

В. Емельянов

— Вот!

А. Алиева

— У нас запланирован целый ряд мероприятий. В частности, все наши партнеры, точнее, большая часть наших партнеров — компаний, ресторанов, производителей, — приняли решение, что в этом году они хотят активно участвовать в Дне продовольствия. И на территории этих компаний, а именно в офисах, мы организуем все те же фасовки Народных обедов, о которых мы рассказывали ранее. Только фасует у нас кто? Добровольцы от компаний, то есть, сами сотрудники.  Вместо цеха — их офис. А все продукты для фасовки мы покупаем на пожертвования той же самой компании. Вот такое активное действо мы организуем в течение всего октября месяца. И, кстати говоря, очень много городов принимает в этом участие.

В. Емельянов

— То есть, значит, в офис свозятся — что вы там фасуете? — макароны, морковь, лук, весь, значит, офис в шелухе, в черноземе от моркови, и все такое прочее. Да? (смех)

А. Алиева

— Ну здесь, наверно, следует сказать, что мы фасуем исключительно сухие ингредиенты, поскольку в сыром виде, сами понимаете, ни расфасовать, ни раздать, ни хранить, тем более, невозможно.

В. Емельянов

— Ну, я просто пытался пошутить.

А. Алиева

— Чтобы наши слушатели не поняли ошибочно, это — сухие ингредиенты, это сухая морковь, сухой лук, все это готовится по рецепту, там рассказывается, как размачивать и сколько по времени, на чем жарить, варить, и так далее.

В. Емельянов

— То есть, вы в каждый индивидуальный пакет вкладываете какой-то или буклет, или… что это, это листовка?

А. Алиева

— Да, мы вкладываем листовку, на которой написан рецепт приготовления, энергетическая ценность ну и, соответственно, вся необходимая информация.

В. Емельянов

— А в таком случае, почему именно эти продукты? Может быть, тогда проще собирать те продукты, которые будут пожертвованы, любые, разные? А потом нуждающимся раздавать? Ну, кому-то достанется пачка сухого молока, кому-то — ведро картошки…

А. Пичугин

—  Небольшая разница! Тебе достанется ведро картошки, а мне пачка сухого молока! Немножко, мне кажется, дисбаланс какой-то.

А. Алиева

— Вы знаете, подобного рода акции мы тоже практикуем, это просто отдельный проект. Например, в одной крупной сети магазинов мы начали как раз такой продовольственный марафон среди покупателей. То есть, покупатели могут выбрать товары, любые, оплатить их и передать в Фонд продовольствия, а магазин, соответственно, предоставляет площадку и возможность это все реализовать. Это то самое, о чем совсем недавно много говорили? Это ваш проект? Что в магазинах люди сами покупают и там специальные большие какие-то емкости стоят. И вот мы с Лешей, предположим, приходим. Ну вот вместе пошли или поехали в магазин, Леша сегодня на машине, а я нет, или наоборот, ну и, поскольку живем рядом, вместе поехали в магазин. И там висит плакат, мол, вы можете, туда-сюда, помочь, купить то, что вы считаете нужным, и так далее. И Леша, предположим, покупает банку тушенки, а я покупаю килограмм яблок, и мы это все там оставляем. Это не ваш проект?

А. Алиева

— Вы знаете, несколько благотворительных фондов разной направленности нечто подобное реализуют. Но по продовольственной тематике, по продуктам, это только мы.

А. Пичугин

—  Ну вот, значит, ваше и было.

А. Алиева

— А кто-то собирает товары для школы, кто-то еще что-то собирает.

В. Емельянов

— Да, и по поводу школы что-то совсем недавно было…

А. Алиева

— Наша задача, конечно, максимально распространить этот проект, потому что он не требует больших каких-то затрат, и сделать так, чтобы там, где вы живете, вы действительно могли прийти в магазин и осуществить такое полезное, благое дело.

В. Емельянов

— Вы знаете, вот все-таки люди, населяющие нашу территорию… У нас многонациональная страна, и было бы, наверно, неправильно сказать, что вот русские все-таки отличаются… Не только русские. Ведь вот, скажем, и на Северном Кавказе люди тоже сердобольные, еще какие сердобольные! У нас действительно это на каком-то генетическом уровне заложено, что если у самого-то не очень много, все равно поделишься.

