Александр Невский

Сказания о Русской земле. Александр Невский
Поделиться

Skazanie_logoПосле убиения татарами великого князя Юрия, старшим остался брат его Ярослав. Он приехал в Суздальский край господствовать над трупами и развалинами. К счастью, это был человек необычайно твердой воли и ясного ума.

Ярослав стал ревностно собирать оставшихся в живых жителей, которые рассеялись по лесам, ободрял их и заставлял всюду искать и хоронить покойников, во избежание мора.

Восстанавливал храмы, села. Строго наказывал злодеев, расплодившихся как всегда при народных бедствиях, и прославился своим правосудием.

Ярославу пришлось обнажить свой меч и против Литовцев, которые, пользуясь бедствием Руси, завладели большею частью Смоленской области. Он смело двинулся на них, нанес сильное поражение и освободил Смоленск.

Когда орды Татар, после похода в Венгрию, отхлынули к Волге, Даниил Галицкий с братом Васильком, а также и Михаил Черниговский, возвратились в Русскую Землю, не получив помощи ни от венгров, ни от Поляков.

От страшного смрада трупов, Даниил не мог въехать ни в Брест, ни во Владимир Волынский. К счастью, совершенно уцелел выстроенный им город Холм и Даниил решил здесь утвердить свое местопребывание. Из Холма, он, подобно Ярославу Суздальскому, стал деятельно приводить в порядок свой ещё недавно цветущий край.

Михаил Черниговский первоначально поселился на острове, лежащем против развалин Киева, а затем перебрался в Чернигов.

За три года, с 1238 по 1241, весь обширнейший Суздальский край, а также все Поднепровье, Волынь и Галич, были подвергнуты ужасающему разрушению, причем, и после отхода главных сил Батыя к Волге, отдельные Татарские отряды не переставали повсюду рыскать и производить свою кровавую расправу над беззащитным населением.

Печальны были дела нашей несчастной Родины и на Западе. Полоцкая и Смоленская Земли, вследствие сильного размножения их княжеских семей, были разбиты на большое число отдельных маленьких волостей. У Господина же Великого Новгорода господствовали прежние буйные порядки.

А между тем, враги Русской Земли быстро росли здесь. Нападения Литвы делались все более и более дерзкими. Ливонские рыцари значительно усилились, благодаря соединению своему с Немецким орденом. А в Швеции честолюбивый и властный Биргер успел завести прочные порядки; женился на сестре короля, твердо взял власть в свои руки и усиленно готовился к овладению всеми землями по Финскому побережью, которые искони принадлежали русским, или были под их влиянием.

Огромное войско, сбиравшееся в Швеции из знатных рыцарей, воинов и многочисленных искателей приключений, было готово в 1240 году для вторжения в наши пределы. Его вел сам ярл Биргер.

Но Господь явил в это грозное время свое заступничество Русской Земле и Святой Православной вере в лице нашего князя Александра, сына Ярослава Суздальского.

Ярл Биргер рассчитывал прежде всего напасть на Ладогу и Новгород. Остановившись при устье реки Ижоры, Биргер, не сомневаясь в своей победе, послал сказать Александру: «Выходи против меня, если можешь сопротивляться! Я уже здесь и пленю твою Землю».

Александр решил идти на врага немедленно, не ожидая ни сбора Новгородцев, ни подкреплений от отца. Он правильно определил своим проникновенным взглядом, что только молниеносной быстротой и полной внезапностью можно победить огромное вражеское воинство.

Но при необыкновенной стремительности своего движения, Александр шел со всеми военными предосторожностями. За Шведами зорко следил некий Пелгусий, которому была поручена морская стража Финского побережья. Он был старшиной финского языческого племени Ижоры, но сам ревностно исповедовал Православие.

Когда Александр подходил к берегам Невы, то Пелгусий вышел ему навстречу. Он точно определил количество приплывших крестоносцев, а также места их станов и указал те пути, по которым к ним можно было подойти совершенно скрытно.

При этом Пелгусий рассказал Александру о чудном и страшном видении, которое он имел. «Всю ночь провел я без сна на берегу, наблюдая за врагами», — передавал он Александру. — «На восходе солнца я услышал на воде сильный шум и увидел ладью с гребцами. Посреди нее стояли в алых одеждах, святые мученики Борис и Глеб. И сказал Борис: «Брат Глеб! вели грести, да поможем сроднику своему, великому князю Александру Ярославовичу». Я стоял в трепете и ужасе, пока видение не исчезло из вида».

Сообщение Пелгусия было радостно встречено Александром. Приказав никому не говорить о виденном, он перешел реку Ижору и скрытно подошел к Шведскому стану.

Выстроив свое немногочисленное воинство, Александр смело ударил на врага, несясь впереди всех на своем борзом скакуне. Шведы были расположены совершенно беспечно, так как не могли иметь и мысли о возможности нападения Русских. Неожиданное появление наших воинов произвело в Шведском стане неописуемое смятение.

Часть крестоносцев в ужасе бросилась к своим судам, спасаясь от убийственных ударов Русских, но другие стали оказывать упорнейшее сопротивление. Жестокий бой кипел до ночи. Наконец, Господь даровал нам полную победу.

Потери наши были изумительно малы — всего с Ладожанами двадцать человек! Этим ничтожным потерям дивились даже и современники.

Темная ночь спасла остатки Шведов. Они не хотели ждать утра и поспешили уйти, нагрузив три корабля телами одних только убитых знатных воинов. Потери Шведов были так велики потому, что они не успели надеть свои доспехи, когда на них внезапно напал Александр.

За эту победу благодарное потомство дало князю наименование Невского.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пожалуйста, оцените материал)
Загрузка...