Атеист атеисту рознь

Частное мнение. Священник Сергий Круглов. Атеист атеисту рознь.
Поделиться

Священник Сергий КругловНередко меня спрашивают: «А как вы, священник, относитесь к атеистам?» Отвечаю – нормально отношусь. Они ведь все люди, наши ближние. У меня, например, есть знакомый атеист, который соблюдает церковный пост.

Эка невидаль, ухмыльнется кто-то. В наше время, когда православные реалии стали частью повседневности и к посту многие относятся как к особой диете, «проверенной традициями», никто уже не удивляется, что о начале поста сообщают в светских выпусках новостей, а модные рестораны предлагают особое постное меню. Однако тут речь не о гастрономии. Мой знакомый не афиширует, что он постится, потому что он в самом деле атеист. Но из той их породы, которую я очень люблю.

Атеисты, как известно, бывают разные. Есть, например, – и их, похоже, в обществе больше всего – просто те, кто очень не любит Церковь, и неважно, начитался ли такой человек материалов желтой прессы или более-менее серьезных книг по религии – величина его багажа познаний о Церкви не влияет на его коренное нежелание когда-нибудь переступить ее порог или даже отнестись к ней без неприязненного предубеждения. Такие очень любят по поводу и без повода, спорить с верующими, зачастую агрессивно, набор используемых ими штампов нам всем хорошо знаком. Церковь эти люди не любят, но и не отрицают, что «Бог или что-то такое есть», просто право судить о Боге оставляют только за собой…

Есть еще атеисты – люди, любящие науку и ее достижения, и так называемый «научный взгляд на мир», поставившие себе, вместо Бога, крайней духовной и смысловой планкой. Общаясь с ними, испытываешь легкое умиление, словно говоришь со своим прапрапрадедушкой, человеком 19 века, радостно уверенным, что электричество и радио дадут человечеству счастье и бессмертие. В быту такие люди достаточно терпимы – точнее, доброжелательно-равнодушны – к инакомыслящим, но такого же отношения требуют и к себе. В разговоре, узнав, что их собеседник – священник, они делают вежливое выражение лица, сквозь которое иногда глаза их проблескивают ироничным огоньком: «Ну всё понятно, служитель культа!…», но нападать впрямую на Церковь и вообще говорить откровенно о вере как своей, так и собеседника, они считают неприличным. Вера для них – вкус, а не истина, а о вкусах не спорят …

Но мой знакомый относится к совсем особой породе людей. Это люди, глубоко болеющие Богом, точнее, Его отсутствием. По какой-то причине они Бога не встретили, не узнали, почему-то они отрицают Его – но на это пустующее место они не могут, не дают себе права, поставить ничто другое. Они знают, какой-то неведомой глубиной сердца, что это пустующее место – таково, что к нему не подходит ничто в мире, на этом престоле не может стоять ни один идол. Честно глядя на жизнь, эти люди видят и чувствуют и ценность и красоту мира и человека – и невыносимость зла и тления, эту красоту отравивших, и личностно мучаются этим всем.

Когда приближается Рождество или Пасха, мой знакомый начинает поститься (так он делает и Великим постом), объясняя мне, что это «здравое и полезное дело», но по лицу его видно: тут не просто забота о теле, происходит что-то касающееся духа, внутри он как-то собирается, глаза светятся по-новому, и свет этот немного печален и тревожен… Как он относится к Богу? Уверен в одном: неравнодушно. Какие-то есть у него с Богом личные отношения. А какие именно…не полезешь ведь к человеку в душу насильно. Меня он перед Рождеством, например, всегда поздравлял так: «С праздниками зимы вас!». И я знаю, что эта фраза – искренняя. А потому сердечно отвечаю: «И вас также!».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 оценок, в среднем: 4,91 из 5)
Загрузка...