А. Пичугин

—  Но это на бытовом уровне. А вот на уровне фондов и благотворительных организаций это, мне кажется, может быть, где-то наша недоработка, может быть, как-то еще пока не так много времени прошло с тех пор, как такие фонды начали появляться в России, о них просто мало знают. Но эти акции, мне кажется, еще пока недостаточно многолюдны, а Вам так не кажется?

Ю. Назарова

— В том-то все и дело. Да, вы действительно говорите правду, мы пытаемся поменять сознание. Мы пытаемся сказать людям, что добро нужно делать, что добро делать просто, если очень хочешь. Зайдя в любой магазин, ты, покупая продукты себе, просто задумайся о том, что можешь накормить еще кого-то. Это сделать просто, это сделать можно и на 50 рублей, это можно сделать и на 20 рублей, все зависит от твоих возможностей, а самое главное — от твоего желания помочь другим. Просто еще наверно недалеко ушло то время, когда у метро людей разводили всякие лохотронщики, и такое пока настороженное очень отношение. А вдруг обманут, а вдруг неправда, а вдруг не бедным, а вдруг себе?

А. Алиева

— И тем не менее, даже на церковном уровне, вы же знаете, что есть возможность всегда принести пакет гречки, буханку хлеба, оставить в церкви, специально есть место, там где поминовение усопших. Поэтому у нас такая культура есть, она никуда не девалась, просто нужно людям напомнить и вселить какую-то уверенность, что эти продукты действительно дойдут по назначению.

А. Пичугин

—  Ну, безусловно

В. Емельянов

— А вы знаете, что еще интересно…интересная такая, к слову, заметка… Я в прошлом году на крещение ездил тут неподалеку от Москвы, под Волоколамск, в Иосифо-Волоцкий монастырь. У них объявление на стене висит аршинными буквами на бумаге: «Дорогие прихожане, не приносите, пожалуйста, больше одежду для неимущих. Нам некуда складывать». Представляете, какое количество людей привозит и пытается помочь! Ну, то есть, вот…

А. Алиева

— Надо, конечно, делать так, чтобы об этом знали, чтобы больше как-то узнавали.

В. Емельянов

— Ну, это средства массовой информации. Но они у нас очень часто в последнее время увлечены совершенно другими заботами.

А. Алиева

— Да, нам не хватает поддержки, такой вот массовой, вы правы. И вы знаете, в последнее время мы ощутили существенное снижение денежных пожертвований. Почему мы это можем так оценить? Потому что всероссийский проект «Народный обед», о котором мы говорили, полностью базируется на денежном пожертвовании граждан. И мы испытываем нехватку, ищем какие-то другие источники, механизмы. Потому что мы не можем просто бросить.

В. Емельянов

— Видите, какая экономическая ситуация в стране. И люди, которые, скажем — я просто знаю по своим товарищам, приятелям, — какое-то время назад, может год, может два, прекрасно, очень уверенно себя чувствовали со своими зарплатами, довольно приличными в то время, и могли себе позволить многие вещи, включая и благотворительность, кстати, тоже, сейчас наблюдают, что их реальный доход снизился почти в два раза в денежном эквиваленте. Поэтому, конечно… это печальная ситуация, но она такая. И это реалии, в которых мы с вами живем. Кстати, относительно снижения поступлений денежных средств — хотелось бы поговорить о продуктах. Тема продуктов в последнее время достаточно часто звучит в новостях, особенно на фоне санкций. Вот вы — организация, которая связана непосредственно с теми, кто производит и продает продукты. А как повлияла эта ситуация в нашей стране, о которой мы говорим, на вашу работу, что произошло с продуктовыми пожертвованиями? Ну, про денежные мы только что поговорили.

Ю. Назарова

— Если говорить только про продуктовые пожертвования, то мы пока не наблюдаем ни увеличения, ни снижения, то есть, у нас пока ничего не изменилось. Нам компании как передавали определенное количество продуктов по всей России, так они и передают.

В. Емельянов

— Ну, потому, видимо, что вы работаете с российскими производителями.

Ю. Назарова

— Да, наверно, но — Анна уже озвучила — это не касается денежных пожертвований, в силу того, что ситуация ухудшилась. Это все понятно, но, к счастью, это пока не касается того объема продуктов, которое мы передаем.

