Андрей Поляков

Рифмы жизни. Андрей Поляков
Поделиться

Андрей ПоляковСейчас я прочитаю вам загадочное лирическое стихотворение симферопольского поэта Андрея Полякова под названием «Музыка».

Я стал неотменимым поляковским читателем с тех пор как только начал читать его вслух. Именно когда стихи зазвучали, соединились с воздухом, сквозь который летит то переменчивый снег, то нежный тополиный пух, то долгий пунктир дождя – все встало для меня на свои места. И при всей пропитанности его баллад той самой «тоской по мировой культуре» (слова Осипа Мандельштама), при удивительных перекличках – поверх всего этого – летит не замолкая и звеня, неповторимый поляковский звук: исповедальный и строгий.

А как вдохновенен облик его стихов, поданные курсивом, «вплывания» в основную тему стиха, обманчиво похожие на автоэпиграфы – здесь есть и ключ, и своя целительная боль.

Снежным цветом зима
повернула, торопит лететь –
в горле бьёт снегирёк
чтобы не было дела болеть –
чтобы дело стихи сочинять
обязательно было –
чтобы Муза контральто в тетрадь
о любви говорила

Скоро потянутся белые к северу птицы
скоро весна – значит нужно на север стремиться
Скоро и ты отбелеешь, как эти страницы
Музычка-Музочка, редкая книжная птица

Станешь совсем-загорелой, обветренно-летней
с кожей солёной и сладкой, как ветер в июле
Станешь клубникой с мускатом, курортною сплетней
словно в Крыму загорелые Оли и Юли

Станешь, в крылатой футболке над Ялтой летая
сверху разбрасывать строки грозы и озона
Станешь верхом на дельфине сидеть, как влитая
звёздно мерцая, как мир в глубине Аронзона

Только, о Музыка! что фортепьянные пальцы
скомкали, вмяли в снежок на задворках, руинах
бывшей зимы новогодней, июльские вальсы
не раскружат в докативших к волнам апельсинах

Не намекнут белоснежной полоской прибоя
на индевеющий хвостик февральской печали
что вот сейчас, моя Музыка, крутит тобою
даже сильней, чем крутил в январе и в начале

Даже сильнее, чем раньше, но тише и выше
даже нежней, чем учила и мучила вьюга
больно играть в двадцать пальцев, друг друга не слыша
плакать, в четыре руки обнимая друг друга

Что же ты плачешь, смеясь, дорогая такая
Музычка-Муза моя в человеческой блузке
то ли в Крыму каблучками огонь высекая
то ли в раю говоря непонятно по-русски?

Если в Крыму, то останься горячей картинкой
если в раю, то на птичье не жалуйся слово –
там ведь за каждой берёзкой, за каждой маслинкой
тайно лежит угловатая тень птицелова

Андрей Поляков, «Музыка», 2000-е годы

…Его поэзия требует, как я чувствую – если поэзия вообще может чего-то требовать от своего читателя – особого соучастия. Входить в эти стихи стоит так, как когда-то входили в атаку – в чистой, белой рубахе. И одновременно – краем сознания – удерживать в себе самом забытую со времен детства – доверчивость, – когда проходя мимо музыкальной школы, ты останавливался и замирал, пока из окна на втором этаже лилась незнакомая волшебная музыка. И ты хотел одного – пусть бы она вообще не кончалась.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...