Таисия Леушинская

Рифмы жизни. Таисия Леушинская
Поделиться

Таисия ЛеушинскаяВ 2015-м, уходящем году, когда я записываю эту программу (которая, как у нас на «Вере» принято, будет, конечно, повторяться в эфире), – исполнилось сто лет со дня блаженной кончины настоятельницы Иоанно-Предтеченского Леушинского женского монастыря, игуменьи Таисии (в миру Марии Васильевны Солоповой).

«Неоцененной Матушкой Игуменьей Таисией» называл её святой праведный Иоанн Кронштадтский, который в начале их многолетнего общения называл себя духовным отцом игуменьи, а в конце – её духовным сыном.

Бесценная в вечности и совершенно забытая вне церковной ограды, – писал о ней наш современник, священник Геннадий Беловолов, автор послесловия к очередному в новом веке изданию духовных стихотворений матушки Таисии.

…Да, рядом с глубокими богословскими трудами Великой Праведницы, её многочисленными работами о святом праведном Иоанне Кронштадтском (в том числе книги бесед с ним), её животворными «Келейными записками», наконец, биографическим трудом о другой её наставнице – юродивой старице Евдокии Родионовой, – матушка Таисия оставила и своеобычное поэтическое наследие, в котором нашло своё место такое явление, которое я дерзнул бы назвать духовной лирикой.

На берегу реки широкой,
Среди безмолвной тишины,
Сижу я в келье одинокой
В полночи тихие часы.
Еще не брезжится рассветом
Передо мною небосклон, –
Ночным, таинственным приветом
Дарит природа; всюду сон,
И тишину ту нарушает
Лишь тихий плеск ленивых волн,
Когда веслом их рассекает
Рыбак, влача свой утлый челн.
Мой взор куда-то в даль стремится,
Она покрыта мглой ночной;
И сердце просится молиться,
Легко ему в тиши святой!
О, как далека вся тревога,
Мне словно чуждым стал весь мiр
Я созерцаю в небе Бога,
Я ощущаю в сердце мир!   

Игуменья Таисия Леушинская, «В полночный час (на берегу реки, в келье на балконе)»

«Главное в стихах Игумении Таисии открывается, когда помнишь, что они написаны рукою, более навыкшей держать четки, нежели перо, и видишь за строками и рифмами теплящийся огонек лампадки в уединенной иноческой келье, – писал в статье «Поэзия как духовное делание» уже упомянутый священник Геннадий Беловолов, настоятель храма святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, санкт-петербургского подворья Леушинского монастыря.

«Стихи никогда не были главным делом написавшей их, они лишь запечатлели главное в духовной жизни инокини, – а не поэтессы. <…> Стихи матушки Таисии – уникальный духовный дневник инокини, запечатлевший ее опыт богообщения. Название сборника “Духовные стихотворения” обозначает не столько тематику, сколько внутреннее качество стихов. Это стихи-молитва, стихи-исповедь, стихи-проповедь. Это сокровенная “жизнь во Христе” благодатной старицы Божией, запечатленная в стихах, выраженная на доступном нам языке поэзии…»

Счастлив, кто посмеялся мiру,
Его ласкательств не любил,
Кто не служил его кумиру
И жертв ему не приносил!
Счастлив, кто дел чужих не ведал,
Одни свои лишь проверял,
Душою твердо в Бога верил
И от Него награды ждал!
Счастлив, кто шёл путём тернистым
И молча слёзы скорби лил;
Кто духом кротким, сердцем чистым
Терпел – и за врагов молил!

Игуменья Таисия Леушинская, «Счастлив»

В советское время и Леушино и монастырь попали в зону затопления Рыбинского водохранилища. Гробница великой молитвенницы игумении Таисии, находившаяся внутри воздвигнутого ею собора Похвалы Божией Матери, – ныне – под водами рукотворного рыбинского моря, над ней проходят речные суда. А мы, мы смиренно верим в чудотворную силу её молитв, и в её грядущее прославление.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (7 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...