А. Пичугин

—  А всегда интересно узнать, как у них. Вот банки продовольственные пришли к нам из-за рубежа, из США, в частности. Наверно они как-то в Европу шагнули, а потом уже к нам. А как у них все это выглядит? Примерно так же? Или у каждой страны есть свои особенности, свои технологии? Вот в Штатах, например, как?

Ю. Назарова

— Да, действительно, первый банк продовольствия появился в Америке пятьдесят лет назад. Сейчас там порядка 220 банков продовольствия, только в одних Соединенных Штатах Америки. Также есть банки продовольствия в Европе, и так далее. И, как я уже говорила, технология меняется от страны к стране. В каждой стране есть своя специфика определенная, которая зависит от того, где может появляться продовольствие. В России у нас уникальная технология. Если мы будем перебирать страны по уникальности каких-то технологий… Допустим, Египет. Там нет производителей, и мы с вами знаем, что основная масса — это, конечно, отели. И там скапливается очень много продовольствия.

А. Пичугин

—  Простите, египетскую картошку мы наблюдаем в каждом супермаркете.

В. Емельянов

— И на каждом рынке.

Ю. Назарова

— Ну да, к сожалению, банк продовольствия в Египте не может работать и не получает этого всего. Получает он основную массу продовольствия именно из ресторанных сетей. Из ресторанных, простите, гостиничных сетей. У него уникальная технология, которая несвойственна для других банков продовольствия. Так же, допустим, у Америки. В целом, пятьдесят лет — это достаточно большой срок, и там видно, насколько банк продовольствия является соединяющим звеном между производителями, государством и непосредственно самими нуждающимися. То есть, это такой уникальный механизм, где люди могут и помочь, и получить, и государство помогает в том числе. Они предоставляют им, в отличие от нас в России, определенные налоговые послабления. Это интересно и компаниям, не только потому, что это определенные налоговые послабления, но и в целом, потому что для них это нормально.

В. Емельянов

— А вот, может быть, именно поэтому у нас такое медленное раскачивание в этом смысле происходит? «Зачем я буду затрачиваться? Я льгот никаких по аренде не получу»… Потому что, скажем, льгота по аренде, значит… Ну, нормальный человек может немножко поднять зарплату своим сотрудникам. Или, предположим, что сделать? …Ну, там, я не знаю, обустроить кухню, где люди, например, которые с собой приносят еду, могут разогреть у себя в офисе. Ну что еще?…

А. Пичугин

—  Ну, улучшить условия, в целом.

В. Емельянов

— Частично компенсировать людям проезд, например, на транспорте, частично компенсировать бензин, ну я не знаю что… Почему у нас так вот бестолково все устроено? Ну ведь действительно, человек жертвует временем, другими каким-то мощностями, финансовыми, людскими, и так далее. На благое дело. А ему в ответ от государства-то и ничего!

А. Алиева

— Вы знаете, просто дело в том, что в Америке все это формировалось очень долго, и вообще благотворительность не прерывалась, она там приобрела некий такой характер не альтруизма и помощи нуждающимся, а вот такой какой-то технологичности.

В. Емельянов

— Не только в Америке, и в Европе то же самое. Ань, так сам Бог тогда велел: если этот многовековой традиционный опыт прошли, ну так берите и делайте сейчас же, сразу, не надо его проходить уже, все готово!

А. Алиева

— Но, тем не менее, государство — это такой сложный механизм, поэтому мы не теряем надежды, мы работаем в разных направлениях, в том числе и послабления, и в налогообложении, мы много чего пытаемся делать, прорабатывать. Но, кстати говоря, вот вы сказали, что у нас медленно все движется. Я хочу сказать, что мы же являемся членом Всемирной Ассоциации банков продовольствия, соответственно, мы единственный сертифицированный банк продовольствия в России. И история какая? Мы лидируем по количеству производителей, которые сотрудничают с банками продовольствия. То есть, наша страна лидирует по всему миру, хотя мы такие молодые еще, нашему фонду совсем немного лет, в 2012 году мы были созданы…

В. Емельянов

— А-а, три года всего?

А. Алиева

— Да. И, тем не менее, мы уже на мировом уровне лидируем по производителям, а это мы только начали!

А. Пичугин

—  Видимо, потому что вы одни у нас такие хорошие.

В. Емельянов

— Монополисты!

А. Алиева

— Да, монополисты.

А. Пичугин

—  Конкуренции никакой нет. Вы, благодаря своим объемам и масштабам, можете себе это позволить.

А. Алиева

— Да, и, кстати говоря, производители реагируют, они слышат, им это интересно. И мы рассчитываем постепенно начать развитие в регионах, так, чтобы маленькие совсем производители тоже к нам подключались. Это в перспективе.

А. Пичугин

—  Это еще хорошо, что вы российское, отечественное НКО, и вам ничего не угрожает.

В. Емельянов

— Мы напоминаем, что у нас сегодня в гостях Фонд продовольствия «Русь», в лице Юлии Назаровой, руководителя фонда, и Анны Алиевой, пресс-секретаря этого фонда. И мы сегодня как раз говорим о Фонде продовольствия «Русь», о Народных обедах и о банках продовольствия, что это такое, как это все действует, и так далее и тому подобное. Как мы выяснили из нашего разговора, банки продовольствия существуют во многих странах мира, в Штатах, в Европе, в Азии, на Ближнем Востоке, и так далее. Ну и вот теперь у нас тоже есть такой банк, и Фонд продовольствия «Русь» посильно помогает нуждающимся людям вот хотя бы этими Народными обедами, ну и не только.

А. Пичугин

—  У вас здесь на сайте, я смотрю, «Великий пост — время делать добрые дела». Это еще с Великого поста осталась плашка, или она у вас постоянно действует? Можно отправить SMS-ку на короткий номер, и спишется сумма в вашу пользу?

А. Алиева

— Да, мы стараемся механизм передачи денежных пожертвований из акции к акции сохранять, чтобы люди не путались, поэтому все номера у нас действуют. А акция «Великий пост — время делать добрые дела» — она ежегодная, с пролонгацией, скажем так, она была в прошлом году, она будет в следующем.

А. Пичугин

—   Да, и тогда расскажите, пожалуйста, какие акции у вас в ближайшее время намечаются, как в них принять участие и чего вы от них ждете.

А. Алиева

— Мы сейчас ведем переговоры с крупной торговой сетью по запуску таких продовольственных марафонов, когда люди смогут прийти в магазин приобрести продовольствие, кстати, по низким ценам, и передать его нуждающимся, как только будет понятно, какая география у проекта и в каких городах он будет, мы сразу же сообщим, чтобы люди имели возможность поучаствовать. Ну, и на 16 октября тоже ведем переговоры с одним из парков Москвы. У нас есть в планах сделать такое праздничное блюдо и угостить этим блюдом всех людей гостей парка, и часть этого блюда раздать нуждающимся, чтобы привлечь внимание к продовольственной теме и сказать: «Вот, посмотрите, можно кормить дешево и при этом качественно и хорошо».

А. Пичугин

—  Парк можете назвать.

В. Емельянов

— Да и блюдо тоже. Очень любопытно.

А. Алиева

— Пока мы в стадии.

В. Емельянов

— Ну, а прикидки-то есть, чем можно накормить огромное количество людей?

А. Алиева

— Да, у нас есть несколько вариантов. Один вариант — это рецепт Народного обеда. Гречка с грибами. Второй вариант — это салат, поскольку есть определенные технические сложности с тем, чтобы греть такое огромное блюдо.

А. Пичугин

—  Я думал, что вы самый большой в мире пирог будете печь.

А. Алиева

— Может быть, это будет и пирог. Давайте подождем.

А. Пичугин

—  Хорошо, обязательно!

А. Алиева

— И мы будем вас приглашать!

В. Емельянов

— Макароны по-флотски, мне кажется, самый лучший вариант.

А. Пичугин

—  Привычный главное.

В. Емельянов

— Да, привычный. Два костра, два огромных котла, макарон туда мешок и тушенки.

А. Пичугин

—  Тушенка дорогая. Она уже дороже мяса стала.

В. Емельянов

— Полкоровы. И лук, морковь, лавровый лист и перец. И нормально.

А. Алиева

— Спасибо, мы учтем, возьмем не вооружение.

В. Емельянов

— Это просто мне приходилось вести несколько фестивалей трехдневных музыкальных. И вот там, знаете, «кинокорм» такой есть… Не знаете, что это такое?

А. Алиева

— Нет

Ю. Назарова

— Нет.

В. Емельянов

— Что такое кинокорм? Это то, чем людей кормят на съемочной площадке, и обслуживающий персонал, и технический, актеров, и так далее. Ну, и если у них в райдере не прописано что-нибудь иное, приезжает такая кормовозка, едовозка, и… как правило, это не очень качественное питание, хотя заботливые режиссеры, то есть, те, кто заботится о своих актерах, о членах съемочной группы, они, конечно,… ну, не они, но, во всяком случае, этот вопрос контролируется. А так, в общем, на каких-то не очень дорогих сериалах это все есть совершенно невозможно. Это называется кинокорм. Вот. И здесь был такой же кинокорм для тех, кто делает эти фестивали. Вот и я там первый раз такие макароны по-флотски попробовал. Мы же дома по-другому готовим немножко.

А. Пичугин

—  Тебя тоже этим кормили? Тебя как музыканта?

В. Емельянов

— Меня как человека, который за сценой, по ту сторону фестиваля работает. Ну, я с большим удовольствием, знаешь, с голодухи, на свежем воздухе… Очень даже.

А. Алиева

— Хотя, Вы знаете, раз уж Вы заговорили о кинокорме и о том, чем кормят на фестивалях, у нас во всех цехах фасовки добровольцы после фасовки имеют возможность попробовать то блюдо, которое они фасовали. Для того, чтобы, во-первых, они сами испытали на себе, что за рецепты будут передаваться. И ни одного плохого отзыва мы до сих пор не слышали, и мы этому очень рады. И чтобы не халтурили. То есть, они попробовали, они поняли, что они делали что-то действительно очень полезное, и им не стыдно подписаться и в интернете разместить информацию: «Я был на фасовке народных обедов, и то, что я нафасовал, получит бабушка, дедушка или дети..».

В. Емельянов

— Я, честно говоря, с трудом представляю, как можно халтурить-то, на чем там можно халтурить? «Что она может украсть на рынке?» — как говорили в фильме «Гараж».

А. Алиева

— Вы знаете, схалтурить, конечно, можно. Можно недовесить, перевесить…

Ю. Назарова

— Можно уйти на половине фасовки

В. Емельянов

— Перевесить это не халтура!

А. Алиева

— Халтура-халтура. Вы знаете, почему? Потому что вы кому-то перевесили, а кому-то будет серьезный недовес. Это все как в аптеке, по граммам. Причем знаете, что еще интересно? Бывает, что добровольцы начинают на скорость соревноваться. Потому что три стола, три фасовочных линии. Они собираются, для них это такое интересное времяпрепровождение, без гаджетов, без телефонов, без всего, такой труд ручной. И они начинают: Первый, второй, третий стол — поехали! И в соревновании бывает так, что скорость и желание победить, быстрее произвести превалирует над тем, чтобы уследить, чтобы лишнее не упало, или чтобы поаккуратнее в пакетик складывать…

В. Емельянов

— То есть, для них это развлекуха.

А. Алиева

— Развлекуха, но это же здорово!

В. Емельянов

— Соревноваться на время?

А. Алиева

— Конечно. Ты производишь больше. Но чтобы это было качественнее, мы, конечно, говорим: Ай-ай-ай, ничего не должно выпадать из пакетика.

В. Емельянов

— А мне кажется, что здоровее, если ты фасуешь и думаешь при этом не о том, кто быстрее все сделает, а если у тебя мысли направлены на то, что вот сейчас ты реально помогаешь людям. Кто-то возьмет этот пакет, откроет, поест и будет сыт.

А. Алиева

—  Конечно, одно другому не мешает. Но поскольку мы хотим, чтобы все-таки фасовали как можно больше дети, молодежь, хотим приобщать их к этому, то с ними надо говорить на их языке и надо, чтобы им было интересно, не в тягость. Поэтому устраивать веселые соревнования…

В. Емельянов

— То есть, мотивация.

А. Алиева

— …Мотивировать их.

В. Емельянов

— Особенно детей. Ну, это да. Что касается детей — понятно. Что касается взрослых — вот тут у меня вопрос. Ну… слава Богу, что они делают это, мне кажется, это главное!

А. Алиева

— Детишки от трех лет фасуют у нас в цехах.

А. Пичугин

—  Сейчас очень модная тема в России, да и  вообще в мире — соцсети. Как у вас взаимодействие с соцсетями происходит? Я смотрю — в Фейсбуке ваша страничка.  Наверно и в ВКонтакте, и где-то еще. Расскажите.

А. Алиева

— По поводу соцсетей мы, конечно же, выходим в них, стараемся не переусердствовать, поэтому у нас есть в Фейсбуке страница, в ВКонтакте страница и в Инстаграме страница. Это мы считаем «не переусердствовать».

А. Пичугин

—  А в Инстаграме публикуете фотографии тех, кому раздаете? Или как вы это фасуете?

А. Алиева

— Нет, вы знаете что… Это такая деликатная тема … в Инстаграме выкладывать тех, кому мы раздаем… Нет, в Инстаграм мы выкладываем какие-то разовые акции, просто чтобы привлечь внимание, что что-то происходит. А вот в Фейсбуке и ВКонтакте мы публикуем новости. Если у нас что-то происходит, мы рассказываем, что вот, это произошло, там-то открылось то-то. Поскольку география действительно очень большая, то социальные сети позволяют нам быстро донести информацию о том, что в том или ином регионе, населенном пункте у нас какое-то произошло действо или будет происходить действо. То есть, такой хороший механизм, хотя он пока у нас только в стадии развития, и мы, конечно, стремимся, чтобы было больше людей, которые могут видеть информацию, поддерживать нас и, собственно, получать помощь. Но через соцсети к нам обращается очень много людей, причем те, кто хочет стать добровольцами, и те, кто хочет получить помощь, те, кто хочет просто какую-то информацию найти. Бывает, средства массовой информации, особенно региональные, на нас выходят. С федеральными все, конечно, сложнее. Нам приходится стучаться.

А. Пичугин

—  Ну вот, я открыл вашу страничку в Фейсбуке и увидел, что, оказывается, на днях, буквально несколько дней назад у вас открылся уже второй в Хабаровском крае — кстати, о маленьких городах, то, о чем в начале программы говорили! — в Амурске открылся цех фасовки Народных обедов. Кстати говоря, поздравляю!

А. Алиева

— Спасибо!

Ю. Назарова

— Спасибо!

В. Емельянов

— Мы скоро будем уже завершать наш разговор, поэтому есть предложение. Давайте мы еще раз в виде инструкции сначала для тех, кто нуждается, что им нужно сделать, а затем для тех, кто хочет каким-либо образом или стать добровольцем, или какие-то пожертвования сделать, те, кто хочет стать участником этой программы и помогать Фонду продовольствия «Русь», сделаем две такие небольшие инструкции. Сначала для тех, кто нуждается, а вторую инструкцию для тех, кто хочет помочь. Ну и, конечно, ваши контакты тоже назовите, пожалуйста.

Ю. Назарова

— Я думаю, что мы упростим все. У нас есть сайт, у нас есть контакты на сайте.

В. Емельянов

— Ваши контакты смотрю на сайте. Номер, который мы еще не называли. «Бесплатный региональный» он называется: 8-800-555-24-29.

А. Алиева

— Да, вы можете обратиться к нам по этому номеру по вопросам оказания помощи фонду и людям в регионах. Если вы хотите денежно помочь, если вы сами являетесь нуждающимся, то вас скоординируют, куда нужно в вашем конкретном городе обратиться, есть ли там такой пункт.

В. Емельянов

— Итак, у нас в гостях были представители Фонда продовольствия «Русь» Юлия Назарова, руководитель этого фонда, и Анна Алиева, пресс-секретарь фонда.

А. Пичугин

—  Спасибо, что пришли!

В. Емельянов

— Да. И мы прощаемся с вами. Я думаю, что мы, быть может, через какое-то время еще раз встретимся и просто… Коли вы три года всего существуете, может быть, через какое-то время будут такие результаты, во многих городах откроются ваши филиалы, ваши представительства. Просто интересно сравнить, как развивается Фонд продовольствия «Русь».

А. Алиева

— Мы будем следить за нашей динамикой, чтобы вам потом доложить.

В. Емельянов

— Спасибо за участие в нашей передаче. Мы с вами прощаемся. В студии были Владимир Емельянов и Алексей Пичугин. До свидания!

А. Пичугин

—  Будьте здоровы!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...